PDA
Приветствуем, Бродяга!
------------
Приветствую тебя, Сталкер!
Ну что стоишь? Проходи, не стесняйся.
Мы рады любым гостям!
------------
Вход

Регистрация


Опрос
Нужны ли нам конкурсы?
1. Да!
2. Все и так отлично
3. Нет
4. Вообще ничего не нужно
Всего ответов: 662

Статистика

Legenda, Stasy, МирСмерть, Fikus, huseinovroma, BuhAuditRMTUG, Piwenko66, rmargoshina

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Stasy  
Форум » Форумы общей тематики » Наше творчество » МВ-2: Святой
МВ-2: Святой
МихаилПозолотинДата: Суббота, 13.04.2013, 13:58 | Сообщение # 1
Новичок
Группа: Пользователь
Сообщений: 1
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны

 
Предисловие
 
 
Давайте
сперва по традиции –
 
Автор
книги не несет ответственности за восприятие и трактовку содержания книги
отдельно взятыми читателями. Книга содержит сцены насилия и жестокости,
ненормативную лексику, а также сцены употребления алкоголя и табака. Автор
просит вас воздержаться от продолжения чтения книги, если вы считаете, что ее
содержание может противоречить вашим религиозным, политическим или иным
взглядам и убеждениям, восприниматься вами как оскорбительное или унижающее
ваше достоинство, либо способно вызвать у вас страх или другие нежелательные
эмоции.
(при
условии, что вам не нравится страх…)
 
…Наверное, я
обречен писать это предисловие всякий раз и до тех самых пор, пока не
переключусь на невинные детские стишки. Давайте заранее помолимся за стишки.
 
а также –
 
Автор
оставляет за собой право вносить в текст книги любые изменения и редактировать
его по своему усмотрению в будущих версиях рукописи.
Автор
также должен упомянуть, что в книге присутствует некоторое количество  цитат, отсылок и аллюзий к разнообразным
фильмам, литературным и музыкальным произведениям, компьютерным играм и прочее
в том же духе. Если кто-либо из правообладателей в связи с этим захочет
изменить соответствующий фрагмент текста, просьба связаться с автором.
Автор
также должен поблагодарить всех тех режиссеров, писателей, музыкантов и других
творческих людей, чьи произведения так или иначе упоминаются в книге, потому
что тем самым они – пусть и невольно – поучаствовали в ее создании.
 
С официальной
частью покончено. Двинулись дальше.
 
У меня есть
немного подробностей. Без которых можно и обойтись, но, поскольку это мои
пальцы печатают сейчас предисловие, я хочу, чтоб подробностей было.
А вы можете
смело их пропустить – человечество точно не вздрогнет.
Итак.
Книжка эта не
шибко серьезная, с долей буффонады и стеба или типа того. Рожденная моей
шкодливой фантазией в заданном мире по нескольким штампам. И только.
Тем более, к
ней не стоит относиться всерьез преверженцам Сталкера – что Стругацких, что GSC. Нет, ребята, берегите
нервные клетки.
Во вселенную
Сталкера я залез в первую очередь с целью эксперимента. Чтобы проверить,
насколько мне будет комфортно в не мной созданном мире. Плюс - захотелось
отдать дань уважения увлечению молодости. Проверил, отдал – вот, в общем, и
все.
С этим
разобрались. Теперь идем дальше.
 
Являясь довольно-таки
честным человеком – как я это сам понимаю, конечно – я не могу не предупредить:
 
- Если вы
необычайно набожны – если вы набожны даже средне…
- Если вам
претит экспрессивная лексика и вы не знаете, кто такой Плуцер-Сарно…
- Если вы –
ярый фанат мира STALKER
и традиций этого мира (хотя здесь это лишь удобная декорация и не более);
 
пожалуй, вам
не стоит читать эту книгу. Потому что она вам навряд ли понравится.
 
А если ко
всему перечисленному у вас еще слабое сердце (или повышенное мозговое давление
и вам нельзя волноваться…ну, знаете, вся эта хрень…) – это может, в итоге,
довольно плохо закончиться.
А мне бы этого
не хотелось. Потому что – кто знает?.. – вдруг, вы были совсем неплохим
человеком?.. или могли бы им стать… Да, точно, вы могли бы им стать. Я в это
верю. Пусть и немного. Но верю.
Или – знаете
что?.. Пропускайте третью главу. В плане сюжета это вполне допустимо. Что будет
дальше – понять довольно легко. Зато вы останетесь чистым и непорочным… но не
чище, чем до Предисловия – тут я, по счастью, бессилен. Ничего не поделаешь, не
всем извращать воду в вино… Хотя я предпочел бы наоборот.
…видите? - я
стараюсь не украсть ваше время. Это честно. По-крайней мере, со стороны.
Ну да ладно,
мы слегка отвлеклись. Что у нас дальше?
Дальше - дилемма.
Потому что в
книге есть мат.
Итак, дамы и
господа, у нас небольшая проблема. Что же нам делать? Как же нам быть?
Я отвечу.
Для начала,
обрисуем ее поточнее.
В книге есть
мат и не сказать, чтобы мало. Это ни разу не фишка, просто для получившихся
персонажей – и диалогов – он был как нельзя более кстати. Естественнен.
Мат был и в
первой книге – да, но всего-то раз пять или шесть.
Здесь его
значительно больше. Так получилось.
Наверное, я
должен просить извинения у всех архикультурных людей и сказать им – извините, ребята,
но здесь много мата.
Тогда вы
ответите - во многих книгах есть мат, вот только – быть может, ты это не знал?
– его там, как правило,  просто
замазывают к х…м. Ну, знаешь, выкидывают лишние буквы и делают вид, что все
хорошо.
Да, я в курсе.
Но мне это не по душе. Не по душе делать вид, что кастрированный мат – это мат.
Или не мат. Потому что все вместе это - оксюморон. Либо мат есть, либо - нет. С
полутонами здесь не сложилось. Иначе, это все то же, что в Brutal Legend выбрать постыдный второй
вариант, после чего игру можно спокойно выбрасывать на помойку.
Да прибудет с
нами Джек Блэк.
Кроме того, я
честно предупредил и искренне убежден, что эту книгу не следует читать детям.
До восьми лет. Да, думаю, так будет реалистично. Потому что те, кому уже восемь
с копейками, знают все эти слова и без меня.
В то же самое
время, это, конечно, детская книжка – мутанты там всякие, пострелушки,
герой-одиночка – по счастью, отказавшийся спасать этот мир. И прочие
птеродактили жизни. У меня нет прекрасной принцессы, зато этот чел объясняется
в любви к автоматным патронам – это его одиночество довело. Такой прекрасный
детсад…
Потому и не
исключаю, что когда превращусь в столь же смачного старого пердуна, как и
Джордж Карлин (упокой кто-нибудь его легкую душу – давай-ка, попробуй… если
сможешь ее отыскать!..), я сяду в кресло-качалку у пылающего камина, а вокруг
меня будут ждать все мои приемные внуки. Где-то человек тридцать пять.
- Деда,
расскажи же нам сказку!..
И я прочту им
эту историю. Она хорошо пойдет после той, где солдат обезглавливает старуху –
ну, например. У меня вырастут чертовски хорошие внуки. Пусть только попробуют
такими не быть.
Впрочем, мы
опять отвлеклись.
Также ее,
наверное, не стоит читать старомодным барышням всех возрастов и покроев и
просто немножко беременным. В последнем уверен не полностью, но их же вечно от
всего берегут?.. Мало ли, вдруг что-нибудь всосётся младенцу и он будет похож
на меня? Особенно, если зачала от голубя.
Хотя, вообще
говоря, люди весьма забавные существа в этом плане – свободно матерясь в
обыденной жизни, они не любят об этом читать…
Ну, да ладно.
И совсем на
десерт – благодарности.
Спасибо Bethesda за обложку Fallout: New-Vegas.
И тому фанату New-Vegas, который сделал текстуры для
кольта.
Спасибо всем
тем замечательным людям, которые прочли мою первую книгу и были настолько
любезны мне об этом сказать – прежде всего, ребятам с форумов 4PDA, Алекса Экслера и
Синтона. А также всем девочкам-лесбиянкам на лесбифоруме.ру и просто девочкам
на Мадемуазель Мари. Моим читателям Самиздата.
Спасибо.
Для кого же
мне еще писать, как не для вас? Самому себя читать мне интересно, но лишь
начальные сто восемьдесят раз – потом приходит предсказуемость, увы.
Если вам
понравилась первая книга – скорее всего, понравится эта.
Мат этой книги
я посвящаю необузданной русской душе.
Правда, я не
знаю, как она к этому отнесется. Наверное, пошлет меня куда-нибудь нах. И это
будет логично. О, да.
А в заключении
я вам скажу, что моя третья книга будет более светской и в том же мире, что и первые
Войны. Но более мрачная и пожестче – так у меня получилось. Поэтому для нее
возрастной детский рейтинг мы поднимем лет до тринадцати. Мы же с вами
реалисты, не так ли?..


 

Добавлено (13.04.2013, 13:58)
---------------------------------------------
-Небеса не любят неучтенных святых.
Потомучто те посылают их к дьяволу.
Уолтер
Ковач.
 
 
 
Шептунья
 
Ранние
сумерки. Зона спала… или только еще просыпалась? Не знаю. Такая странная херь...
Сумерки в Зоне – особое время. И не ночь и не день, а так… что-то между… Зыбкое,
невесомое…вроде все еще видишь, а уже ничему и не веришь… Здесь есть места, где
царят вечные сумерки. Вечный бред, вечный морок. Попал туда – и пропал.
Зона
просыпается, чтобы сожрать очередную порцию душ и засыпает за тем же.
Прожорливая ненасытная тварь…
За спиной унылая
окраина Зоны – Темная Долина, задворки паноптикума. Стылый воздух с ядовитым
душком от болотца, скопище серых бетонных коробок, навсегда облюбованных
крысами… Ржавый серп на открытых воротах. Молот валяется рядом в траве,
победившей асфальт.
Деревья шумят
– скоро дождь. Надо бежать. Не найду ночлег до заката, стану чьим-нибудь
ужином. Ну, или завтраком – как повезет.
Везеньице то
еще, на любителя…
Я-то мечтал
умереть в двести лет в объятиях рыженькой сучки. Оргазм – убийца и анальгетик –
оттащил бы меня в мир иной. А что?.. Это очень хорошая смерть. Раз – и ты уже с
крылышками, с рогами и перешучиваешься с Самым Большим Шутником. Никаких унылых
предчувствий, вселенная кажется раем. Только девочку предупредить не забыть, а
то неудобно получится…
- Это, милая,
мой финал и самая последняя блажь. Начали – и через пару часов я уже труп. Не
пугайся. Слиняй аккуратно и все будет отлично…а деньги лежат на столе.
Ну, или как-то
вот так.
Но здесь мне такого
не светит.
А жаль.
…Впереди
раскинулась Свалка и груды мусора уже фонили издали так, что детектор пел
соловьем и сверкал артефактами.
Некогда. Надо
спешить. Не хочу стать чьим-нибудь ужином. Да и завтраком - не хочу.
По уму,
следовало сразу из Долины идти на Кордон, благо старая дорога через туннель
пока что расчистилась. Месяц назад там не прошел бы никто – все пространство
заполнял винегрет из электр и жарок, так что полез бы туда только самоубийца.
Мазохист-суицидник без малой капли мозгов – есть же способы умереть поприятнее,
мы с вами их только что обсудили...
 Но вот, как-то раз после Выброса, Зону опять
перекроили незримые ножницы и туннель оказался свободным. Надолго ли –
неизвестно, но пока что вход был открыт.
Да, надо было
сразу идти на Кордон. Сейчас бы сидел в каморке у Деда, прихлебывал чай и
раскладывал перед ним свой нехитрый улов под треп старика на житейские темы.
Не судьба. Не
такая судьба.
Уже на подходе
к воротам, за которыми прямая дорога к туннелю, наладонник словил отчаянный sos на
границе со Свалкой. Свободовец Кол – Коломиец Нестор Марьяныч - вздорный
старикашка, но неплохой. Суть из-под мата – анархисты вертались на базу, их
подстерегло шакальё. Все, кто рядом… ну, и так далее.
Я развернулся
и побежал. Хотя по Зоне не бегают, это я так… Здесь и ползком-то не всюду
пройдешь.
Полкилометра
примерно, только перебраться за холм. С Анархией я особо не ссорился, а перед
Колом был чуток обязан по мелочи.
Только вот не
успел. Ну, бывает… но даже трупов не видел. То ли не было, то ли свои оттащили,
что вряд ли. Или их просто кто-то пожрал. Двадцать минут – уйма времени, чтоб
неспеша закусить. Слепые барбосы рвут тушки не хуже пираний, а может быть, даже
проворнее. Такие прелестные песики… только морды все время в крови.
Меж тем, пда
Кола и ещё пять свободовских точек, маячили в сторону Агропрома. Возможно, в
желудках у псов. Ну ладно, я перегнул, собаки железо не жрут…я очень надеюсь на
это.
Другой
человеческой живности в округе не наблюдалось.
Что ж, ну и
ладно. Не очень-то и хотелось. Компании я не искал.
Отребья тоже
не значилось – хорошая новость в зачет. Есть мелкие своры, есть позажаристей, а
есть настолько отгнившие, что доньжат все, что шевелится, без взгляда на масть
и окрас. Такие, однако, живут очень мало. И это прекрасней всего.
Ну ладно, куда
ж мне теперь-то податься?.. Так-то выбор простой: возвращаться в Долину и потом
на Кордон или переться к Предбаннику напрямик через Свалку.
Небо надо мной
было пепельно-желтым, на западе солнце падало в кровавую полосу. На часах
двадцать два-двадцать. Красивый закат, только – не для романтиков. Я не
романтик – я хочу прожить двести лет. Поэтому самое время шукать мне ночлег.
Я еще ни разу
не бродил по Зоне ночью один. И не собираюсь в дальнейшем. Потому и жив до сих
пор.
Ближе всего ко
мне сейчас железнодорожный ангар, там вроде не занято. Какая-никакая, а крыша. Значит,
мне надо туда.
Не будь здесь
ангара, залез бы на дерево. Не смейтесь, я и сам не в восторге, только деваться
мне некуда. Разве что в мусор зарыться?.. но тогда двести лет не прожить. Мечта
сдохнет вместе со мною в лучах радиации.
Да и на дереве
бы меня очень быстро достали. Одни сами куда хошь вскарабкаются, к другому я собственными
ножками спрыгну. Переломаю и радостно поползу на руках. Спасибо Премудрому
Головастику за наше счастливое детство!.. Кушайте, пожалуйста, мою печень – она
у меня очень здоровая. Мозг – хуже, даже есть риск заразиться. Попробуйте сердце
– оно большое и сочное. Правда, немножечко желчное, поэтому с непривычки горчит…

Ну уж нет уж,
лучше бы первые. Есть шанс отстреляться, есть шанс на последний патрон…
Впрочем, о чем
это я?.. Вероятности какие-то строю…будто и не в Жопе совсем…
Ну вот,
наконец, и ангар – темная покатая крыша, проломленная башенным краном. Перед
воротами «карусель». В темноте ее видно получше – переливается сине-малиновым.
На воротинах прорезь - звезда и вездесущие молот и серп. А еще уместно
смотрелся бы скальп первого сталкера, да только где ж его взять?.. Дефицит.
Прикинул - не
скормить ли «грозе» бронебойные, вдруг не один такой умный?.. чем черт не
шутит…ну, мало ли…особенно здесь, где шутки смердят за версту… С другой
стороны, бронебоев было всего ничего, ну а кроме того, перезаряжать – это значит
шуметь. Пусть и тихо, а все-таки…кому надо – услышат...
Ладно, к
дьяволу, рожать надо вовремя.
Осторожно
сунулся за ворота.
Огляделся,
прислушался.
Тишина.
Под самой под крышей,
по правую сторону, метрах в пятнадцати над землей росло дерево. Необычно
зеленое для октября, оно цеплялось прямо за стену, а ветви, плавно переходившие
в корни, змеились во тьму оконных провалов, как черви в глазницах старого черепа.
Что-то
дотронулось до позвоночника, оглянулся – на бетонном заборе в колючей проволоке
сидела фигурка.
Кукла.
Старая грязная
кукла, древняя, как звезда на воротах, да еще без руки и ноги. Обгоревшая, с
выбитым глазом. Перемазана чем-то, личико в липких разводах. Уцелевший глаз
уставился на меня, будто спрашивая – какого рожна мне здесь надо?..
Я отвернулся и
замер, прислушиваясь, с «грозой» у плеча.
Ветер стонал в
горах мусора. Это на Свалке обычная тема.
Тихо…уж
слишком.
Черное небо
над головой. Мертвые стены, ненавистные символы, забытые судьбы…
Подходящее
место для приключений, ага?!
Где эти
блядские романтики, а?.. Да вот же они – кости вокруг под кустами. С ними уже
все приключилось.
Наивные.
Наверное, они
даже остались довольны. «Посетите нас и останетесь здесь навсегда» – вот вам
лозунг обглоданной кости.
…Здесь так
бывает – ты куда-то придешь, а там ни души и тебя это нисколько не дергает. И
ты спокойно так объявляешь привал. Ну, «спокойно» для Зоны, конечно. А на
следующее утро уходишь – и всё. Без последствий. А бывает совсем наизнанку.
Тошно бывает. Сперва, вроде, тихо-спокойно, хоть ножом ее режь, тишину эту…но
крутит тебя с нее в козий рог. Ты нутром чуешь – смерть. Надо валить. Берешь
ноги в руки и – напролом. И хорошо, если вовремя.
В
ангаре на первый взгляд никого. И на второй. Чернильная тьма, кое-где пепельный
свет сквозь пробоины в крыше.
Тихо
и пусто.
Мертво.
…да,
мне не стоило соваться сюда, но альтернатива на порядок похуже.
Огромное
помещение было сквозным, посередине змеились рельсы, а в противоположном конце
ржавели вторые ворота, откатные, из одной створки на роликах.
В
середине ангара два сцепленных товарных вагона, гниющих здесь уже добрую сотню
лет. Только их и было отчетливо видно, все остальное оставалось в тени.
На
пороге притормозил с автоматом наизготовку. Из угла послышался писк. Ну, крысы,
понятное дело. Лишь бы не кто покрупнее…
Где-то
вверху глухо бьют молотком по железу –
…боооммм…
…боооммм…
Однообразно-тоскливо.
Вгляделся – ржавая балка оторвалась одной стороной и повисла, ветер стучит ею в
стену.                                   
Будь
сейчас часов восемь, я бы рискнул пробежаться до Бара. Теперь уже поздно.
Нельзя. Столько всего в темноту повылазило – в одиночку, как пить дать, сожрут.
Многие думают
– здесь не продохнуть от мутантов. Отвернешься от одной страхолюдины – тут же наступишь
на двух. Все немного не так. Нет, бегают, конечно, спору-то нет, но не то чтоб
стада. Да и, большей частью, ночами. Я вот радуюсь иногда – хорошо здесь нет
скунсов. Представляете – двухметровый пушистик и струяка метилмеркамптана,
бьющая наповал. Не долетая земли, ты уже мертв – захлебнулся за пару секунд до
того, как яд растворил твои легкие.
Чур меня от
такого. Уж лучше когти и зубы.
А вот людишки
здесь хуже любых чебурашек. Не все, разумеется, но есть залихватские твари.
Хоть сейчас под стекло и в музей.
…посмотрите
налево – вот экземпляр. Отрезал ногу родному брату и съел. Потом убил брата.
Которым питался еще две недели. Только за счет этого выжил. А теперь посмотрите
направо – детоубийца. Скрывается здесь от судьбы. Утверждает, что Голос велел
ему стать маньяком. Видите шрамы на теле? Так много, что они уже кажутся кожей?
Каждая жертва – засечка. Ну – кто первый сочтет, сколько жертв у него на
счету?..
…боооммм…
…боооммм…
Ветер усилился,
гонг становится звонче.
…Справа
от входа тянется вверх ржавая лестница. Перила выгнуты, ступеньки не все, но, в
общем, пока что держалась. Под моими шагами она грязно ругалась,
протяжно-скрипуче скуля и обещая мне скорые похороны,  но все-таки не рассыпалась в прах. За что ей
большое спасибо.
Под
потолком, метрах в двух от битого шифера, вдоль стены тянулся насест – решетка
из профиля на кронштейнах. Неширокий - на метр, не больше - для ремонтников или
еще для кого. Мне хватит для ночи. Выброс дней через пять, можно не дергаться.
Ну, в пределах нормы, конечно. Совсем не дергаются здесь только покойники –
им-то уже все равно. Пока не воскреснут, сердешные.
Ступил
на решетку – вроде бы крепкая. Прогулялся туда и сюда. Заскрипела, но
выдержала.
Ну
и отлично. Больше ничего и не требуется.
Свернутый
спальник пристроил под голову и улегся с автоматом под боком.
Конец
октября, ветер резкий, сырой и холодный, все деревья давно уже голые, по утрам
на пожухлой траве тонкий иней. Погожих дней всего-ничего. Как сегодня, к
примеру. Погода в Зоне и так-то не балует, а ближе к зиме совершенно препакостная.
Белесого солнца не видно за тучами или висит как бельмо на проплешине неба,
чтоб с наступлением сумерек скатиться за край.
В
такие дни в голову лезут дурацкие мысли. Поневоле ты думаешь – сколько осталось
еще?.. может быть, через час для тебя все закончится?.. Так или этак. Может
быть, к вечеру. Может, через пару минут. Забавно – пройдет две минуты и ты уже
мертв. А две минуты назад ты о чем-то догадывался. Если б догадывался получше,
две минуты стали бы часом. Или сутками. Или годами. Кто знает?..
Не
я. Но я умею догадываться. Мне нравится эта игра. Догадываться. Подозревать.
Многие люди машут рукой, утверждая – не угадаешь. На роду, мол, написано и
прочая лабуда. Сам ли умрешь или убьют, кирпич или нож или пуля?.. Какой-нибудь
психопат или просто паленая водка?.. Один, под кустом или же в собственном
доме?..
…вот
по ржавым перилам ползет черный клещ. Невидимка, если не всматриваться. А в
диаметре больше патрона пээма. Конец октября, а он и не думает подыхать, не
нажравшись чьей-нибудь крови.
Щелчок
– кровопийца отправился в долгий, тоскливый полет…
Я
умею догадываться. Мне это нравится. Не угадаешь? – брехня. Есть вероятности –
ну, так делайте ставки.
Да,
здесь с вероятностями напряжно, согласен. Да здесь даже с силой тяжести нелады.
И тем не менее, где бы я ни был – всего два вопроса. В чем здесь подвох – и как
мне его избежать.
Полезная
привычка из моей прошлой жизни. Иногда ответы надо искать очень быстро. Не
успел – сам опоздал. Но то, что не угадаешь – брехня. Дергаться стоит.
…Лежа
набоку, спиной к кирпичной стене, поглаживал «гром», как живую,
трехкилограммовую кошку. Сам свернулся клубком, поджав ноги. И все равно не
согреться.
А
костра-то и не собрать… да и не из чего…
Ветер
воет как проклятый, в голове тошновато. Здесь такое бывает – можешь долго
прожить, а потом свихнуться с тоски… И – пулю в лоб… в лучшем случае. Сколько
раз так сходилось… не сосчитать… Почему?.. А никто и не знает. Зона-сука мозги
перекручивает. Прибирает к себе, перемалывает…
Лучше
отвлечься, конечно. Только не спать. Ни в коем разе не спать…
Крысы
затеяли драку, гоняя друг друга между кучами мусора. Они кого-то жрали там, в
темноте. Какой-нибудь старый, полузакопанный труп.
…боооммм…
…боооммм…
…боооммм…
Балка
отпевала его низким похоронным дискантом. Может быть, это был драматический
баритон?..
Повернулся
на спину, уставился в темное небо, насколько его вылезало сквозь обвалившийся
шифер. Крыша похожа на сито, если дождь – промокну до нитки… Обвел взглядом
стены – бурый кирпич под остатками штукатурки. Плесень. Сырой запах тлена.
Секунду.
С
плесенью что-то не то.
Или
мне кажется, или?.. я достал из кармана фонарь-карандаш и, прикрывая ладонью,
включил. Тонкий луч выхватил стену, покрытую бурыми водорослями, которые
разрослись по-паучьи, впитавшись в цементный раствор.
Вроде
бы ничего необычного, если б не цвет. А для Зоны и цвет в самый раз. Вот только
минуту назад я мог бы поклясться, что эта гадость… дышала?.. Да, в полутьме краем
глаза я уловил эту дрожь, будто бы рябь пробежала по луже запекшейся крови.
Или
мне чудится, или?.. Да, скорее всего…
Не
сходи ты с ума. Плесень отвратная - да, но деваться-то некуда.
Я
придвинулся к самому краю и вжался в перила, чтоб ненароком не коснуться стены.
Деваться-то некуда…
Опустил
фонарь ниже – на серой штукатурке углем было выведено – «Сдесь православие!» и
дата – 13.02.2013. И подпись – «Писец». И свастика на кресте.
Уроды.

Это
клирики, суки. Судя по свастике.
Дождусь
рассвета и – к Бару, в Предбанник, или еще куда. Осталось всего ничего.
Не
дрейфь, часов через семь ты уйдешь…хотелось бы верить…
…боооммм…
…боооммм…
Балка
не унималась.
…хоть
бы ты оторвалась насовсем…
Да,
согласен, довольно тоскливо. У одиночества есть свои плюсы и минусы. Ты один и
ты сам по себе, ты свободен как ветер, главное – не свихнуться. Справился –
молодец, нет – ну и ладно. Еще одним больше, подумаешь…
А с третьей
стороны - старик из Нишапура был прав. Уж лучше одному, чем вместе с кем
попало. Так дольше проживешь.
Мне
хорошо, я – человек без ответов. Потому что не продохнуть от вопросов.
Я
безпамятный и это, в общем, неплохо.
Многие
и хотели б забыть, а не могут. Я – навряд ли хотел, но забыл.
Не
удивляйтесь, амнезия здесь – обычное дело. Да здесь у каждого встречного
амнезия, у кого и по две. Куда ни плюнь - безумные шляпники. Котелок не в
порядке. Нелады с головой. Каждый пятый без памяти. Или третий?.. не помню…
Такие вот пироги.
Но,
в общем, не страшно. По утрам себя узнаешь? Хорошо. Помнишь, чем пээм
отличается от гранаты? Отлично. Есть шанс прожить еще пару дней. Знать бы только
– зачем.
Без
памяти жить очень весело – начинаешь изучать себя заново. Вспоминаешь поступки,
слова, всякие мелочи, из которых состоит наша жизнь.
Иногда
и людей, только редко.
Хотя
одно огорчало – память возвращалась кусками, урывками – так, как хотелось ей, а
не мне.
Помню
рыжего человека с жестким, черно-белым лицом. Он ходит по огромному городу с
плакатом «Почти что конец». Я знаю его, но без имени. Может быть, это я сам?..
Помню
другого с адмиральскими бакенбардами. Я почему-то ему очень верю.
Вспоминаю
привычки, пристрастия, прочую чепуху про себя.
Любимый
цвет – брюнетка обмазана шоколадом. Можно и рыженькую. Блондинка тоже сойдет.
В
детстве я жил в Огайо, в стране полосатых орланов, в каком-то небольшом городке.
Там много пыли и пристань. Других подробностей нет.
Не
помню ни одного дня рождения и не особо страдаю об этом.
Ненавижу
детей. Не всех, не подумайте. Только визгливых, капризных и бестолковых. Против
спокойных ничего не имею. Мне нравятся спокойные дети.
Когда-то
воевал где-то в джунглях и у меня был приятель – Гек Финн. Но лица его я не
очень-то помню.
Я
крещен старым кольтом-сорокапятником. Мой крестный впоследствии часто мне
помогал.
Вспоминаю
слова – новые, непроздешние, необычные. Они сами лезут ко мне на язык.
Вспоминаю
страны, где, кажется, раньше бывал, но не жил.
Имена
– странные и далекие, про которых я знаю лишь то, что часть из них я убил. А
вторая часть – это я сам. По ночам они обступают меня, стоит только покрепче
заснуть.
Так
я вспомнил много чего, кроме главного – кто я такой и – что я здесь делаю.
И
отчего, стоит мне взглянуть на кого-нибудь, как я тут же знаю – зол он,
расстроен или хочет кого-то убить. Как бы две пары глаз – обычные и потайные.
Да,
вот такой выкрутас. Я, наверное, псих – ничего не попишешь. Но в наперстки со
мной лучше никому не играть. Я не угадаю – где шарик, но я точно почувствую
даже малейший мухлеж.
…В
ангаре, между тем, становилось все холоднее. Стылый ветер обжигал мне лицо,
помогая бороться со сном.
Выдохнул –
облако белого пара.
Так и правда
недолго свихнуться. Надо отвлечься.
Руки совершенно
озябли, закоченели, карманы не шибко спасали от холода. Пальцы ломило тупой
ноющей болью, они потихоньку, но верно немели.
Я лежал, глядя
в небо, сжимал и разжимал кулаки. Помогло, стало немного полегче.
В правом кармане
пальцы коснулись чего-то гладко-знакомого.
Автоматный патрон.

Как  он здесь оказался? Рассеянность…должно быть,
старею.
Достал,
пригляделся – ну да, 7,62 от «грозы». Прохладный, тускло-блестящий, бесстрастный,
он еще не знал, чью жизнь ему надо забрать, но спокойно этого ждал. Самый
терпеливый на свете патрон, вот кто ты есть… Знаешь только одно, для этого
создан, твоя карма выбита у тебя на плече. Да, там так и написано – «Убирайся с
дороги!» Хотя, знаешь что?.. Лучше останься. Тогда я провожу тебя в мир иной.
Снеся тебе полбашки. Не исключено – тебе даже понравится. Хлопот никаких.
Баю-бай…
Вам не
кажется, что патроны похожи на женщин?.. Нет, я серьезно. Может, не все, но
семь-шестьдесят-два – безусловно. Если вам нравится тонкая талия, контур
восьмерки и хороший третий размер. А какое изящество линий!.. Устремленность на
пути к своей цели! Бескомпромиссность, напор!.. Беспощадность аргументов трудно
оспорить, а при скорости в семь сотен метров совсем невозможно. Почти семь
грамм убийственной плоти. И шестнадцать – пока не раздета. Стальная леди, что
тут сказать… Семь-шестьдесят-два, я твой поклонник навеки. Нет, конечно, я буду
тебе изменять, но ты в моем сердце всегда…
Я сплюнул,
чтоб не накаркать.
Приятно
чувствовать, что в любой передряге на твоей стороне есть гарем в тридцать острых
голов. Дочери Елизарова-Сёмина, они всегда наготове, дай только знать…
Что –
становлюсь шизофреником?.. А дальше?.. начну петь осанну ножу?..
Мои
бестолковые мысли разбудили полуночный дождь. Пока еще редкие капли играли стаккато на крыше. В отдалении, со стороны
Агропрома, полузадавленно проворчал гром. Скоро все это разойдется до шторма,
здесь легких дождей не бывает, как правило.
С приходом
дождя воздух слегка потеплел. Холодные капли били в лицо, стекали по стенам,
исчезали внизу, в темноте.
Бурая плесень как
будто придвинулась ближе. Словно пленка засохшего сурика, она влажно блестела,
цепляясь за кирпичи.
Первая молния
осветила ангар – померещилось.
Сколько мне еще
здесь?..
Время
приближалось к полуночи. Еще часов пять и рассвет. Надо дождаться и не уснуть.
Непогода – и
хорошо и плохо одновременно. Хорошо, потому что под грохот дождя не провалюсь в
сон. Плохо – ангар, будто ноев ковчег, привлечет каждой твари по паре. А
компания мне здесь не нужна.
Внизу, в
полумраке, разбавляемом молниями, клубился у самого пола туман. Седые змейки и
всполохи вползали из каждой дыры и обволакивали все фигуры и контуры.
Крысы как
будто бы попритихли. Так, изредка возились в углу, обозначая себя только
шорохами.
…бооммм…
…боооммм…
Ветер
раскачивал балку сильнее, как настоящий заправский звонарь.
Я слегка
передвинулся, чтобы мокнуть поменьше.
От нечего
делать смотрю в темноту.
Глаза слипаются
сами… может, немного вздремнуть?.. я ненадолго… Если б еще эта балка совсем перестала
стучать…
Слева, у входа
– движение.
Сгусток тумана
плотнее других осознанно полз в ворота ангара.
Вгляделся –
вроде почудилось…
Взял в руки
бинокль, навел - ничего. Туман - это дело такое…
Неспешные
молочные волны поднимались от пола, хаотично текли вверх по стенам, перемешиваясь
в причудливом кружеве.
Что-то
мелькнуло в тумане шагов за двадцать от входа.
Присмотрелся…опять
ничего.
Тебе просто мерещится.
От усталости. Надо поспать…
…нет…нельзя…
Позволил глазам
на секунду закрыться, уговаривая себя – все нормально, я на минутку, все
хорошо…
От противоположной
стены приглушенный отрывистый скрип.
Я полуочнулся.

Движение в
угол. Быстрая тень под вагон.
И снова ни
звука.
Секунды
переходят в минуты... я снова падаю в сон…
Внятный продолжительный
шелест.
Что-то
змеилось под слоем теней, осязаемое, но и бесплотное одновременно. Под саваном,
сотканным из тумана.
Там что-то
двигалось.
Крысы замолкли
совсем.
Дождь мерно барабанил
по шиферу.
Тени наползали
на тени, кривлялись и будто злорадствовали.
И я увидел.
Еще одна тень
– черная, длинная – она ползла, извиваясь в тумане, перетекая с места на место,
то исчезая, то вновь проявляясь.
Это был не
мираж. Там, внизу, в холодном белесом дыму, ползло в грязном рубище нечто.
Костлявые паучьи
конечности, слипшиеся редкие космы, дыхание – надсадное, с хрипом, как сквозь
пробитые легкие.
Вот оно
замерло.
Притаилось.
…я застыл, не
дыша.
Хлещет дождь.
Балка заунывно
бьет в стену.
…Примерилось.
Подобралось…
Прыжок.
Предсмертный истерический
визг.
Оно жрало еще
живую крысу. Оставшиеся разбегались по углам.
-
Ну, на хер!..
Я
отшатнулся, впечатавшись в стену затылком. Посыпались звезды из глаз.
Плащ
на плечах немедленно зашипел, задымился. Это плесень наконец-то взялась за
добычу, разъедая потертую ткань. Ветки-щупальца направленно лезли в окно…
Пока
скидывал плащ и растаптывал плесень, оно просто исчезло.
Испарилось.
Будто
и не было вовсе.
И
снова лишь дождь и заунывный колокольный трезвон.
Вот
ведь, блядь!..
Ветви
огорченно поникли, оставшись без свежего мяса.
Надо
валить. И немедленно.
Но
я не успел.
Подхватив
автомат и рюкзак, остановился как вкопанный.
Это
был Голос. Хриплый, с надрывом, будто прострелены легкие.
И
он звучал прямо у меня в голове.
…сдохнешь…
сгоришь… разорву…
Образина
шептала мне в голову.
…еще
живьем разорву…
Даже
не столько шептала – шипела.
…сгниешь…
разложишься заживо…
Она
жила там. У меня в голове.
…с
жара чернеешь…черви живо сожрут…
Господи...
…бооммм!..
…бооммм!..
…бооммм!..
Я
очнулся, будто вынырнул на поверхность.
Ангар
горел.
Захламленный
пол лизало хищное пламя. По стенам бегали жаркие бледные язычки.
Пошатываясь,
кое-как встал. Кубарем скатился по лестнице, чудом не свернув себе шею.
Вот
и ворота. За ними спасительный дождь.
Что-то
вдруг дернуло оглянуться.
Оно
висела в углу черт знает как – на стыке двух стен, раскинув лапы и вниз
головой.
А
потом по-совиному крутануло башкой и уставилось на меня.
Мертвое
старушечье личико измазано свежей кровью. Впадина сгнившего носа. Глаз нет,
лишь провалы, как у трупа месячной давности. Раскрытая черная пасть с
полубеззубыми деснами.
- Вот,
блядь!..
Рванулся к
воротам.
Каких-нибудь
десять шагов…
И тут я
услышал… нет, не услышал…почувствовал…исполинская жажда убить, разорвать и
сожрать…
И понял, что
не успеваю.
В прыжке
опрокинулся на спину, вскидывая руку с «грозой»…
Оно взвилось в
одном длинном рывке. Вытянув лапы с когтями, застыло в беззвучном полете…
Очередь
ударила в тварь, оборвав ее в воздухе. Почти весь рожок пришелся в плечо,
перебив лапу чуть выше сгиба.
Захрипев, отшатнулась.
Подобралась для прыжка…
А я побежал
вверх по лестнице.
Ступени
скрипели и выли.
Тлела плесень.
Ветки обуглились в головешки.
Смрадный дым
заполнил ангар.
И тут она
завизжала.
Заверещала
так, что меня швырнуло об стену и я упал на колени, сдавив уши руками.
Замолкла.
В конвульсиях,
полуослепший, я сдернул с жилета гранату, судорожно вырвал кольцо, швырнул через
перила.
Громыхнуло,
но, видимо, неудачно, потому что через секунду в меня ударила вторая волна.
Она вопила на
одной тонкой ноте, а я корчился на узком насесте, как от зубной боли и
эпилепсии одновременно.
С крыши сыпался
шифер, насест содрогнулся, угрожая уйти из-под ног.
Раздался
грохот, будто кто-то выворачивал дерево с корнем. Противоположная стена
разошлась, провалилась и башенный кран, когда-то упавший на крышу, с треском и
скрежетом рухнул вниз.
И все стихло.
Меня закрутило
в судорогах, мозг танцевал канкан, но я вцепился в перила и, пусть и не сразу,
но встал. На колени – на большее я был пока не способен.
Насест накренился
сильнее, я едва успел подхватить «гром» и рюкзак.
Огляделся.
Ангар окутан дымом
и пылью, видимость нулевая. Одной стены нет. На небе яркие звезды.
Кое-как
выпрямился и, не дыша, на полусогнутых, шагнул к провалу окна, почти полностью
закрытого деревом.
Металлический
лязг - кронштейны вырвало из стены, моя лежанка поехала вниз.
Но я уже стоял
по ту сторону, держась за ветки – или за корни?..не разберешь. Цепляясь за эти
лианы, упираясь ботинками в стену, я, метр за метром, приближался к знакомой земле.
Древесная плоть была на удивление теплой и мягкой, липкой наощупь и заметно
пульсировала. Хрен бы я приблизился к
это

 
StasyДата: Суббота, 13.04.2013, 21:25 | Сообщение # 2
Легенда Зоны
Группа: Администратор
Сообщений: 2736
Репутация: 3216
Статус: Вне Зоны
МихаилПозолотин, поправьте, пожалуйста, форматирование текста. Читать невозможно.

Пост разделен, жду продолжения.




Модератор - это человек, который молится о бесконечном терпении...а мечтает о бесконечных патронах!

Мой блог
 
FikusДата: Воскресенье, 14.04.2013, 13:14 | Сообщение # 3
Добрый ситх
Группа: Администратор
Сообщений: 1248
Репутация: 1312
Статус: Вне Зоны
Цитата (МихаилПозолотин)
Деда,
расскажи же нам сказку!..


Еще yes !!!


Каждый пожинает то, что посеял. (Хан)
 
Форум » Форумы общей тематики » Наше творчество » МВ-2: Святой
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат GSC Game World.
Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения его администрации.
Powered by
razMAX // Design by Best Studio
© 2010 stalker-zone.info
Используются технологии uCoz