PDA
Приветствуем, Бродяга!
------------
Приветствую тебя, Сталкер!
Ну что стоишь? Проходи, не стесняйся.
Мы рады любым гостям!
------------
Вход

Регистрация


Опрос
Нужны ли нам конкурсы?
1. Да!
2. Все и так отлично
3. Нет
4. Вообще ничего не нужно
Всего ответов: 662

Статистика

Legenda, Stasy, МирСмерть, Fikus, huseinovroma, BuhAuditRMTUG, Piwenko66, rmargoshina

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Stasy  
Форум » Форумы общей тематики » Наше творчество » Проект Откровение 18:4
Проект Откровение 18:4
St_ChimeraДата: Вторник, 06.01.2009, 00:24 | Сообщение # 1
Философ-Экзистенциалист
Группа: Свобода
Сообщений: 383
Репутация: 511
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
S.T.A.L.K.E.R.

Проект Откровение 18:4

Пролог

В 2006 году, второй взрыв на Чернобыльской Атомной Электро Станции, всполошил общественность, и образовал странную аномальную территорию, в народе прозванную Зоной. Первые научные и спасательные экспедиции направленные в Зону пропали в безвестности. Тогда аномальную территорию оградили колючей проволокой, блокпостами, и покровом тайны. Несмотря на все попытки официальных властей, не допустить любопытствующих за периметр, они стабильно туда просачивались, обживая Зону, образовывая сообщества, исследуя загадочный окружающий мир. Шесть лет Зона пугала, и интриговала мир, однако в 2012, по неизвестным причинам, она практически вернулась к своему первоначальному состоянию. Однако это «практически», не давало спать многим умам, и в 2014 году был разработан, и реализован проект «Сферы» - защитного поля вокруг Зоны, оберегающего простых людей от ее ужасов.
Вскоре мир изменился. Почти все страны мира пришили к идее Единого Мирового Правительства, как к идее способствующей развитию человеческого общества в целом, и улучшению жизни каждого человека в частности. В 2017 году большинство стран подписали договор об объединении. На первый взгляд социальные проблемы полностью исчезли, хотя на самом деле, они просто стали иными. Появилось понятие социальных пакетов – чем лучше у человека социальный пакет, тем большие возможности перед ним открывались. Однако получить большие права было не просто. Фактически только единицы имели полный пакет социальных прав. По большому счету неравенство узаконили, и коммерциализировали.
Но не все были согласны с идеями мирового правительства. Некоторые страны (преимущественно восточные) отказались объединятся, и фактически остались отрезанными от остального мира. Единое правительство прозвало такие страны террористическими. И для этих террористов Зона представляла собой хорошую возможность для отмщения…

Глава 1: Предупрежден – вооружен.

«… Информация – это сила. Спрячьте ее хорошо!»
Неизвестный

13.11.2027, 6:37 по местному времени.
Электромобиль мягко и почти бесшумно скользил по совсем еще новенькой дороге. Несмотря на достаточно большую скорость, пассажиры физически не ощущали того что они едут куда то. И даже маленький брелок, в форме мишки, подвешенный к потолку, недвижимо располагался в пространстве, хотя ему и полагалось раскачиваться при такой скорости. Старая, человеческая привычка, брать с собой в дорогу мелкие фетиши, предназначенные то ли для принесения удачи, то ли просто для украшения обыденного рабочего места. Привет из прошлой жизни. Давно и напрочь забытой жизни, где простой кусок железа мог стать символом везения, и монетка порой решала судьбу армий.
Майор Мэтью Кейн не верил в удачу. И пережил многих полагавшихся на нее. Тонкий расчет, самообладание и целеустремленность – вот, по мнению бывалого солдата, настоящие составляющие успеха. Все остальное – человеческая глупость, призванная замаскировать недостаток воли, и профессионализма. Если тебе повезло – значит, противник совершил ошибку. В следующий раз на его месте окажешься ты. Пусть даже и не в следующий – рано или поздно собственная безалаберность погубит тебя. Смерть, наверное самая легкая плата за подобные просчеты. Невыполнение задачи, вот тот максимум, который затребует от тебя фортуна. И свою цену она возьмет в любом случае, даже не удосужившись, посмотреть тебе в глаза. Вместо этого придется созерцать классический, рассеченный надвое овал. Задницу короче.
Майор позволить себе такую роскошь не мог. Жизнь ничто, сущая мелочь, по сравнению с благом родины. Правда Майор имел довольно абстрактное понятие, о том что же именно представляет из себя эта Родина. Простой ли это кусок земли, имеющий определенные географические объекты, и климатические условия? Карта ли в атласе, на которой обозначены символами полезные ископаемые, и многомиллионные города? Может быть это тонны книг, с описанием истории и национальных героев? Или все же люди, своими индивидуальными характеристиками формирующие такое же не менее абстрактное понятие как нация? Мэтью никогда не отвечал для себя на этот вопрос, предпочитая просто выполнять свою работу. Приказали – задачу выполнил, и так по кругу. Ничего личного, и ничего лишнего. Тем и хороша такая жизнь – отсутствием вопросов, и ненужных размышлений. Кому не нравится – пусть идет учится на философа, и плещет языком на все четыре стороны. И пусть перед такими не встанет ребром вопрос о смысле прожитой жизни, у Мэтью было счастье совсем другого порядка. Гордость. Гордость от выполнения заданий, имеющих общенациональную важность, задач с которыми справляются только такие же как сам Майор одиночки. И плевать что мало кто знает о нем. Гордость – чувство не всегда уместное, к тому же это один из семи грехов …
А ведь иногда командование ставило перед ним задачи, которые благородством не пахли даже если их опрыскать духами Channel #5. Но совесть просыпается с годами, а их Майору исполнилось не так уж и много… Поэтому до поры, до времени можно вымазать свои руки грязью и дерьмом, а может и чем нибудь не столь вонючим, но не менее липким. В какой то степени ему даже нравилась такая работа. Не то чтобы он любил убивать, нет конечно! Просто это был его единственный талант, данный то ли богом, то ли чертом дар, впрочем дар весьма сомнительного свойства. И потому он почти никогда не задавал лишних вопросов. Задачу поставили – выполнил, отдохнул, снова в бой. Простенький замкнутый круг, позволяющий сохранить рассудок в порядке, когда не всем это удается. Опять же главное не задавать лишних вопросов.
И Мэтью не задавал их. Никогда. Или все же нет. Был один вопрос, от ответа на который зависело отправится он на задание или нет. Присутствие гражданских. Если быть более точным, женщин и детей. Если они числились в задании, в графе «Нежелательные цели», то… все, дальнейшие пляски проходили без присутствия майора. Впрочем за всю карьеру, Кейну пришлось отказаться всего раз… Не так уж и много, для десятилетнего летнего стажа.
Поэтому когда начальство в короткой, сугубо - официальной форме предложило ему в два часа ночи собраться и лететь к черту на рога, точнее на объект особой важности № 2:12, в народе именуемый просто Зоной, для оперативного разрешения «Одной проблемы» , Майор только и успел подумать:» Кажется рыбалка сегодня отменяется». Несмотря на некоторые сомнения в целесообразности присутствия на данном, лет 13 назад законсервированном объекте, специалиста такого уровня. Вроде бы Зона фактически прекратила свое существование летом 2012 года, исчезнув так же внезапно, как и появившись. Просто, одним погожим днем, произошел мощнейший выброс, по силе не имевший себе равных, и примерно через час, в 16:43, по времени мирового правительства, и в 21:43, по местному, аномальная энергия начала покидать эти, прежде гиблые земли. Буквально за несколько дней, дотоле загадочное, ужасное, и еще черт знает какое место, стало не опаснее детской песочницы. Но поскольку Зона являлась фактически неизученным «восьмым чудом» света, гарантий никто не давал. Гарантий в том что еще одним, безусловно солнечным днем, она не вернется так же внезапно. Впрочем для такого непредвиденного случая, и возводилась Сфера – чудо научно- технической мысли, одно из величайших достижений 21 века. Действовала она предельно просто: 12 специальных генераторов, равномерно распределенных по периметру Зоны, создавали мощнейшее энергетическое поле, не пропускающее ничего, как внутрь, так и изнутри, и даже солнечным лучам с трудом удавалось пробивать себе дорогу. Это вот поле и было названо для простоты Сферой. Со стороны она выглядела эффектно – особенно если смотреть ночью, и с хорошей точки обзора. Правда желающих понаблюдать находилось не так уж и много, ведь для этого пришлось бы подъехать к Сфере достаточно близко, а укоренившийся у обывателей суеверный страх, перед этим, несомненно проклятым местом, мешал здесь проведению импровизированных экскурсий. Мэтью тоже испытывал некоторый страх – правда это был скорее страх перед неизвестностью. Зачем начальству понадобилось посылать его в Зону, да еще в 2 часа ночи, если там даже крыс нет? Не иначе яйцеголовые натворили каких дел, а военным разгребать… Но опять же должно было случится нечто из ряда вон, если возникла необходимость в присутствии Майора. Готовься солдат к неприятностям… Ох намучаешься ты с этим заданием, ведь и сам чувствуешь! Так чего спрашивается согласился, ответил бы нет, и остался бы в своем праве. Но нет, мы ведь не ищем легких путей, а то что стремно, так не впервой, привыкать что ли? Как никак не первый раз замужем. А потому ноги в руки и на самолет. Взявши по пути нечто полезное и информативное о Зоне. Дабы находится в курсе так сказать. Итак какая у нас лучшая книга о Зоне? Ага, « Шесть лет Отчуждения», лауреата Нобелевской премии Сахарова. Хорошая такая книжечка, помимо всяких научных наблюдений, и специфических терминов, там нашлось место даже для простых размышлений. Ну таких, которые понятны всем, ну или почти всем. Старик кстати умер через 2 месяца после награждения. Некоторые говорят, что захирел без Зоны, вроде как болячка есть, преимущественно у сталкеров, кто в Зону начнет ходить, потом уже не может вернутся к прежней жизни. Все время такую душу будет обратно тянуть, не ради денег, а просто, потому что тянет. Знают же, как опасно, и все равно лезут. Надо бы к таким утверждениям относится с известной долей скепсиса, если бы не одно но. Психологи работавшие со сталкерами, после того как Зона преобразилась, отмечали у подопечных повышенную депрессивность, неврозы, постоянную апатию. Обычные психологические приемы оказывались неэффективными. Фиксировались и суицидальные порывы. Иногда с летальным исходом. Попытки прорыва, через нововозведенные блокпосты, также имели место быть. Понятное дело безрезультатно, поскольку новую, «Безопасную» Зону охраняли почему то пуще прежнего. Парадокс.
Мэтью поежился, как будто от холода, хотя где ему тут взяться, в комфортабельном салоне электромобиля. Просто крошечная мысль, возникшая и умершая настолько мгновенно, что даже не причинила положенного беспокойства, успела одернуть от размышлений. Майор посмотрел в окно. Нет, определенно, его тут быть не должно, не его это места, совсем чужие, чужие и дикие. Все эти кривые, больные деревья с неконтролируемым ростом, необузданная природа, грязный, нестерильный воздух. Чужая архитектура, чужие улыбки, чужие проблемы… Да здесь даже солнце светит не так! Здесь проблемы, одни проблемы, у каждого кто здесь живет проблемы, очень большие проблемы. Любой небрежный взгляд, брошенный в лицо живущих в этом секторе, мигом почувствует отчаяние, и тоску. Прямо таки вселенскую. Сколько же они все страдали, если у них такая обреченность во взгляде? А ведь Майор даже близко не подъехал к границам Зоны. Неужели она растянута на многие сотни километров, вместо положенных тридцати? И почему, черт возьми почему, их проблемы должен решать он, солдат совсем чужой родины, которому плевать на их страдания? Кто ответит на этот вопрос? Хотелось сплюнуть, но для этого пришлось бы открыть окно, через которое мигом залетит «чужой» воздух. Нет, уж лучше сделаем это мысленно. В кого бы плюнуть…?
- Недолго осталось, - водитель, русский солдат, во второй раз за поездку заговорил. Почувствовал что Майору не терпится оказаться на месте?
- Выражайтесь точнее, сержант, - Мэтью просто терпеть не мог непрофессионализма. Причем под непрофессионализмом подразумевалось все, начиная от незнания технических спецификаций последних оружейных разработок, заканчивая неточностями в формулировках.
- Расчетное время 15 минут, сер!
Излишне пафосно, подумал Кейн. С таким гонором в цирк идти, а не в армию. И… а ладно к черту их всех. Непрофессионалы. Были, и будут.
Мэтью медленно достал из нагрудного кармашка золотой медальон, с портретом сестры, единственную вещь, которую он брал на каждое задание. Мягким, осторожным движением, словно боялся повредить, открыл его. Провел пальцем по родному лицу. На душе легче стало. Выходит она есть все таки у него, хоть и скрыта за семью печатями. Сержант водитель, бросил беглый, почти незаметный взгляд в сторону Кейна – интересно чем это там начальство занимается. Майор с трудом поборол желание заехать нагловатому, и нетактичному русскому по зубам. Своим, в общем то вполне естественным и несознательным движением, он почему то нанес обиду Кейну. Хотя он не мог знать, что там у Майора, но Мэтью расценил это как пошлый взгляд брошенный на его сестру. Мнительный Майор, его иногда так называли в глаза, и за глаза. Но сестра – это святое, любой плотоядный взгляд, остановившийся на его Эмили, мгновенно классифицировался Майором, чуть ли не как преступление перед родиной. Иногда кара наступала вскоре, когда особо наглые представители мужского пола, пытались завести знакомство. Знакомились они в итоге лишь с кулаком Майора. Сестренка, конечно не одобряла такого бережного отношения к себе. Но попробуй обуздай старшего брата, слишком рано прочувствовавшего на собственной шкуре, как может быть жесток мир. « Мэтт, ну так нельзя ведь! Ты же не думаешь что у всех дурные намерения? Люди разные….» Так всегда она говорила, умиротворяющее проводя ладошкой по его щеке. И он не знал, как ответить ей. Просто молчал.
Скупым движением убрать медальон. Сделать глубокий вдох. Попытаться отречься от посторонних мыслей. Не выходит. Стареешь Майор? Нет, быть такого не может. Надо снова попытаться… да, вот так значительно лучше. Только все равно стареешь. Раньше лишние мысли уходили словно по мановению волшебной палочки – чух, и все, никаких заусенец, на монолитной плите сознания. Ныне необходимо держать руку на пульсе, дабы поезд разума не съехал с рельс ненароком. Чревато, Майор, на задании думать о постороннем чревато. Впрочем какого черта? Ты ведь еще не согласился, не подписывал смертный приговор составленный непонятно кем, и для кого. Может и не подпишешь, ведь не уверен наверняка, да и смертные приговоры разные бывают, например без «взгляда со стороны» и, без туннеля со светом.
Эх, Эмми, она ведь еще маленькая была, когда родителей не стало. Всего десять лет. Многое ли можно понять в этом возрасте, когда вера в Санта Клауса сама собой разумеющаяся. Наверное все, кроме смерти близких людей, которую и в преклонном возрасте разум отказывается воспринимать как нечто обыденное. А Мэтью, семнадцатилетнему парню, самое время было показать, свою самостоятельность, граничащую с патологическим желанием доказать личную способность преодолевать препятствия. Юношеский максимализм, и замещение реальности в одном лице. Или флаконе, так формальнее и бесчеловечнее, и более соответствующе ситуации… Тогда было трудно, а теперь… легче, но не без проблем. Эмили 21 год, время выбрать общественно полезную профессию, и прокладывать свою тропу. Она говорит что сама справится, да куда ей? Маленькая совсем, пусть и старше, чем ты тогда, но все равно маленькая. И видно в кого удалась, кто руку к воспитанию приложил. Хочет поступить в Гарвард, а нельзя – доступный пакет социальных услуг не позволяет, надо выбирать что попроще. И ведь не заикается даже о своих стремлениях, не хочет добавлять брату лишней головной боли, всего самой хочется добиться.
« Нет сестренка, не в этот раз», - Майор мысленно разговаривал сам с собой, - «пусть ты сама никогда не затрагиваешь эту тему, но я то знаю! Из кожи вон вылезу, но твои мечты не будут ждать другого времени, как мои, до сих пор лежащие в долгом ящике…»
- До прибытия на точку 5 минут,- снова рапортовал водитель-русский.
Майор откинулся на спинку сиденья, и расслабившись закрыл глаза. Необходимость проведения небольшой релаксационной процедуры, стала очевидной. Потом совсем не останется времени, по прибытию на объект придется стать сосредоточенным и подчеркнуто серьезным.
Лишь Мэтью мимолетно закрыл глаза, как возникло желание не открывать их как минимум десять часов. Вот так просто – не видишь что вокруг, и нет проблем. С глаз долой, из сердца вон – жаль только тревожившее Майора засело уж никак ни в сердце. Впрочем оно отпускало, а большего и не требовалось. Поэтому…
…Рядовой летний день, каких мир уже немало повидал, на своем то ли длинном, то ли коротком веку. Самый что ни на есть обычнейший детский парк - зелень травы вокруг, желтизна песочниц, синева неба - и мелкая ржавчина, на не совсем новых детских качелях. Впрочем ребятню это мало волнует - некоторые даже не могут произнести это слово, не говоря уже об его осознании, и противлении этому неприятному явлению. Они и не противятся - лишь радуются на этом празднике жизни, беззаботно носясь от одного аттракциона, к другому, не задумываясь о том, что будет завтра. Вот один малыш споткнулся, привстал, оглядел свое колено, и как то задумчиво потер красное пятно, не преминувшее появится, на дотоле девственной коже. Ему вроде бы и больно, но почему то плакать не хочется - очень уж забавной кажется эта клякса, на маленькой ножке. И он не плачет. Но вот подбегает Мама, и все становится на свои места - она выглядит взволнованной, и мальчик понимает что просчитался. И как по команде включает "режим плача". Мама встревожена - значит что то не так, надо заплакать, и почему не сделал этого раньше? А мама уже успокаивает, обнимает, говорит ободряющие слова. Это всегда будет неизменным. Ну т.е. мамина забота и ободряющие слова, исполнится которым не всегда дано. Еще одна неизменная вещь.
Однако далеко не этот инцидент приковывает внимание Майора. И не десятки ему подобных, в различных вариациях повторяющихся на этой детской площадке. Нет, сердце его замирает при виде молодого паренька, лет 12-14, но уже обладающего телосложением практически взрослого мужчины, и маленькой семилетней девочки. Они соревнуется между собой, бегут из одного края площадки в другой - по видимому на спор, или нечто подобное. А может и просто играючись. Несмотря на прогнозируемый результат, в виде победы парня, по видимому являющимся страшим братом девочки, малышка явно лидирует. Вот уже и финиш близок, и юноша казалось возвращает себе утраченные позиции, но нет - делаются последние шаги, и чемпионом становится девчушка. Она улыбается, она чрезвычайно радуется этому обстоятельству:
- Ну вот я и выиграла Мэтт, ты проспорил!
- Да уж…- парень улыбается в некотором лукавом, смущенном удивлении, - вот как ты уже выросла, а ведь совсем недавно была вот такой - и он жестом показывает, какой же именно она была недавно.
- А ты не поддавался?- Сестренка смотрит на брата с чисто детски-непосредственным недоверием, которое удивительно идет ее живому лицу.
- Ну конечно нет!
-А не врешь?
- Разрази меня гром, если вру,- Мэтт с нарочито серьезным видом прикладывает руку к сердцу, совсем как при клятве. А еще через секунду заливается неудержимым смехом. Сестренка поначалу обиженно поглядывает на брата, но сдается под напором искреннего веселья, и через несколько мгновений люди начинают смотреть на них, как на сумасшедших…
- Приехали сэр… сэр? К несказанному удивлению водителя сержанта, этот майор - америкашка, уже успевший произвести впечатление строгого, и ответственного человека, заснул… И это почти что на боевом посту! Вот уж действительно век живи, век учись, а в людях все равно не научишься разбираться. «Сэр, в пункт назначения прибыли.» - громко, но в то же время мягко произнес Сержант, стараясь формулировать предложение как можно более формально. Вдруг этот буржуйский офицер только такие фразы и воспринимает? « Очнулся… черт его дери.» с облегчением подумал водитель.
“ И как это я умудрился? – удивление Кейна было пожалуй более сильным, нежели удивление его перевозчика. Ему то что, поди и не такое видывал, а для Майора данное событие равнялось смачной оплеухе. И если бы физической – нет пощечина была скорее моральной, ментальной, душевной, т.е. внешне не проявленной, но тем более сильной. И хотя эта слабость частично объяснялась фактом, недосыпания Майора, он себя нисколько не оправдывал. Напротив – старался мысленно пристыдить, и обругать себя всеми возможными и невозможными непристойностями. А потом сообразил, что и это не лучший способ сконцентрироваться, и в сердцах сплюнул. Типа все, инцидент исчерпан. Однако тут было еще одно обстоятельство.
« Этот сон… к чему он приснился… да еще в такое время?- Кейн начал усиленно массировать виски, буквально вдавливая пальцы в кожу. Болезненно, зато помогает сосредоточится. Его временный подчиненный тем временем застыл в ожидании, дальнейших распоряжений, или команды “Свободен”. Майор правда обращал на него внимания не больше, чем на птицу, сидевшую на дереве, в трех метрах, от электромобиля. И поскольку Сержантик не спешил первым нарушить молчание, оно рискнуло затянутся на долго. Рискнуло, да не затянулось – буквально через полминуты, Мэтт завершил свои «процедуры», и вздохнув как можно глубже, обратился к своему водителю:
- Отведешь меня, и можешь быть свободен.
- Да сэр! – Сержант заглушил мотор, нажал несколько клавиш на панели управления, и с поспешностью выбрался из мобиля. Кейн последовал его примеру, радуясь возможности размять свои занемевшие мышцы. Очутившись на свежем воздухе, Мэтт вдохнул этого самого воздуха, пуская его глубоко в легкие. Пахло молодыми елями, древесной смолой, опавшими листьями, и поздней осенью, уже несущей на себе печать скорой зимы. Было очень прохладно, если не сказать холодно, поэтому глубокий вдох принес больше неудобства, чем облегчения. Майор оглянулся, осматривая местность, вокруг блокпоста. Пейзаж производил гнетущее впечатление, навевал уныние, и отлично подошел бы к фильму – триллеру, с самоубийством в финале, вместо хэппи-энда. Не хватало лишь дождя, для полного счастья, и тогда бы окружающая местность наверняка вдохновила бы какого ни будь художника – пейзажиста, на шедевр средней руки. Жаль деятели искусства редко захаживали в эти живописные края.
- Сюда сэр, - безымянному сержанту хотелось как можно скорее передать в чужие руки, бесценную, заморскую ВИП персону. Кейн ответил коротким кивком, и бросив последний взгляд на природу, решительно направился за своим проводником, чьи надежды исполнились раньше чаянного – как оказалось Майора, не просто ждали, а ждали с нетерпением. У входа в блокпост, Кейна встретил солдат, судя по нашивкам – лейтенант, и отдав честь, бодро отчеканил:
- Здравия желаю Майор Кейн! На русском. Мэтью знал русский очень не плохо, и простая встречная фраза не представляла для него никакой сложности, и тем не менее, приветствие, лучше было бы услышать на родном языке. Как дань уважения. Но то ли Лейтенант не уважал Кейна, то ли банально не знал языка, но поздоровался таки на русском. Пусть так…
- Позвольте я проведу вас.
Кейн снова ответил легким, даже небрежным кивком, предпочитая не открывать рот понапрасну. Успеет еще…
Когда чужеземный майор, вместе с провожатым скрылся в глубине здания, сержант водитель, носивший старинное славянское имя Иван, и не менее славянскую фамилию Иванов, подумал про себя:
« - Слава тебе Господи! Несет хрен знает зачем сюда, а нам их тут ублажать. Выкобенивался всю дорогу, а сам какую штуку выкинул – за пять минут до приезда заснул. Вот хохма, надо будет нашим рассказать. Хотя фиг его разберет, что там в голове, у этих иностранцев – чужая культура блин. Единство, равенство, сплоченность, - последним словам, являющимся лозунгом Единого мирового правительства, Иван придал саркастической окраски, - Эх, Ма, во рту маковой росинки не было. Надо бы исправить этот недочет…»
И насвистывая себе под нос, Ваня, приступил к выполнению боевой задачи, поставленной самому себе, самим собой.

* * *[color=orange][color=yellow]

Добавлено (06.01.2009, 00:24)
---------------------------------------------
Помещение ЦБОЗ (Центральный Блокпост по Охране Зоны) встретило Кейна идеальной чистотой, порядком, тишиной, и дежурным на входе, с лицом смертника. Холл был хорошо освещен, и своим аскетизмом в оформлении удовлетворил бы любого поборника прагматизма, и примитивизма. Центральная лестница, ведущая на верхние этажи, да два коридора, один сворачивающий налево, другой соответственно направо. Никаких хитрых лабиринтов, и мудреных архитектурных излишеств. Майора налево вести не собирались, равно как и направо, вместо этого Лейтенант, которого кстати звали Алексей Серебряков, повел Мэтта выше, по лестнице. Она успела сделать несколько витков, прежде чем Кейн и его проводник оказались на нужном этаже. Далее следовал переход по какому то чересчур узкому коридору, просторный зал, снова узкий коридор, приведший к массивной двери, изготовленной из дерева, в то время как прочие замеченные Кейном были металлическими. Алексей услужливо открыл дверь, подождал пока Майор зайдет, и безмолвно отдав честь, удалился, предварительно закрыв Мэтта в кабинете, оставив его в неведение, относительно дальнейших действий. В комнате, в которой очутился Кейн, никого не было. И что удивительно – в ней была вторая дверь, ведущая то ли в еще какой то внутренний кабинет, то ли даже в целый коридор. От нечего делать, Майор принялся рассматривать убранство кабинета. Ему припомнилась статья в журнале, в которой утверждалось, что по интерьеру комнаты, можно многое узнать о личности владельца. Мэтт так и не добил ту статью до конца, предпочтя ей, новости спорта. Сейчас стало немного жаль, этого обстоятельства – кто знает, что в жизни пригодится.
В общем и в целом, ничего особенного в кабинете не было – стандартный интерьер помещения, принадлежащего военному старшего офицерского состава; ни тебе творческого беспорядка, ни маниакального педантизма. Мебель не имела никаких отличительных признаков – точно такая же стояла в кабинете у полковника Дента – прямого начальника Мэтью. Вот разве что большой книжный шкаф – немного странно наблюдать его в таком месте. Кейн подошел к шкафу, и взял первую попавшуюся книгу – ею оказался «Дивный Новый Мир», за авторством Олдоса Хаксли. Книга была незнакома Майору, что впрочем было понятно – когда ты только и делаешь что убиваешь, чтение становится на последнее место, в списке твоих хобби. Кейн открыл книгу, и прочел первую строчку на которую попал взгляд: «Неужели не хотите быть свободными, быть людьми? Или вы даже не понимаете что такое свобода, и что значит быть людьми…» За спиной Мэтта раздался слабое, но намеренное кашлянье. Кейн вздрогнул, и почувствовал себя пятилетним мальчишкой, стянувшим на кухне пирожное до обеда.
Появившийся так неожиданно человек, который скорее всего зашел через вторую дверь, был низковатого роста, носил нашивки полковника, и держал руки за спиной. На первый взгляд нельзя было сказать точно сколько ему лет. Может быть сорок, а может быть и пятьдесят. На его лице присутствовали черты и сорокалетнего, и пятидесятилетнего. Волосы – без малейшего намека на седину, никаких залысин на голове, темный цвет. Низкий лоб, сросшиеся брови, правильные черты лица, гладкая кожа. Никаких признаков морщин на этом, казалось бы стопроцентно сорокалетнем лице. И Кейн уже почти уверился в том, что этому незнакомому полковнику сорок, кабы не глаза – они, казалось, прожили гораздо больше остального организма, и чуточку не соотносились с общей картиной. Как принято писать в романах – эти глаза светились мудростью прожитых лет. От себя бы Кейн добавил, что они не только светились, но и как будто насмехались, иронизировали над всем, что видели. Очень странное впечатление производили эти глаза, не гнетущее, не неприятное, а именно странное.
- Здравия желаю, майор Кейн, - полковник первым нарушил молчание, - полковник Роллинс. Как вы добрались?
- Спасибо, нормально, - когда Мэтт отдавал честь, книга была предательски зажата в левой руке, и приносила некоторый психологический дискомфорт. «Черт бы побрал эту книгу»,- подумал про себя Майор, не зная что делать с этим продуктом человеческого ума. Не бросать же его на пол, а положить обратно уже не позволяла ситуация.
- Сразу хочу извинится что пришлось вызвать вас так внезапно, отрывая вас, от вашего отпуска, - голос у Роллинса был слегка хрипловатым, мягким, и как бы вкрадчивым, - однако ситуация сложившаяся у нас, заставляет меня прибегать к таким мерам. Нам просто необходим специалист вашего уровня…
Полковник затих, по видимому ожидая что Кейн предпочтет прокомментировать вышесказанное, однако Мэтт решил молчать, пока не возникнет прямая необходимость в диалоге. Роллинс слегка кивнул, как будто бы в удивлении, и продолжил:
- Я полагаю вы в курсе на объекте какой важности сейчас находитесь (Кейн кивнул), эта Зона… сколько мировые ученые не бились, но так и не нашли внятного объяснения причин ее возникновения, не смогли сформировать законы ее существования; да по правде говоря изучив материалы, собранные на протяжении всех лет существования Зоны, я пришел к выводу что этих законов нет в принципе. Просто удивительно как Зона не заняла гораздо большую территорию, чем эти тридцать километров. И то что она исчезла… это просто замечательно, но если бы мы могли узнать причину, по которой это произошло… но это невозможно, так как Зона практически не поддается изучению, способами, которые может предложить наука на современном этапе…
Мэтью было не очень интересно слышать эту Бла-бла-бла информацию, однако понятное дело, виду он не подавал, все своим лицом выражая готовность ловить каждое слово, брошенное полковником. Который тем временем продолжал:
- Поэтому потерю Зоной своей аномальной сущности, нужно воспринимать не столько с оптимизмом, сколько с настороженностью – вполне возможно что это всего лишь временная фраза, в цикле ее развития. К тому же не стоит отрицать теоретической возможности воздействия на Зону, скажем так искусственным путем…ее повторного создания.
- А такое может быть? – Мэтт даже немного удивился, - если ученые до сих пор не могут постичь загадку Зоны, как они могут сотворить нечто подобное?
- Наши ученые, да, не могут, но кто сказал что Зону сотворил человек? – на лице Роллинса появилось некоторое подобие усмешки.
- Вы что, намекаете на инопланетян?
- А почему бы и нет? Вселенная бесконечна, и нам, с нашими скудными познаниями, в ней отводится не такой уж большой уголок. Если вы чего то не видели, это не значит что этого нет. Тут как с ветром. Знания человечества еще так скудны, и мы еще пытаемся все тайны мира грести под нашу гребенку. Впрочем я отклоняюсь от темы, если захотите мы продолжим эту дискуссию как-нибудь в другой раз, однако сейчас времени у нас почти нет.
Кейн ничего не ответил. В принципе ему было по барабану как появилась Зона, и существуют ли инопланетяне. Его работа – жать на курок, а не выписывать формулы, писать трактаты, или тыкать микроскопом в эти.. аномалии, или как их там.
- Моя мысль сводится к тому, что Сфера строилась не просто так, а для конкретных целей, т.е. защитить человечество, если Зона снова покажет свою аномальную сущность. Причем произойти это может не только по естественным причинам, но и… опять таки по искусственным.
- Инопланетяне снова вернутся? – Мэтт просто не мог не удержатся от шутки, хотя ситуация прямо скажем не располагала к этому. Казалось бы эта реплика должна была задеть Роллинса, но он даже виду не подал:
- Вы напрасно иронизируете Майор. В жизни все бывает гораздо прозаичнее. Пусть человек осознано не в состоянии создать, или повлиять на Зону, однако он может совершенно случайно нарушить естественный ход вещей. Чтобы создать Химическое оружие с определенным эффектом, нужно обладать определенными знаниями, и способностями; но даже простой человек может смешать все со всем, и получить какую-нибудь гадость. Так и тут.
- Я так понимаю, кто то уже успел сделать нечто трудно-поправимое?
- Еще нет, но если мы не будем действовать быстро, то все возможно, - своим лицом Полковник старался выразить всю важность, и ответственность момента. Впрочем, как ни странно Кейну тоже уже было не до шуток. Он был по крайней мере заинтересован. Все таки не каждый день, его приглашали в такие экзотические места, и так туманно обрисовывали ситуацию.
- Давайте поскорее перейдем к делу!
- Да пожалуй. Ситуация такова: Три часа назад, один из наших западных блокпостов, был атакован группой неизвестных лиц, точный состав отряда неизвестен, однако по предварительным расчетам, их количество не меньше чем пятьдесят лиц. Они были хорошо вооружены, и подготовлены. По видимому они принадлежат к какой нибудь террористической организации. Сами знаете сколько их развелось в последнее время – они не могут делать ничего другого, кроме как вредить мировому сообществу, и оспаривать идеи Единства, Равенства, Сплоченности (всю эту пропаганду Кейн пропускал мимо ушей). Если им только удастся сделать с Зоной что нибудь… хм, нехорошее, только представьте как это может отразится на мировой политике, не говоря уже о том, что это ставит под угрозу жизни тысяч, а может быть даже миллионов людей.
- Но как подобное могло произойти? Насколько я знаю, Зона охраняют как зеницу ока. Или это не так?
Полковник Роллинс, казалось был смущен:
- Так, все так, но… никто не застрахован от непредвиденного. У нас есть подозрение, что где то здесь у них был сообщник, или что то в этом роде. В своих людях я уверен, но Зону охраняют объединенные войска, русские и украинские в том числе – за них я не ручаюсь.
- Много времени уже потеряно… - хотя Кейн произнес свою фразу с интонацией, это было простой констатацией факта.
-Да, но к счастью путь по котором противнику придется пройти, не самый удобный – там сплошные топи, сухое место найти весьма проблематично. Это затруднит дальнейшей продвижение неприятеля.
-А собственно куда они стремятся? И почему вы не послали отряд им вдогонку?
Полковник впервые за время разговора пошевелил чем то более серьезным, нежели мускулами лица, и переместился в другую часть комнаты. Казалось ему несколько затруднительно говорить. Но он все же продолжал:
- Не все так просто. Отвечу на второй вопрос- они заминировали за собой выходы с блокпоста, а попасть в Зону можно только через него – в другом месте сфера не позволит, отключать ее только для того чтобы пустится в погоню слишком рискованно. По этой же причине мы не можем послать воздушную погоню, к тому же техника работает в Зоне весьма нестабильно. Можно было бы отправить на перехват подразделения с других защитных пунктов, однако человеческие ресурсы, имеющиеся в нашем распоряжение, оставляют желать лучшего – хороший солдат не сможет долго протирать штаны на такой работе. Ведь до этого дня все было спокойно, и прогнозируемо. Настолько тихо, что некоторые люди в правительстве уверившись что все так и будет, урезали нам бюджет – и соответственно, людей стало меньше. Да и кто тут сидит? В основном – исполнители, умеющие выполнять приказы, нажимать на курок, и ничего более (Майор при этом высказывании как то поежился). В этой же ситуации нужны люди умеющие мыслить нестандартно, умеющие импровизировать, профессионалы вроде вас.
«Лесть, но приятная» - подумал Кейн, вспомнив что тщеславие тоже грех.
- Ответ на первый ваш вопрос – ЧАЭС. Скорее всего они направляются именно туда. Если и есть разгадка Зоны, ее сердце – то только там. Когда Зона еще не потеряла своей аномальной сущности, в ней обитала сталкерская группировка, клан если хотите, под названием “Монолит”, члены этого формирования верили, что внутри ЧАЭС существует этот самый Монолит, некий кристалл, инопланетного происхождения, призванный изменить жизнь на Земле. Боевики этой группировки охраняли подходы к ЧАЭС, а после исчезновения Зоны, большинство из них погибло, остальные сошли с ума.
- Все это конечно весьма, и весьма интересно, но кажется у нас нехватка времени, - несмотря на то что, Кейн говорил очень серьезно, и выражение лица у него было соответствующее, вид его был презабавен – ведь он все еще стоял с книгой! Надо отдать должное Роллинсу – он казалось не замечал этого обстоятельства, и если и смотрел на Мэтта, то только ему в лицо. Причем Майору становилось слегка не по себе – все таки взгляд у полковника был странным…


I just... do things!

Сообщение отредактировал St_Chimera - Вторник, 06.01.2009, 03:45
 
St_ChimeraДата: Вторник, 06.01.2009, 00:48 | Сообщение # 2
Философ-Экзистенциалист
Группа: Свобода
Сообщений: 383
Репутация: 511
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
- Да вы снова правы… ваша задача такова – во главе одного из отрядов, коих будет пять, включая ваш, продвигаться вглубь Зоны, и вполне возможно придется дойти до ее Центра, т.е. Чернобыльской Атомной Станции; Обнаружить противника, и сковать его боем, помешать дальнейшему его продвижению. Отряды будут состоять из профессионалов, так что численный перевес противника не должен сыграть никакой роли. В случае если террористов окажется значительно больше предполагаемого, вы можете вызвать подкрепление, но только если будете уверены что не справитесь – мы не можем зря рисковать охраной остальных блокпостов, вполне возможно, что нападение может повторится. Впрочем я надеюсь что до этого не дойдет. По ходу выполнения задания могут поступить дополнительные инструкции, впрочем и до этого может не дойти.
Мэтью спросил, слегка удивленно:
- Какого рода дополнительные инструкции?
- К сожалению пока не могу сказать вам нечто более определенное, - произнося эту фразу, Роллинс, слегка отвернулся, - так как сам еще не в курсе. Мне просто намекнули, не уточняя, может быть опять боятся утечки.
- Мне это не нравится, - Кейн сказал это просто так, даже не надеюсь, что его высказывание примут во внимание.
- Мне тоже, но я ничего не могу поделать, - Полковник казалось был солидарен с Кейном. Да и еще… возможно с этого стоило начать, вы в праве отказаться – все таки ваше подразделение действует в других, пусть и похожих ситуациях, и на другой территории, да и обладает определенным правом выбора…
«К чему эта речь?», - мелькнуло в голове у Мэтта. Он даже и не думал отказываться. Конечно дело было опасным, в чем то даже странным… и он действительно имел право отказаться, все таки прямого приказа участвовать в этой операции от своего начальства он не получал…
- Естественно ваши заслуги не останутся незамеченными… как насчет полного пакета социальных услуг?
Если бы при этих словах Майор внимательно смотрел Роллинсу в глаза, он бы возможно уловил искорку ухмылки в его глазах. Но он смотрел себе под ноги. Его считай задели за живое – это именно то что нужно было на данном жизненном этапе. В сознании всплыл образ Эмили… ее мечты, стремления… они могут быть достигнуты. Надо только согласится. Так в чем же проблема? В некоторой недоговоренности? Подумаешь если и скрывает Роллинс что нибудь, так уже случалось не один раз… пусть он и как то грамотно все обставил с этим предложением. Возможно он копался в досье Кейна, был наслышан о нуждах его семьи, о том что Майор не женат, и самым близким человеком для него является сестра. И ради нее он готов на все. Как тут можно отказаться? Тут еще эта книга, торчащая в руке, и приносившая определенное неудобство… Мэтт решался несколько мгновений, но за этот короткий промежуток времени надумал цельный вагон, причинно-следственных связей. Многие из них заходили очень далеко, но желаемого не давали. Поэтому…
- Перейдем к обсуждению деталей, - спокойно и уверенно произнес Кейн. Развернулся и поставил книгу обратно на полку.
Полковник Роллинс не переменился в лице, услышав слова Мэтью, казалось все происходило так, как он и предполагал. На улице было все так же холодно…

* * *

Брифинг занял примерно двадцать минут. За это время обнаружилась уйма интересных и не очень деталей, куча значительных и не очень обстоятельств. Самым важным, и не очень приятным фактом для Кейна стало включение в его группу двух… ученых. Да именно так, причем эти ученые составляли ее половину , т.е. фактически кроме Майора, в ней присутствовал только один солдат, да и тот русский. Или украинец, что для Мэтта было в общем то одним и тем же.
Кейн вначале даже не поверил своим ушам – в операции, по сути являющейся боевой, присутствуют ученые. Имеющие свою собственную задачу, о которой Майору знать совсем не обязательно, и даже более того не желательно! На вполне закономерный вопрос Мэтта, Роллинс уклончиво ответил, что, мол, он и сам не в курсе, что он находится в таком же информационном положении. Кейна такое объяснение удовлетворило мало, но ничего поделать он уже не мог – отказываться было поздно, да и невозможно. Но недоверие к Полковнику увеличилось. Причем вот странное дело – Роллинс казался абсолютно искренним, а недоверчивость Кейна базировалось на неких странных, субъективных ощущениях, скорее даже предчувствиях. Привыкнув всегда игнорировать подобные чувства, сейчас Мэтью не мог так просто от них отмахнутся. То ли из-за влияния Зоны (может она и на такое способна, подумалось тогда Кейну), то ли еще из-за чего-то, привычная настороженность приобрела излишнюю навязчивость. Правда Майор прекрасно умел с этим справляться. Все что мешает выполнению поставленной задачи, должно быть незамедлительно загнано в дальний угол. Пусть даже ценность задачи весьма сомнительна.
В итоге схема выходила примерно следующая – группа Кейна, в составе четырех человек, являет собой центр. Остальные четыре группы, как бы держат центральную в кольце, хотя если быть более точным, с точки зрения геометрии – в квадрате. Они оберегают Кейна и сотоварищи от возможных неприятностей, а также разведывают местность. В итоге операция превращалась из «Найти и Уничтожить», в «Доставить в целости и сохранности». Как то именно так показалось Мэтту, хотя высказывать свои мысли вслух он не стал. Ему платили не за слова, а за конкретные действия.
Последним этапом подготовки, стал подбор необходимого снаряжения. И если комплект аппаратуры, защитные костюмы, были предоставлены так сказать по умолчанию, то оружие Майор выбирал сам, исходя из личных предпочтений. Благо оружейный склад, обнаруженный Кейном на блокпосте, предоставлял широкие возможности, по вооружению. Здесь были как легкие, компактные пистолеты, так и тяжелые гранатометы, со всеми возможными примочками. Что уж говорить про разнообразные модели штурмовых и снайперских винтовок, которые присутствовали не то что в изобилии, а скорее в чрезвычайном избытке. Мэтт себя снайпером не мнил, считая что командир отряда должен быть на передовой, а не отсиживаться где нибудь засаде. Примерно по этой же причине на роль основного оружия не подходил гранатомет – это оружие бы скорее подошло добродушному здоровяку, с глупыми шутками. Таскать его с собой, случая ради – не выход. Имеется в виду гранатомет, здоровяк очень даже пригодился. Вообще Кейн предпочел бы сейчас сжать в руках свою персональную винтовку, с которой побывал не в одной горячей точке. На ней даже присутствовали зарубки, как делали в старину, правда не по количеству убитых врагов, а по количеству операций, прошедших идеально. По мнению Майора конечно. Таких зарубок было четыре… Жаль, но винтовка сейчас находилась далеко.
«Отдел экспериментального оружия» - прочел Мэтью, надпись горящую на электроном табло, висевшем в конце длинного зала оружейной. Стенд, на котором располагалось это самое экспериментальное оружие, был наполовину огражден, от остальной части помещения. Обнаруженные Майором образцы, были по большей части незнакомы даже ему, что говорило само за себя. Какие то нейтронные - интерполяторы, и иже с ними. Одно вообще похоже на переносной пылесос, с рюкзаком вперемешку. Были и очень солидные и интересные модели – в другой ситуации Кейн не преминул бы опробовать на практике эти стволы, но сейчас не имел возможности. Оставалось наслаждаться визуальным контактом. И Мэтт уже собирался развернуться и уйти, как вдруг в процесс любования орудиями убийства, вмешался некто.
- Занятные игрушки, не так ли? –раздалось над самым ухом Кейна, так что он даже вздрогнул от неожиданности, на ходу разворачиваюсь, и пытаясь вспомнить, что означает слово «занятные».
Человек, расположившийся за спиной, обладал голубыми глазами, и весьма примечательной физиономией. Складывалось ощущение, что родители, при его сотворении сами не знали, каким желали бы его видеть. Такого странного совмещения характерных черт, Мэтт не видел давно, может быть даже никогда. Мощная челюсть, нос упрямого человека, мутные глаза отстраненного пофигиста – все вместе это формировало очень необычную общую картину. Человек обладавший подобными чертами, мог оказаться как алчным сластолюбцем, так и тихим альтруистом. Вариантов хватало. Человек – загадка, разгадать которую Кейн пожелал бы из чистого любопытства.
- Ээ… с кем делю честь? – Вопрос незнакомца Мэтью проигнорировал. Тот слегка усмехнулся, и с несколько наглым интересом принялся рассматривать Майора:
- Честь, ммм… имеют, хотя звучит это несколько пошло, - Незнакомец приложил руку к подбородку, будто придерживаю голову, и стал похож на мудреца, столкнувшегося с занимательной дилеммой, - Андрей Приходько, т.е. простите майор Андрей Приходько.
Андрей протянул руку, вроде простым движением, а вроде бы и демонстративно. На его лице присутствовали доказательства как простоты, так и демонстративизма. Поди разбери, что преобладает. Но загадки загадками, а пожать предложенную руку надо. «Это становится интересно», - подумалось Кейну, - «он что тоже участвует в операции?» Последнюю мысль Мэтт даже озвучил.
- Да, участвую. По видимому у нас с вами одна цель… хотя мотивы различны, - под конец Андрей понизил голос чуть ли не до шепота, и изрядно добавил многозначительности. Мол как хотите, так и понимайте. Это не пришлось Кейну по душе. Он вообще не любил намеков, и недоговоренностей:
- Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду.
- Не понимаете… я так не думаю, если не секрет, из какого вы подразделения? – когда Приходько говорил, лицо его не выражало ничего, кроме сдержанного интереса.
- Если это имеет значение… S.F.O.D. , - эту аббревиатуру Кейн тщательно проспелинговал.
- Таких людей так просто не приглашают, нанести визит вежливости. Значит сложившаяся ситуация, действительно исключительна. Не боитесь идти в Зону?
- Нет. А стоит? – свое отрицание Мэтт подкрепил соответствующим выражением лица.
- Думаю да. Странное это место, или скорее страшное, по крайней мере было таковым. Может и осталось, кто знает…
- Много знаете о Зоне?
- Может быть да, а может быть и нет. Понимаете, никогда нельзя сказать что знаешь о чем либо много. Жизнь любит устраивать сюрпризы самоуверенным.
- А вы не считаете себя самоуверенным?
- Может быть считаю, а может быть и нет, - Андрей снова ответил уклончиво, добавляя изрядной иронии в голос. Правда Кейну было трудновато различать иронию на чужом языке, а прочесть ее на скрытном лице Андрея, не предоставлялось возможным. Приходько добавил: «Все познается в сравнении, не так ли…?»
- Может быть, а может и нет, - Мэтью ответил в духе Андрея, чем вызвал у него честную улыбку,- и вообще мне бы хотелось понять: к чему эти расспросы? У меня нет времени вести отвлеченные беседы в данный момент. Кстати у вас вроде бы тоже…
- Я просто хотел узнать вас поближе, нам ведь вместе сотрудничать. Если я вас чем то задел – прошу прощения, это вышло случайно, - Андрей примирительно поднял руки.
Кейну в это слабо верилось. Говорить в сейчас не хотелось, хотя совершенно очевидно что надо бы. Бредовая ситуация.
- Боюсь нам придется сотрудничать при отсутствии близкого знакомства, уж простите. Вы позволите?
- Да, конечно, - Андрей демонстративно отодвинулся, и с интересом смотрел за удаляющимся Мэтом. В раздумии покачал головой, и медленно направился к одному из оружейных стендов.
Кейна обуревали противоречивые чувства. С одной стороны состоявшийся диалог был странным, и несколько неприятным. А с другой – Андрей ему чем то понравился. Может быть своей таинственностью. Такой или станет лучшим другом, или будет злейшим врагом. Делать прогнозы в такой ситуации – дело неблагодарное. Поэтому Майор не стал этим заниматься. На горизонте маячили куда более важные, и приземленные задачи…

* * *

Полковник Роллинс стоял у окна, умиротворенно скрестив руки на груди, и расслабленно рассматривая территорию блокпоста. Группы перехвата были отправлены буквально пять минут назад, соответственно часть проблемы была успешно решена. Из окна открывался вид на дорогу, ведущую в Зону, на охранные вышки, и казармы солдат – они слегка маячили справа. Часовые на вышках честно отрабатывали свое жалование, напряженно осматривая местность. У казарм, два бойца, о чем то нервно спорили, причем один стоял по стойке, а второй, наверное более высокого ранга, усиленно жестикулировал, по видимому подкрепляя этими жестами нецензурные выражения. Казалось все были не нервах, что неудивительно, учитывая последние события. Тучи медленно сгущались над сферой, будто у них тут место встречи.
Казалось теперь, когда группа перехвата уже в пути, Роллинсу стоит волноваться меньше. Но один фактор мешал Полковнику расслабится полноценно. Фактор этот сидел в кресле, и холодным, сверлящим взглядом пронзал Роллинса. Даже когда он не смотрел на посетителя, Полковник все равно ощущал на себе ожидающий взгляд, словно спрашивающий: « Ты хорошо подумал? Ты уверен?». Не лучшее ощущение. Посетитель был высок, худощав, и одет в строгий, деловой костюм, темно-синего цвета. Лицо его было бледноватого оттенка, а кожа словно натянута на череп. Темные глаза двигались плавно, порой подолгу останавливаясь на одной точке. Взгляд Неизвестного нельзя было назвать отсутствующим, хотя сконцентрировано – осмысленным он тоже не был. В руках у Посетителя находился небольшой аккуратный чемоданчик, с символом «лямбды», на одной из сторон. Руки Незнакомца, недвижимо лежали на чемоданчике. Голос у него был низкий, практически лишенный эмоций:
- Вы уверены в этом… как его… Мэтью Кейне? - Паузы в речи странного гостя, казалось были вызваны, не попыткой вспомнить нужное имя, а попыткой придать безжизненному голосу хоть какой то выразительности.
- Абсолютно. Это человек который всегда выполняет приказы, если уже согласился на операцию. Я хорошо изучил его досье. Он справится.
- Если вы заблуждаетесь… у нас нет права на ошибку. Если дела пойдут не так, как надо… ваша голова первая полетит с плеч. Вы это понимаете?
- Как никто другой. Вам ни к чему это мне говорить, по моему мы с вами в одной упряжке. В случае неудачи вам тоже будет не очень приятно, не так ли?
- Не совсем. Я имею более значительную роль, чем вы, поэтому мне переживать не за что, - гость явно чувствовал себя увереннее хозяина, и все своим видом стремился это подчеркнуть.
- Я свое слово сказал, - Роллинс держался молодцом, - этот Кейн надежен как дорогие часы. Тем более я его хорошо замотивировал. Ради семьи человек готов на все, тем более если близкий человек у него один. Семья – крепкий крючок…
- Эти тонкости меня не интересуют. Если этот майор справится – не важно чем вы его соблазнили. Если нет – тем более. Во всяком деле важен результат, а не предпосылки и процесс.
- Согласен. Результат будет, я гарантирую.
Посетитель встал, и поправив свой костюм, с нарочито серьезным видом проговорил:
- К сожалению вынужден покинуть вас. Еще одно неотлагательное дело. Как бы ни утверждали некоторые, находится в двух местах одновременно я не могу.
- Понимаю, понимаю, - Роллинс закивал головой.
Незнакомец уже собиравшийся уходить, слегка повернул голову в сторону полковника:
- Может быть да, а может быть нет.
И слегка улыбнулся. На улице тем временем стало моросить…

конец первой главы smile


I just... do things!

Сообщение отредактировал St_Chimera - Вторник, 06.01.2009, 02:18
 
stalkeristДата: Вторник, 06.01.2009, 04:24 | Сообщение # 3
Новичок
Группа: Одиночки
Сообщений: 108
Репутация: 79
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
St_Chimera, не затягивай с продолжением... но и не спеши, чтобы не испортить. Задумано не плохо, читается легко. Удачи в творчестве.
С уважением я. smile


 
)(Strelok)(Дата: Суббота, 10.01.2009, 21:58 | Сообщение # 4
Ветеран
Группа: Пользователь
Сообщений: 1188
Репутация: 646
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Хорош ,хорош ничего не скажешь! thumb thumb thumb Не побоюсь сказать прямо таки профессиональный рассказ. Жду "To be continued..."

В душе Мастер и монолитовец!
 
sartДата: Среда, 14.01.2009, 02:36 | Сообщение # 5
Зам по Нефиг Делать
Группа: Мастер
Сообщений: 933
Репутация: 1600
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
А по шее????)))) Гонорар пополам!

Добавлено (14.01.2009, 02:36)
---------------------------------------------
а вообще Хорошо!


Хорошее дело раздвоение личности, всегда есть на кого спихнуть!
БеСстрашный.
 
SacredДата: Пятница, 23.01.2009, 15:20 | Сообщение # 6
Новичок
Группа: Свобода
Сообщений: 24
Репутация: 44
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Прочитал. Мне понравилось! ВСЁ ПО УМУ! Жду продолжения..... smile

Sacred
 
GalleXДата: Воскресенье, 25.01.2009, 11:57 | Сообщение # 7
Группа: Удаленные





St_Chimera, отлично пишешь) Хотя скажу честно, сюжет немного напомнил какой-нибудь голливудский фильм. smile Скорее всего это из-за имен главных героев и темы о террористах. Но это уже мое мнение. Читается легко. Есть рассуждения, но без излишеств. Вообщем, молодец! Ждем продолжения. smile
 
PADONAKДата: Вторник, 27.01.2009, 00:36 | Сообщение # 8
Новичок
Группа: Наемник
Сообщений: 63
Репутация: 86
Замечания: 40%
Статус: Вне Зоны
Мэтью Кейн - это-же главгер Quake 4 lol

 
St_ChimeraДата: Вторник, 27.01.2009, 00:41 | Сообщение # 9
Философ-Экзистенциалист
Группа: Свобода
Сообщений: 383
Репутация: 511
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Quote (PADONAK)
Мэтью Кейн - это-же главгер Quake 4

Да, я потом это вспомнил. ГГ я получил путем совмещения имен двух личностей - солиста группы Muse - Мэтью Беллами, и актера Майкла Кейна biggrin
Вообще это не единственная пасхалка в первой главе. smile


I just... do things!
 
Vedun13Дата: Среда, 28.01.2009, 10:51 | Сообщение # 10
Новичок
Группа: Свобода
Сообщений: 30
Репутация: 36
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
St_Chimera Всё путём,
Когда же будет продолжение?
Мы этого все очень ждём!!!!!!! biggrin


Пришёл....! Увидел....! Победил....!
 
St_ChimeraДата: Среда, 28.01.2009, 10:59 | Сообщение # 11
Философ-Экзистенциалист
Группа: Свобода
Сообщений: 383
Репутация: 511
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Вообще, уже готова 3 глава, но по некоторым личным причинам, я пока не буду выкладывать smile Зато, потом, вам будет чем занятся happy

I just... do things!
 
МумияДата: Вторник, 14.04.2009, 06:18 | Сообщение # 12
Проводник
Группа: Одиночки
Сообщений: 923
Репутация: 1190
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
St_Chimera очень интересно,затягивает прямо сказат smile Будем ждать продолжения! wink
Не затягивай yes


 
ЕкатеринаДата: Понедельник, 27.04.2009, 14:44 | Сообщение # 13
Медицинский работник ДОЛГа
Группа: Долг
Сообщений: 1273
Репутация: 914
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Когда продожение будет??? очень интересно! biggrin



Уничтожим Зону ВМЕСТЕ.
 
St_ChimeraДата: Четверг, 21.05.2009, 10:58 | Сообщение # 14
Философ-Экзистенциалист
Группа: Свобода
Сообщений: 383
Репутация: 511
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
По многочисленным просьбам трудящихся выложу часть второй главы smile

Глава 2: Встречают по одежке… а провожают в белых тапочках.

«…Небо здесь было низкое, и какое-то твердое, без этой легкомысленной прозрачности, намекающей на бездонность космоса и множественность обитаемых миров, - настоящая библейская твердь, гладкая и непроницаемая»
«Обитаемый Остров», Братья Стругацкие


16.11.2027, 7:50 по местному времени
Возможно ли всегда играть по правилам? Можно поставить и другой вопрос – нужно ли? Нужно ли следовать догмам и предписаниям, позволив им покрыть тебя непроницаемым панцирем устоявшихся мнений, и закостенелого мышления? Возможно нарушение определенных традиций грозит всеобщим осуждением, трагедией, страданием для дерзнувшего иметь право, и окружающих. Ведь это назовут преступлением, неслыханным кощунством, безумием высшего порядка. Мир не изменится, а лишь еще больше убедится во вреде перемен. Но возможен и другой вариант. Если человек по настоящему уверится в необходимости поступить не так как все, вопреки другим, а так как он хочет сам, по велению сердца, или просто по холодному расчету. Такой человек поплывет против течения, посмотрит обществу в глаза, и, осознав последствия, скажет: « Вы неправы». И ему будет мало дела, что вокруг него все начнет выворачиваться наизнанку, становиться с ног на голову, и лететь в пропасть. Враждебные слова для него – лишь пустые звуки, враждебные взгляды – лишь тусклые точки, на бескрайнем горизонте открывшихся возможностей. Препятствия не остановят его, беды – не сломят, сомнения не одолеют. Ибо он уже не будет преступником, нет, он станет новатором, революционером и победителем. Пусть не сразу, но он станет легендой, пусть не при жизни, но мифом. И тогда каждое его слово, оброненное мимолетно станет откровением, и будет передаваться из уст в уста. Каждая его мысль образует новый закон, священное правило, которое со временем станет таким же закостенелым, как и то, что было до него. Новый закон будет ждать пока его не заменит еще более новый, придуманный очередным победителем, выбившимся из серой массы. И из этого замкнутого круга, выход вряд ли найдется когда нибудь. Хотя если и найдется … не станет ли он входом в очередной замкнутый круг, более изощренный, но все такой же безнадежный…
- Небо какое странное… и не тучи ли над нами собираются, - подняв взгляд к небу, Мэтт желал, хотя бы приблизительно понять что там происходило, - черт из-за этой сферы, неба не разглядишь нормально! Блейк! Как хотите, но предоставьте точную информацию по атмосферным осадкам.
Человек, к которому обращался Кейн, был несколько ниже его самого, примерно метр и восемьдесят сантиметров. Лицо его было скрыто защитным шлемом, из-под стекла которого просматривались только карие глаза, и несколько кривоватый нос. Мэтью не успел толком разглядеть его, в те короткие мгновения перед началом операции. Запомнились лишь седые волосы, и морщинистый лоб, выдававший человека, привыкшего к мыслительной работе. Никаких выводов о личности Мэтт делать не стал, а теперь было не время.
Роберт Блейк быстро взглянул на небесную твердь, и по видимому удовлетворившись увиденным, обратился к своему мини – компьютеру, выполненному в виде браслета на руке. Нажав несколько клавиш, и дождавшись ответной реакции, он, довольно хмыкнув, переключил внимание на Кейна:
- Вы правильно угадали, над нами собираются тучи, и дождь не заставит себя ждать. Впрочем хочу вас успокоить – здесь он ощущаться почти не будет, сфера как-никак. Кажется дождь для вас является неблагоприятным фактором, при проведении операций?
- По-разному бывает, иногда можно извлечь выгоду даже из казалось бы бесполезных и вредных вещей, - Кейн не решался сдвинуться с места, будто ожидая окончательного вердикта небес. Остальные члены группы немного растерянно замерли, изредка бросая ожидающие взгляды на своего командира. Помимо Мэтта и Блейка, в группу входило еще два человека, ученый, ассистент Роберта, и солдат, рядовой Сергей Кимлик. Научного ассистента звали Максим Верба. Фамилия автоматически превращающаяся в кличку, в компании не слишком изобретательных граждан. Максим и Сергей в некотором роде являли собой противоположности – низенький, подвижный, все время порывающийся что-то сказать Максим с одной стороны, и вяловатый, молчаливый Сергей с другой.
- В общем схема такая: Я иду первым, сразу за мной вы Блейк, затем Максим, и замыкаете группу вы, рядовой Кимлик. Всем быть начеку, заметите что нибудь подозрительное, или странное – сразу докладывать. Вас Блейк это касается в первую очередь, вы специалист по Зоне, пожалуйста следите чтобы я не вляпался в какую нибудь аномальную хрень. Вопросы есть?
- Да. Что следует считать странным? - это заговорил Сергей.
- Все что приковывает ваше внимание дольше, чем на секунду. Все что выбивается из общей картины. Так понятнее?
- По моему, это место само по себе выбивается из общей картины. У меня уже странные предчувствия. Мне докладывать?
- Ваши предчувствия меня не волнуют, - казалось, Кейн с трудом сдержал приступ гнева, - Сообщайте о конкретных, объективных явлениях, а не о своих ощущениях. Еще вопросы есть?
Блейк выразительно поднял указательный, и средний пальцы сложенные вместе, испрашивая возможности говорить. Мэтт утвердительно кивнул.
- Смею вам возразить Майор. В Зоне любое странное ощущение может быть признаком присутствия мутантов, или действием пси-аномалий. Поэтому считаю своим долгом попросить всю группу, и вас Майор, в том числе сообщать мне обо всех непонятных душевных переменах, странных мыслях, и тому подобном. Во избежание неприятных инцидентов в будущем.
- Кажется, в Зоне уже выродились мутанты?
- Обратите внимание на первое слово в вашем вопросе, а еще лучше мысленно подчеркните его, или обведите рамочкой. Точных сведений о вырождении мутантов у нас нет. Вернее они точны на 99,5%. Это не полная гарантия, и вполне возможно, что некоторое количество тварей сохранилось, и сумело приспособиться к новым условиям.
- Ладно, значит, будем докладывать. Мне следует узнать о Зоне еще что нибудь? – несмотря на очевидный щелчок по носу, внешне Кейн выглядел абсолютно спокойным. Вопрос остался риторическим, - итак с этим разобрались. Кто еще хочет высказать свои предложения?
Мэтью с ожиданием обвел всех взглядом, однако Блейк уже высказался, Максим смущенно смотрел себе под ноги, а Кимлик отрицательно помахал головой, стараясь не смотреть Кейну в глаза.
- Прекрасно. Значит выдвигаемся.
Мэтт подождал, пока все выстроятся в нужном порядке, затем развернулся, предварительно украдкой взглянув на Блейка, и убедившись, что на датчике движения пусто, решительно направился вперед.
Первое впечатление, как известно, самое сильное. Может быть не самое верное, а то и вообще ошибочное, но с тем, что оно самое сильное, не поспоришь. А вот ощущения Кейна были скорее сумбурными, и гнетущими. Да он многое повидал за годы своей службы. Бывал он и в практически разрушенных городах, куда Майора со взводом солдат высаживали прямо после бомбардировки. Там был огонь, постоянно разрушающиеся здания, погребающие под собой еще живых людей. Там были умирающие люди, все в крови, и люди которых можно было собирать по кусочкам. Вонь и копоть, дым, который вытеснял собой нормальный воздух. Ненависть, ощущающаяся физически, грохот взрывов, стоны умирающих, и крики врага, выпрыгивающего на тебя, в самый неожиданный момент. К этому, хоть и с трудом, но Кейн привыкнул. Поэтому не ожидал чего-то поражающего, и удивительно страшного от Зоны. Если бы это было так…
…Заброшенное здание непонятного назначения, хотя если судить по ограждению, и оборудованной огневой точке, неподалеку, это было нечто вроде военной базы, или контрольно пропускного пункта. Никаких признаков разрухи – стекла в окнах целы, на стенах нет следов обстрела. Пусть здание выглядело старым, но, казалось, обитатели только вчера покинули его. Пустота. Дальше – больше. Брошенная в спешке техника, остовы машин, не слишком-то проржавевших за прошедший срок, разбросанный повсюду мусор. Растительность, не угнетаемая более людьми, вовсю буйствовала, отвоевывая все новые и новые территории, всем своим видом являющая человеку картину его ничтожности. Все, что было создано человеческими руками, сейчас безжалостно попиралось ногами природы, наконец-то сумевшей поквитаться за бесчисленные поражения прошлого. Радость Гринписа, и символ краха одновременно. И ладно бы только визуальная картина – ее еще можно как-то терпеть. Но человек не только видит, но и слышит. А слушать то как раз в Зоне нечего. Т.е. абсолютно нечего. Ветра не было – значит, листья не шелестят, прогнившие форточки не гремят, раскачиваясь туда – сюда, как маятниковые часы, отмеряющие бесполезные секунды. Время остановилось здесь, и неизвестно когда снова вступит в свои права. Мухи не жужжали – потому что их не было. Живых существ тут не было. Если не считать мутантов, которые, еще не факт, что существуют. Кейн сейчас согласился бы схватиться со страшной тварью, лишь бы не оставаться наедине со своими мыслями. Не самыми жизнеутверждающими. Но Зоне было плевать на его желания, и на его мысли. Если она действительно была живым существом, как верили некоторые, то сейчас она спала, или затаилась, как это делают хищники. В данный момент Зона не походила, на дом ужасов, кошмарный аттракцион, какой ее изображали сталкеры. И тем загадочнее она виделась теперь…
Всего пять минут тишины в Зоне, и Кейну захотелось заговорить на какую угодно тему, пусть даже самую глупую. Молчание было уж чересчур подавляющим. Правда если бы Кейн спросил того же Блейка, допустим какой последний просмотренный им фильм, вряд ли он отреагировал адекватно. Помощь, как всегда пришла неожиданно. Передатчик в шлеме Мэтью сначала коротко прожужжал, а затем раздался голос лидера одного из отрядов:
- Левиафан, это группа Суслик. Враждебной активности замечено не было. Продолжаем движение. Отбой.
Примерно через одинаковые промежутки времени поступили рапорты остальных отрядов – групп Носорог, и Барсук, содержание которых было примерно одинаковым. Последней на связь вышла группа Ворон:
- Левиафан, это группа Ворон. У нас чисто, исследовательский модуль проверен, копирую и высылаю данные, - Кейн с некоторым трепетом узнал голос Алексея. Только теперь он говорил на английском, и на удивление почти без акцента.
- Ворон, это Левиафан, ничего подозрительного не заметили? - Мэтт решил задать посторонний и ненужный вопрос, только чтобы услышать собственный голос.
- Нет, Кейн, не заметил. Продолжаем движение. Отбой, - тон Алексея был несколько фамильярным, его одинаковое с Мэтью звание, в некоторой степени позволяло ему такую вольность.
- Отбой, отбой… - Кейн повернулся в сторону остановившейся команды, - Чего стали? Команды останавливаться не было!
- Одну минуту, - Максим возился со своим КПК, с интересом всматриваясь в его миниатюрный дисплей. Прося Мэтта об отсрочке, он даже не поглядел на него.
- Кстати, о каком исследовательском модуле упоминала группа Ворон, - Кейн адресовал вопрос все тому же Максиму, однако ответил на него Блейк:
- Установлены такие, практически по всей территории Зоны. Собирают данные об аномальной активности, снимают показатели окружающей среды. Очень удобное устройство – значительно экономит время. Данные снятые с таких модулей могут нам пригодиться. Мы должны встретить один такой, на нашем пути.
- Сколько занимает процедура извлечения данных? – Мэтт смотрел прямо на Блейка, в то время как Кимлик сосредоточенно рассматривал окрестности, а Максим все так же копошился в своем компьютере.
- Не больше минуты. Если конечно модуль не поврежден. Тогда процесс заметно усложняется, а то и вообще может стать невозможным, - Блейк медленно обвел взглядом окружающую местность, то ли любуясь, то ли пытаясь быть настороже.
- Из-за чего он может повреждаться?
- Всякое бывает. Аномалия появится на его месте. Гроза может ударить, они иногда пробиваются через защитное поле сферы. Короче причин хватает.
- А нельзя ли сделать так, чтобы собранные данные автоматически отправлялись… ну куда необходимо?
- Думаете мы не пробовали? – лицо Блейка было скрыто стеклом, но все равно Кейн ,казалось, видел ироничный блеск в его глазах, - дохлый номер, данные не отправляются. Постоянно, какие- то сбои, помехи, ошибки. Вот радиосвязь есть, между кпк информацию переслать можно, а вот с модулей не отправляется. Приходится снимать информацию вручную, и вручную же пересылать. Все- таки это Зона – тут такое в порядке вещей. Неполадки с модулем – это еще не самая большая пакость, которая тут может случиться.
- Честно говоря, не вижу в вашей Зоне ничего странного, - в отличие от Алексея, у Кимлика акцент чувствовался, и весьма сильно. Вставляя свой комментарий, он в тоже время продолжал так же сосредоточенно контролировать окружающее пространство. Кейн даже мысленно поставил ему плюс, и от себя добавил:
- Я покамест тоже. Я ожидал чего- то другого. Не… - Мэтт демонстративно развел руки в стороны, будто пытался охватить ими весь мир, - этого!
- Во-первых, она не моя, - Блейк улыбнулся, что было заметно даже через стекло шлема. Высказывание адресовалось Кимлику. Затем Блейк повернулся в сторону Кейна, - А чего же вы собственно ожидали?
- Ну… не знаю, как сказать…чего-то необычного, деревьев растущих вверх тормашками, предметы, плывущие в воздухе, кроликов мутантов, необычной растительности хотя бы. Тут же ничего нет! – последнее выражение Мэтт подкрепил резким движением, так, что винтовка чуть не полетела на асфальт.
Блейк выдавил легкий смешок из груди.
- Жаль вас разочаровывать, но ничего такого в Зоне нет. В данный момент, по крайней мере. Вот лет шестнадцать назад – вполне возможно. И не такое можно было сыскать. Если изобретут машину времени – попроситесь, чтоб вас отправили сюда в 2010 год, например. Много интересного увидите, поверьте мне на слово. Правда, не факт что живым останетесь, - Кейн сделал вид, что не слышал про машину времени и остаться в живых.
- Есть! Завершил анализ, - Мэтт и Кимлик недоуменно повернулись в сторону Максима. Блейк, похоже, был в курсе дела, поэтому даже не взглянул на своего ассистента.
- Анализ чего?
Максим отвечал, не отрываясь от дисплея своего КПК:
- Данных с исследовательского модуля. Аномальная активность увеличилась в два раза, по сравнению с прошлым месяцем…
- Это проблема? – Кейн смотрел то на Блейка, то на Максима.
- Нет, такое часто бывает. Спады, подъемы активности. Применив метод Картнера, и проанализировав данные с помощью дисперсионного дипогенеза, и конвергентного…
- Мой коллега хочет сказать следующее, - Блейк прервал Максима, самым бесцеремонным образом, - качество перешло в количество, т.е. сила аномалий уменьшилась, в то время как увеличилось их количество.
- Так это все-таки проблема? – Мэтту было нелегко разобраться в этих хитросплетениях науки.
- Да нет же. Даже при увеличившемся количестве, аномалий будет не так много, а их небольшая сила, так и вообще возводит их в ранг небольшого препятствия, тем более с нашими-то защитными костюмами. Без них, конечно, было бы похуже, но и не так чтобы смертельно.
Кейн взглянул на свой костюм – честно говоря, он бы не отказался от обычного, качественного бронника, но тут вариантов не было. Походы в Зону, предусматривали ношение специальных костюмов, защищавших не только, и не столько от пуль, сколько от радиации, и разного рода аномальной гадости.
- Вы закончили? – Вопрос адресовался Максиму. Тот вроде бы и хотел высказаться, но, наверное, понимал, что вряд ли его слова поймут, и воспримут должным образом. Поэтому он лишь, коротко кивнул. Чем несказанно обрадовал Мэтью. Кейн посмотрел на свой мини-компьютер, приподнял голову вверх, слегка шевеля губами, словно шепча самому себе, или прикидывая в уме, как лучше поступить. Снова посмотрев на КПК, он махнул рукой, привлекая внимания. Хотя этого и не требовалось.
- В дальнейшем все ваши научные расчеты сведите к минимуму, это касается как вас Максим, так и вас Блейк. Иначе мы выбьемся из графика. Обрабатывайте только самые необходимые данные, нужные для нормального проведения операции. Вопросов у вас быть не должно, да я бы их и не принял, так что вперед!
Все мигом выстроились в нужном порядке, и без лишних звуков продолжили движение, так внезапно прерванное.
В Зоне начало потихоньку светлеть. Не светать, а именно светлеть. Это за пределами сферы, уже давно рассвело, хотя тучи изрядно нагоняли мрака, но в Зоне все было по-другому, все существовало по своим неведомым законам. Из-за сферы, небо казалось несколько мутным, имеющим розоватый оттенок, как у недоваренного киселя. Порой пробегавшие молнии, причиной которых была, по-видимому, сфера, имели бледно-лиловый цвет, и выглядели красиво. Это хоть немного радовало, в этом, не очень прекрасном месте…

* * *


I just... do things!
 
МумияДата: Воскресенье, 24.05.2009, 09:49 | Сообщение # 15
Проводник
Группа: Одиночки
Сообщений: 923
Репутация: 1190
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Химерыч,здорово!
Читала с удовольствием.Детальное описание месности и что происходит с героями,переносит в то место где это происходит.И главное понять суть всего происходящего,не состовляет труда.Читать легко.
Привет от читателя! tongue
Если есть продолжение не затягивай!А то уж больно интересно что дальше то!


 
St_ChimeraДата: Воскресенье, 24.05.2009, 11:47 | Сообщение # 16
Философ-Экзистенциалист
Группа: Свобода
Сообщений: 383
Репутация: 511
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Выложу продолжение второй главы. Маленькое пояснение - в первой главе был Андрей Приходько, но по некоторым причинам мне пришлось переименовать персонажа, и теперь он Алексей Зарубин smile
Надеюсь продолжение понравится))

- На первом этаже чисто!
Пятнадцать секунд тишины…
- На втором этаже чисто!
- Отлично. Вытряхиваемся парни, - помещение, только что проверенное отрядом Алексея, когда-то по-видимому принадлежало колхозу. Вокруг простиралось поле, в прошлом, наверное, чистое, и ухоженное, а ныне заросшее растительностью, достававшей до пояса. Над входной дверью висела табличка, правда надпись на ней прочитать было невозможно. Да и сама она заметно перекосилась, норовя, то и дело окончательно слететь. Крыша прогнила настолько, что, казалось, обвалится при малейшем дуновении ветра. Штукатурка со стен почти полностью осыпалась, они поросли мхом, лишь в одном месте остался относительно нетронутый участок – на нем белой краской было выведено – «Маня, я тебя люблю». Какой нибудь местный Дон Жуан постарался. До первой катастрофы – потом уже никакие Мани тут не жили.
Дом показался подозрительным, так как являлся единственной высотной точкой в радиусе километра, соблазнительное место для снайпера. Поэтому скрываясь в траве, аккуратно перебегая от укрытия, к укрытию, группа подошла к зданию. Дальше – как по учебнику. В здании оказалось чисто, к вящей радости Алексея и сотоварищей.
- Двигаемся дальше? – к Алексею обратился один из солдат. В руках он держал небольшое устройство, с дисплеем, и миниатюрной, сферической антенной – детектор аномалий. В группе он был ответственным за обнаружение аномалий, то есть был своеобразным проводником. Звали его Эндрю Кинг. Царская фамилия – мысленно усмехнулся Алексей. Кинг проходил специальную подготовку, и был единственным членом группы, уже бывавшим в Зоне. По большому счету, его можно было назвать военным сталкером, хотя диапазон его возможностей был значительно уже, чем у его коллег прошлого.
- Путь чист? – обычно отвечать вопросом на вопрос, считается дурным тоном, но только не в Зоне.
- На ближайшие двести метров. Если конечно вы не хотите повилять, специально, чтобы встрять, куда нибудь… голос у Эндрю был спокойный, в чем-то добродушный, только слишком тихий.
- Не бойтесь, не захочу, - Алексей усмехнулся, - я, конечно, любопытствую, но только не на работе.
- А я только на работе, - Кинг выдержал паузу, - шучу, конечно. Хотя в каждой шутке есть доля правды.
- И какова доля правды в вашей шутке?
- Скоро узнаем, - Эндрю широко улыбнулся. Затем начал вертеть антенну детектора, наверное, для лучшего приема.
Он полностью сконцентрировался на работе.
В отряде, кроме Алексея и Эндрю, было еще трое. Сейчас они расположились так, чтобы визуально контролировать как можно большую часть территории. Хотя позы у них были скорее расслабленными, чем по-деловому напряженными. Вокруг было настолько тихо и безжизненно, что хочешь - не хочешь, а поневоле теряешь бдительность. Конечно это слабое оправдание, если вообще является таковым. Когда опасность оказывается на расстоянии вытянутой руки, оправдание становится лишним балластом, препятствующим на пути к спасению.
- Время уходит… - ни к кому конкретно не обращаясь, проговорил Алексей. Хотя единственным кто прислушался к этим словам, и придал им должного значения, был Кинг:
- Сейчас уже закончу. Вот посмотрите, - Эндрю четким движением повесил детектор на пояс, мгновением позже сняв с него КПК, более громоздкий, нежели его наручные варианты, но зато и более функциональный. Наладонник был переключен в режим картографирования. Алексей склонил голову, тщательно всматриваясь в схематичную карту – изображение, на которой иконками были отображены крупные объекты. Мелкая пунктирная линия обозначала приблизительный маршрут их следования.
- Вот тут мы по идее должны пройти, - Эндрю провел пальцами по экрану компьютера, и масштаб карты изменился, - но лично я считаю этот путь не самым удачным. Видите ли, я бывал в этих местах, один раз, правда, но все же. Месяц назад там было небольшое скопление аномалий, не скопление даже, а так… неизвестно что там сейчас, но есть мнение, что лучше не стало. К тому же места там… подозрительные. Уж простите, что изъясняюсь, не вполне конкретно, но иначе не могу выразить свою мысль. Там буераки сплошные, ямы, котлованы, только разве окопов нет. Засаду в том месте организовать – что на первое апреля пошутить. Легко, в общем. Предлагаю вот такой вариант…
Эндрю провел пальцем по элементу управления на дисплее, и на карте высветилась линия альтернативного маршрута:
- Можно пройти чуть выше. Получится небольшой крюк, но мне кажется, так будет значительно безопаснее. Что скажете?
И Эндрю пытливо посмотрел на Алексея. Тот еще раз внимательно провел глазами по линиям маршрутов, в уме взвешивая достоинства и недостатки обоих вариантов. Времени, конечно, было мало, но с другой стороны достаточно, чтобы не бежать сломя голову. А вот безопасность… что ж пусть будет превыше всего. На ближайшие полчаса как минимум. Пусть даже Эндрю руководствуется лишь своими нехорошими предчувствиями, Алексей был уверен – они появляются не просто так, от беспокойного ума.
- Вы проводник, вам и карты в руки!
Через десять секунд отряд продолжил движение.
Некоторое время спустя, они вышли на шоссе, относительно неплохо сохранившееся. По обе его стороны простиралась степь, обычная украинская степь, оценить всю красоту которой, мог только коренной житель, родившийся и выросший не в крупном городе, а где нибудь в деревне. Далее, на горизонте виднелись деревья, росшие строго в ряд. По-видимому там шоссе пересекалось другой дорогой, вдоль которой и насадили “живую стену”. Но если следовать пути альтернативного маршрута, группа свернет раньше этого перпендикуляра, и, преодолев трех километровый отрезок степи, выйдет чуть выше кладбища зараженной техники, и попадет как раз на дорогу, ведущую к промышленному комплексу “Росток”. Собственно там и находится точка сбора отрядов. Сейчас, разделенные, группы прочесывают отдельные участки Зоны, те, где противник способен устроить засаду, или те, которые могут представлять интерес для него. Одной из таких точек, являлась какая-то жутко засекреченная в прошлом лаборатория, расположенная на востоке Зоны. Сталкеры называли то место Темной Долиной. Может потому что там все время было темно, или название имело некий философский подтекст. Впрочем, вполне возможно, что так нарекли просто потому, что звучит внушительно – человек имеет тягу к сильным и красивым изречениям, даже когда они не имеют никакого смысла…
- Джонс, давно в отпуске был? – воцарившееся молчание было прервано одним из бойцов, обратившемся к своему товарищу.
- Да три месяца назад. Ни черта не отдохнул, жаль начальство это не волнует. Впрочем работы нормальной сейчас нет. И тут чувствую за призраками будем гоняться, - последние слова, Джонс молвил тоном человека, знающего о жизни если и не все, то очень много, по крайней мере.
- Ну это уж как водится. Тут хоть природа красивая. Душа отдыхает, - друг Джонса изобразил на лице крайнюю степень удовлетворения, правда никто не увидел этого, через защитное стекло шлема.
- Может ты еще и пикник тут устроишь? Костерок разведем, все как полагается. Это же не национальный парк, претензий никаких.
- Ага жаль мяса не захватили с собой. Перекусили бы, да и потом на батарейках для фонариков экономили…
Неизвестно чем бы закончилось это небезынтересное обсуждение, если бы не вмешался Алексей:
- Вам не кажется что сейчас не самое подходящее время для подобных бесед?
Зарубин давно уверился – повышение голоса полезно только в исключительных случаях, когда другого выхода уже нет. Высказывать свои претензии Алексей предпочитал холодным и уравновешенным голосом, который тем не менее производил должное впечатление на тех, кому претензия предназначалась.
Сработал такой прием и сейчас. Бойцы мгновенно притихли, синхронно повернувшись к Алексею, кроме Кинга, который в общем был на стороне командира. Скорее всего они ожидали продолжения вопроса, или некоей поясняющей фразы, однако Зарубин не спешил дополнять сам себя. Если задается вопрос, значит на него должен прозвучать ответ. Иначе какой смысл спрашивать?
С другой стороны тишина тоже в некотором роде является ответом.
- Э… извините сэр. Такого больше не повторится сэр, - извиниться решил тот же человек, который и начал бессмысленный разговор.
«Правильно, тот кто заваривает кашу, пусть первым и испробует ее» подумал Алексей, а вслух произнес, - Я очень на это надеюсь. Видите ли… если вы не понимаете всю серьезность ситуации, то лучше разворачивайтесь, и возвращайтесь обратно. Я и с сержантом Кингом дойду…
- Сэр, нет сэр. Мы все поняли сэр.
Вот чем хороши американцы – так это способностью спокойно принимать свои ошибки. На лице – раскаяние, но и достоинство никуда не пропало. И ведь действительно поняли, и впредь будут вести себя сдержаннее. Не затаят обиду, не сделают что нибудь назло. Хотя все равно останутся глуповатыми. Особенность менталитета что ли?
Хотя команды останавливаться не было, во время выяснения отношений все замерли. По окончанию, не сговариваясь группа возобновила спешное шествие. Уверившись в действенности воспитательного метода, Алексей приблизился к Кингу:
- Не сильно я их?
Эндрю одобрительно помахал головой.
- Нет, все правильно. Вы не подумайте, - Кинг плавно обвел рукой впереди идущих Боба, и его друга-зачинщика, - они нормальные парни, и свое дело знают. Вы еще успеете в этом убедиться. Просто они привыкли действовать в других ситуациях. Да и специфика Зоны к тому же… я когда был здесь в прошлый раз, тоже не мог просто молчать и заниматься делом. Мне все время казалось что с ума схожу, один из всей группы. Отсюда и стремление говорить, на любую тему. Просто чтобы убедиться, что с тобой все в порядке.
Алексей склонил голову, прислушиваясь к своим ощущениям. Нет, ничего похожего он не ощущал. Может Зона только иностранцев с ума сводит, предоставляя своим иммунитет. Кто знает, может и так. Не зря же она образовалась именно здесь, а не в другом месте. У славян вообще странная психика – они не похожи ни на одну другую этническую группу в мире. И могут стерпеть всяческие беды, лишения, и испытания, для других народов оказывающиеся непосильными. Алексей уверился в этом почти на сто процентов.
- Я не чувствую ничего такого. Хотя может у меня психика крепкая?
- Может рано еще. Но отнеситесь к этому серьезно. Это не простые предрассудки, порожденные моим субъективным сознанием, или подсознанием. Это скорее обобщенные выводы, сделанные на основе многократных наблюдений.
- Я и не думал расслабляться. Поскольку я в Зоне, хм… человек новый, буду прислушиваться к словам специалиста.
Кинг с грустью, вздохнул.
- Я не считаю себя специалистом. Просто обучен обращению с научной аппаратурой, и с… Зоной. Видел всего две аномалии, мутантов – так и вообще только на картинках. Вот лидер группы Барсук, Анатолий Шатров – настоящий военный сталкер. Родился еще 1985, в 2010 прошел специальную подготовку, и работал здесь, в Зоне. Когда она еще была полноценной, опасной. У него на счету десять операций в Зоне. Бесценный опыт.
Алексей сдержанно кивнул, рассеяно посмотрев себе под ноги. Он предпочел бы иметь сейчас в команде своих, проверенных временем товарищей. Не этих чужих, и непонятных людей, пришедших словно из другой вселенной. Может быть Кинга оставил бы - он еще толковый парень. А остальных… Кейну отдать, они бы друг друга поняли. Наверное.
Кинг продолжал рассказывать, однако Алексей его уже почти не слушал, погрузившись в себя, что впрочем не мешало ему фиксировать происходящее вокруг. Фиксировать правда было нечего – та же степь, никакого движения, тишина и покой. Обычный человек скорее всего обрадовался этому, устав от шума городов, и повседневных забот. Алексея же данная тишина держала в напряжении, пытаясь ввести в заблуждение, своей обманчивой безмятежностью. Что она скрывала под своим безобидным покровом – еще только предстояло выяснить. Скорее всего очень скоро. Оставалось надеяться что сюрприз, ожидающий своего часа в недрах Зоны, окажется по зубам существам, возомнившим себя хозяевами природы…
Очередное познавательное предложение Кинга, неожиданно прервал звуковой сигнал его КПК. Правой рукой он стремительно поднес его к глазам, а левую так же стремительно поднял в воздух, сжав ее в кулак:
- У нас тут движение! На двенадцать часов!
Джонс мельком взглянул на Кинга, затем быстро развернулся в сторону предполагаемой угрозы. Остальные последовали его примеру. Алексей же переключил свой КПК в режим отслеживания целей. На дисплее действительно пульсировала небольшая точка, временами пропадавшая на доли секунды. Цель находилась на расстоянии пятидесяти метров от отряда.
- Объект размером примерно с кролика. Очень медленно перемещается в нашу сторону.
Кинг не отрывал взора от своего кпк. Контроль окрестностей сейчас было чужой задачей.
- Странно, - Алексей попытался почесать затылок, но через защитный шлем у него это не получалось, - точка то пропадает, то появляется. Может это сбой?
- Какой сбой? Это новейшая военная аппаратура, а не новый Виндоус. В любом случае нам надо проверить. Цель находится за тем объектом, - Кинг указал на разрушенную автобусную остановку. Серую, как и все вокруг.
Алексей повернулся в сторону пехотинцев, размышляя кому поручить это задание. Джонс казался лучшей кандидатурой.
- Рядовой Джонс! Проверить источник тревоги. Рядовой Хикс – прикрываете его. Выполняйте.
- Есть сэр!
Ну вот, другое дело.
Джонс и Хикс, пригнувшись, затрусили в сторону остановки. Джонс впереди, а Хикс за ним, на расстоянии пяти шагов. Меньше минуты потребовалось им, чтобы покрыть расстояние до цели. Остальные члены группы не спеша следовали за ними, контролируя фланги, из соображений безопасности.
Джонс прижался к потрескавшейся стенке остановки. Хикс чуть правее. Вероятный противник не двигался с места, и не издавал никаких звуков. Возможно и вправду имела место быть ошибка детектора движений. Но приказ есть приказ, а береженого, как известно, Бог бережет, и пуля стороной облетает. Джонс показал Хиксу три пальца, тот понимающе кивнул в ответ. На счет три значит. Вслух никто считать не стал, Джонс и Хикс смотрели друга на друга, каждую секунду отмеряя синхронным кивком головы.
Один кивок – руки крепче сжимает оружие, разум концентрируется. Второй кивок – ноги напрягаются, сознание начинает воспринимать происходящее как бы в замедленной съемке. Третий кивок теряется в четком, поступательном движении вперед. Хикс резко выглядывает из-за стенки, Джонс так же резко выскакивает из укрытия, в готовности расстрелять возмутителя спокойствия, при малейшем намеке на агрессию с его стороны. В следующий миг, увидев обеспокоившее отряд существо, он удивленно опускает винтовку.
- Это… мышь. Только… очень большая, и странная. На тушканчика похожая.
Алексей вопросительно поглядел на Кинга. Эндрю пожал плечами, не отрывая взгляда от Джонса.
А Джонс нагнулся, с явным интересом рассматривая дивное существо, первое живое создание встреченное ими в Зоне. Крыса в свою очередь с не меньшим удивлением присматривается к человеку, став ради этого на задние лапки. Крыса – переросток, была невероятно худой, фактически кожа да кости. Ее непропорционально большие – по сравнению с остальными частями тела – глаза, как будто придирчиво осматривали Джонса. Вот мышка подала мордочку (кому и просто морду) вперед, принюхиваясь. Расстояние между ней и Джонсом сократилось почти до метра.
Неизвестно кто бы вышел победителем из этой игры в гляделки, играй оба участника с соблюдением всех правил, но победу, пусть и нечестную одержала Мышь – мутант.
Мышь неожиданно опустилась на четыре лапки. Прижилась к земле. Как будто бы приготовилась. Мгновение и прыжок. Заканчивающийся на лице Джонса.
- Твою мать! - Только и успел воскликнуть Джонс.
- Твою мать! – добавил от себя Хикс, беря мутанта на прицел. Но стрелять нельзя – тварь вцепилась в шлем товарища, и стреляя по ней, можешь задеть и его.
- Тварь! – выкрикнул Джонс, выронив автомат, и отчаянно пытаясь сбросить с лица назойливую крысу. Однако она крепко вцепилась своими когтистыми лапами в защитное покрытие костюма, оставив на нем неглубокие, но четко различимые следы. Страшно подумать что было бы, не будь на Джонсе защитного шлема.
- Сбрось ее, - Алексей вместе с остальными бойцами подтянулся к месту схватки.
- Не могу… крепко вцепилась зараза!
- Сделай ей больно, врежь ей…
Джонс решил внять совету. Одной рукой он все так же пытался отцепить дрянь от своего лица, а другой неожиданно ударил тварь по голове. Она взвизгнула, но хватку не ослабила. Тогда Джонс со всей силой сжал ее морду, словно хотел выжать из нее все соки. Тварь противно заверещала и конвульсивно начала дергать головой, пытаясь высвободиться. Ей явно не пришлись по душе меры примененные человеком. А Джонс старался закрепить успех, выкладываясь по максимуму. Казалось его рука испытывает такую же боль, как и морда твари. Хотя это было не так. Тварь начала резко дергаться в руках Джонса, фактически полностью ослабив хватку на его шее. Секунды хватило солдату, что бы отбросить от себя мерзкое порождение Зоны. С отвращением. А еще через секунду тварь разорвало на части, слаженным обстрелом из трех стволов. Так что она даже пикнуть не успела.
- Дерьмо! – Джонс отфутболил, то, что осталось от недавнего противника. Потом согнулся и начал часто дышать. Все-таки схватка с крысой – мутантом добавила адреналина в кровь и здорово встряхнула. Хотя если вдуматься – так испугаться крысы, пусть и очень большой. Это не танк, и даже не вооруженный ублюдок террорист. Всего лишь большая уродливая крыса, правда атаковавшая неожиданно. К тому же, когда Джонс еще был шестилетним ребенком, он побаивался этих существ. С возрастом страх ушел, но все еще обитал, где-то на задворках подсознания, и всплыл буквально за доли секунды, принеся несколько весьма неприятных секунд. Впрочем все хорошо, что хорошо кончается.
За спиной Джонса раздался сдержанный смешок.
- Что? Что тут смешного? - Джонс обернулся.
Смех усилился. Теперь его подхватили остальные члены группы, и даже Алексей позволил себе широкую, прямо голливудскую улыбку. Жаль, никто не оценил ее по достоинству.
- Вы с ума сошли? Чего вы смеетесь? Я бы на вас посмотрел, окажись эта тварь у вас на лице. Не вижу здесь ничего смешного, - на Джонса было жалко смотреть – быть причиной всеобщего смеха, не лучшее ощущение.
- Видел бы ты свое лицо сейчас, - Хикс боролся со смехом, но он буквально душил его, - не могу не смеяться. Крысы испугался…
- Сам ты испугался. Окажешься в такой ситуации, я на тебя посмотрю. Придурок.
- Довольно! – Алексей подошел к Джонсу, - впредь будешь осторожнее.
И дружески хлопнув Джонса по плечу, Алексей направился к останкам твари, желая взглянуть на нее поближе. Но от нее осталось только несколько ошметков, и узнать какому живому существу они принадлежат, можно было лишь зная это заранее. Алексей движением подозвал Кинга. Смех позади уже не раздавался.
- Ну что скажете? – Алексей винтовкой указал на окровавленные части тел.
- Знаю такого мутанта. Сталкеры прозвали его тушканом, а научное название… вам его лучше не знать, все равно не запомните. Вообще они трусливые, нападали только в стаях, и то на не опасных врагов. Иногда у стаи был вожак – крысиный волк, он раза в три – четыре больше чем обычные тушканы, да и выглядит иначе. Вообще странно что такая тварь тут выжила. Чем она питалась? Мусором наверное всяким.
- Что с этим делать будем? – Алексей почти коснулся стволом винтовки останков мутанта.
- Ничего, - Кинг как будто даже удивился, - мы же не исследованиями сейчас занимаемся. Хотя координаты надо будет сохранить, потом когда закончим операцию, ученым скажу, они найдут этому полезное применение.
- Даже не сомневаюсь, - в последний раз взглянув на ошметки, Алексей нажал на кнопку передатчика:
- Левиафан, это группа Ворон, - Алексей посмотрел на Джонса, - следов противника не замечено. За время передвижения ничего подозрительного не произошло. Продолжаем движение. Отбой.
Пока Алексей рапортовал, бойцы выстраивалась в нужную формацию. Так что ему осталось сделать быстрое движение рукой, чтобы группа продолжила движение. В несколько ускоренном темпе, иначе бы они начали выбиваться из графика. Весьма приближенного, но все же существующего графика.
На этот раз все молчали, а Алексею наоборот – захотелось поговорить. Черт знает почему – может правду Кинг говорил, что существует некое психологическое влияние Зоны. Хотя это все-таки сомнительно. Слишком абстрактная идея, не имеющая научного объяснения. Но ведь Алексею почему то захотелось заговорить, по неизвестной причине…
Раздался писк передатчика, и Алексей с удивлением услышал голос Кейна. А ведь последний контакт состоялся всего три минуты назад:
- Группа Ворон, это Левиафан. Увеличьте скорость движения к точке сбора.
- Левиафан, приказ понял. Но… Кейн, что-то случилось?
Кинг, шедший рядом с Алексеем, настороженно посмотрел на него.
- Да, случилось. Вопросы потом, продолжайте движение. Отбой.
Кинг с тревогой в голосе спросил:
- Что стряслось?
Алексей не ответил. Потому что попросту не знал ответа.

* * *

Кейн с группой миновал старый мост, несколько полуразрушенных зданий - назначение которых осталось непонятным для него - как перед ними выросла первая преграда. Сверху, перпендикулярно дороге по которой они передвигались, располагалась древняя железнодорожная насыпь, за давностью лет полностью обрушившаяся. Грузовой состав, застигнутый врасплох, то ли первым взрывом, то ли вторым, упал на землю, и теперь все эти вагоны, вперемешку с разнообразным строительным хламом, недвижимой грудой перекрывали отряду путь. Теоретически вполне можно было перелезть через весь этот мусор, но практически… Быстрее и проще пройти обходным путем, чем рисковать, пролезая через эту кучу металлолома, вкупе с бесхозными цементными блоками.
- Какие предложения? Кейн адресовал вопрос Блейку.
Блейк плавным жестом поднял руку, и указал направо:
- Перейдем через насыпь справа. Там и раньше колючая проволока являлась единственным препятствием, ну кроме патрулей, а теперь она вообще завалилась наверное.
Кимлик скептически посмотрел на заросли растительности, беззаботно цветущей в указанном Блейком направлении. Максима же казалось это нисколько не беспокоило.
- Не худший вариант. Смотрите себе под ноги, - Кейн первым начал восхождение на насыпь, а предупреждение в первую очередь прозвучало для Максима, ведущего себя несколько отрешенно.
Как и предполагал Блейк, забор с колючей проволокой завалился на землю, и отыскать его в буйстве флоры, было непростой задачей. И справился с ней никто иной, как ставший рассеянным Максим, не сразу сообразивший на что собственно он наступил. Поймав укоризненный взгляд Кейна, молодой ученый решил впредь быть повнимательнее. Но решить – еще не значит исполнить.
Когда Кейн пересек железнодорожные пути, и уже занес левую ногу, чтобы начать спуск, с противоположной стороны насыпи, неожиданно прогремел резкий выкрик Блейка:
- Стоять.
Мэтт плавно поставил ногу, на прежнюю позицию, и обернулся к Блейку. На глазах Кейна застыл немой вопрос. И только через пару секунд, Мэтт, да и остальные обратили внимание на еле слышимый писк, издаваемый неким прибором, который Блейк держал в левой руке.
- Аномалия, - Блейк головой указал на то место, куда Кейн, еще пять секунд назад собирался ступить. Мэтт вздрогнул, и слегка отодвинувшись назад, недоверчиво спросил:
- Где? Я ничего не вижу…
Невидимая аномалия интересовала не только Кейна. Кимлик продвинулся вперед, довольно бесцеремонно отодвинув Максима в сторону. Не каждый же день можешь увидеть явление, которому ученые не могут дать рационального объяснения.
- А вы и не должны ее видеть. Вот… - Блейк подошел к Мэтту, и бесцеремонно взяв его левую руку, вложил в нее некий округлый предмет.
Металлический шар – вот что увидел Кейн, поднеся руку к глазам.
- И что мне с этим делать?
- Бросайте вон туда, - Блейк указал в сторону предполагаемого нахождения аномалии.
Кейн внимательно присмотрелся к этому месту. Трава там как то неправильно изгибалась, как будто пыталась отклониться от гипотетического эпицентра. Потом неожиданно дернулась, в противоположную сторону, и плавно начала возвращаться в первоначальную позицию.
Мэтт посмотрел на Блейка, затем перевел взгляд на шар, непонятного назначения в своей руке, и решившись, отправил его в короткий полет. По всем правилам, полет должен был закончиться где то у подножия насыпи, но не успел шар пролететь и двух метров, как он резко срикошетил, и снова оказался в руках у Кейна.
«Хорошая реакция» подумал Кимлик.
Кейн удивленно рассматривал шар, так неожиданно вернувшийся к нему. Только теперь он выглядел помятым, словно кто-то стремился сломать его. Что же за сила творила с вещами подобное? Что бы случилось с ногой, соблаговоли Кейн вступить ей в аномалию, Мэтт старался даже не представлять.
- Убедились? – Блейк произнес это с некоторым торжеством, - вот вам и странное в Зоне. А дальше будет все чудней чудного.
Блейка казалось ситуация только радует.
Кейн же не был склонен к эмоциональной окраске происходящего, поэтому задал сугубо прагматический вопрос:
- Как нам ее обойти?
- А вы определите ее границы, - Блейк протянул Мэтту еще три шара, бросайте эти сферы по правой и левой стороне. Так и узнаете.
Кейн с неохотой принял сферы. В принципе заниматься этим должен был как раз Блейк, но учиться всегда полезно, особенно если это может всерьез пригодится, при выполнении задания. Поэтому Кейн тщательно прицелился, и метнул шарик левее предполагаемого центра аномалии. В полете шар оставлял за собой четко различимый след, синего цвета. Для того чтобы можно было увидеть траекторию полета, и оценить отклонения от нее. Весьма удобно. Сталкеры за такие приспособления отдали бы немалые деньги. Хорошая, пусть и дорогая альтернатива используемым ими болтам.
Брошенный шар, как и первый его собрат, не достиг цели, и отлетел вообще далеко в сторону. Тогда Кейн решил взять вправо, прицеливаясь более старательно, нежели в первый раз. Кимлик с Максимом с интересом наблюдали за действиями своего командира. Блейк флегматично смотрел куда-то в сторону горизонта. Происходящее казалось ни капельки его не волновало.
Следующий бросок оказался куда успешнее предыдущих. Шар не встретил невидимой преграды, и спокойно пронесшись семь метров, упал на землю - по всем законам земного притяжения.
Блейк удовлетворенно кивнул.
- Путь свободен. Вы хоть и неточно, но определили границы аномалии. Если бы их тут находилось несколько, пришлось бы потрудиться, выискивая безопасный маршрут. Сталкеры называют это «провешиванием дороги».
Мэтт посмотрел на часы – подходило время планового рапорта других отрядов. Стоило подождать их, прежде чем двигаться дальше.
Ждать пришлось минуту. Первой на связь вышла группа Ворон:
- Левиафан, это группа Ворон, следов противника не замечено. За время передвижения ничего подозрительного не произошло. Продолжаем движение. Отбой.
Следующей оказалась группа Барсук, затем Носорог. Дослушав последний рапорт, ничем в принципе не отличающийся от других, Кейн приказал выступать. Спускаясь с насыпи, Мэтт обернулся, пытаясь глазами отыскать невидимую аномалию. Что-то его тревожило, но вот что именно – он не мог сказать.
- Кстати что это была за аномалия?
- Гравитационного типа. В просторечии именуется трамплином. Научное название на латинском, думаю вам ни к чему.
Объяснение не ахти, но пока и так сойдет. Есть дела поважнее, чем вникать в дебри прикладного аномаловедения. Например… Черт, Кейн вдруг понял что его обеспокоило. Группа Суслик не вышла на связь. А время планового рапорта прошло почти три минуты назад…
Мэтт включил передатчик, и переключился на частоту группы Суслик:
- Суслик, это Левиафан, прием. Доложите обстановку…
Тишина в эфире…
- Группа Суслик, прием!
Эфир ответил статическим шумом.
- Проблемы? – голос Блейка прозвучал над ухом.
- Еще не знаю, - Кейн решил связаться с Базой, - База, это Левиафан. Отряд Суслик не выходить на связь. Проверьте по своим каналам.
- Левиафан это База. Ожидайте.
Минута напряженного молчания. Похоже, из всей группы хладнокровным остался только Блейк.
- Левиафан, это База. Мы не отслеживаем их на радаре. Сигнала нет. Поступайте как считаете нужным.
- Так точно…, - Кейн как раз и не знал, что нужно делать.
- Может быть просто помехи? – предположение Максима звучало как то наивно, как будто он и сам не верил своим словам.
- Может быть, - Мэтт был явно ошарашен ситуацией, - вы что думаете Блейк?
- Я думаю нам надо продолжить движение. Если это просто помехи, это выяснится в ближайшее время. А нам его терять не стоит. Только необходимо предупредить другие отряды, чтобы они поспешили. И сократить время между выходами на связь.
Кейн легко согласился с этим предложением:
- Группа Ворон, это Левиафан. Увеличьте скорость движения к точке сбора.
- Левиафан, приказ понял. Но… Кейн, что-то случилось?
- Да, случилось. Вопросы потом, продолжайте движение. Отбой.
Примерно ту же информацию услышали командиры групп Носорог, и Барсук. Их любопытство также осталось неудовлетворенным. На последок Кейн связался с базой.
- База, это Левиафан, запрашиваю подкрепление.
- Левиафан, вас поняли, высылаем, на второстепенную точку сбора. Отбой.
Мэтт оценивающе осмотрел группу. Четко как на параде, отчеканил:
- Вы готовы к марш броску…, - Мэтт сделал несколько быстрых шагов, и развернулся, - это был не вопрос!
Левиафану предстоял забег на приличную дистанцию…


I just... do things!
 
МумияДата: Среда, 27.05.2009, 08:05 | Сообщение # 17
Проводник
Группа: Одиночки
Сообщений: 923
Репутация: 1190
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
До ужаса простой язык. так пишут обычно школьники-троечники сочинения по литературе - простые, не переруженные предложния. tongue ну конечно за исключением умных слов biggrin
Quote (St_Chimera)
Вообще, уже готова 3 глава

Я так понимаю в закромах родины имеются еще рукописи?! happy Не тените! wink


 
St_ChimeraДата: Среда, 27.05.2009, 11:05 | Сообщение # 18
Философ-Экзистенциалист
Группа: Свобода
Сообщений: 383
Репутация: 511
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Quote (Мумия)
До ужаса простой язык. так пишут обычно школьники-троечники сочинения по литературе - простые, не переруженные предложния. ну конечно за исключением умных слов

Ну так дилетант я. А умный слова можно в словаре найти biggrin
В закромах родин много чего имеется, но родина пока будет молчать tongue


I just... do things!
 
МумияДата: Среда, 27.05.2009, 11:17 | Сообщение # 19
Проводник
Группа: Одиночки
Сообщений: 923
Репутация: 1190
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Quote (St_Chimera)
В закромах родин много чего имеется, но родина пока будет молчать

так не честно по отношению к читателям sad ,вот теперь мучиться ходить,ждать!ну что поделаешь искусство требует жертв,твори чудеса! wink biggrin


 
St_ChimeraДата: Четверг, 13.08.2009, 03:14 | Сообщение # 20
Философ-Экзистенциалист
Группа: Свобода
Сообщений: 383
Репутация: 511
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Глава 3: Дети подземелья.

«… Темная громада, усеянная ярко светящимися разноцветными точками, рвалась из подземного мрака, как пуля из ствола…»
«Хребты Безумия», Г.Ф.Лавкрафт

16.11.2027, 8:40 по местному времени
Самым слабым звеном, как бы удивительно это и не казалось, был Максим. То, что ассистент Блейка не является мастером спорта по легкой атлетике, стало ясно еще при беглом знакомстве. Но Кейн решил, что, по крайней мере, он будет держаться лучше своего научного руководителя. Молодость обычно многое решает в таком деле как выносливость. Максим, по сравнению с Блейком, должен был выглядеть здоровым, белозубым негритянским мужчиной, вышедшем на беговую дорожку, чтобы посоревноваться с пьяным, пятидесятилетним матросом. Но как часто в жизни предполагаемое положение вещей ничуть не соответствует действительности. Вот и сейчас Максим преподнес Кейну небольшой, но очень неприятный сюрприз, выдохшись уже через пять минут активного передвижения. Пришлось устроить небольшой привал, и вкалывать стимулятор, несостоявшемуся олимпийцу. Пять минут задержки – медикамент действует не сразу, а лишь некоторое время спустя. Если сравнить с человеческой жизнью – пять минут сущий пустяк, ничего не значащий временной отрезок. Это если сравнивать с человеческой жизнью. Но в запасе у группы была отнюдь не жизнь, а всего несколько часов, которые невозможно растянуть, как резинку от трусов.
Блейк, от предложенного ему стимулятора отказался, обосновав свой отказ фактом плохого переноса стимулирующих веществ, организмом, и что к таким мерам он прибегнет только в случае крайней необходимости. И как он считает, час столь категорических мер еще не пробил. Действительно, новейший стимулятор, используемый повсеместно в армии, помимо непосредственного эффекта в виде увеличенного запаса сил, имел и весьма сильные последствия. Такие, как банальная головная боль, очень сильная. Или кратковременный отказ различных частей тела слушаться своего хозяина. И еще куча других вариантов – полный букет одним словом. Но эта жертва обычно более чем оправданна – на двенадцать часов человек становился натуральной машиной, способной если и не творить чудеса, то хотя бы демонстрировать феноменальную неутомимость.
Все чаще на пути стали попадаться следы человеческой деятельности. Бывшей, человеческой деятельности. Раньше только редкие разрушенные постройки напоминали о том, что этот край когда то был обитаем, но чем дальше Кейн с отрядом углублялся в Зону, тем чаще появлялись разрозненные, разбросанные осколки былой жизни, ныне кажущейся такой далекой и фантастической. Первым вестником прошлого, стал ржавый, покосившийся столб – указатель, со значком радиации. Следом за ним был установлен другой, только вместо значка на табличке присутствовала надпись гласившая: “Стоп! Закрытая территория. Приготовьте документы”. После этих мрачных предзнаменований, асфальтовая дорога, по которой следовала группа, перестала быть прямой, начав извиваться будто змея, решившая своим телом прочертить некое подобие упрощенного лабиринта. И все чаще стали возникать препятствия, в виде брошенных машин. В основном это были грузовики, неизвестной Кейну, и известной Кимлику марки. Один раз повстречался БТР, выставленный поперек дороги, словно предупреждение – Хода нет. Хотя обойти его было делом двух секунд. Брошенные цементные блоки, странные металлические каркасы – бесхозного строительного хлама, сваленного в кучи, хватало с избытком. Никто им так и не воспользовался, и уже никогда не воспользуется. Как никто уже не будет жить в этих местах, пусть даже радиация полностью выветрится, а Зона навеки исчезнет. Слишком злой дух витал здесь, слишком много смертей и горя здесь произошло.
Все больше и больше разрасталось в Кейне чувство подавленности, все больше и больше окружающая действительность походила на декорации к некоей ужасной истории, одним из действующих лиц которой поневоле стал Мэтт. Зона дико нарушала все известные людям правила, правила впитавшиеся с молоком матери. Среди густо поросшей травой земли, мог встретиться абсолютно чистый участок. Посреди голой степи, могло встретиться одно огромное дерево, вокруг которого, на расстоянии меньше метра кругом выстраивались мелкие деревца, стволы которых наклонялись к могучему собрату, словно он был святыней, а они – паломниками. И таких примеров можно было найти тысячу.
Но стоило ли?
Вскоре отряду пришлось сойти с дороги, и свернуть направо, чтобы напрямик направиться в Темную Долину. Им предстояло пройти через небольшой переход, между крутыми холмами, ограждавшими Темную Долину от остальной части Зоны, ставшими подобием естественной стены. Группе постоянно приходилось обходить ямы – озерца, заполненные какой-то мерзкой, зеленой жижей, наверняка источавшей противное зловоние. Славу Богу – и ученым изобретшим костюмы с фильтрацией воздуха, - прочувствовать эту вонь отряду не пришлось. Вдоль кромок этих маленьких болот росли неестественно большие камыши, чьи головки – наконечники, были, как то непропорционально развиты, по сравнению с их родственниками, в обычной среде.
Проходя мимо заросли этих мутировавших растений, Кейн боковым зрением заметил, что один из их представителей вытянулся вперед, как раз в его, Мэтта, сторону.
- Не стоит подходить к ним слишком близко, - послышался сзади предупреждающий голос Блейка, - я думаю, они не поздороваться хотят.
Кейн сделал несколько шагов в сторону. Камыш – гигант, тут же безвольно упал, как будто потеряв всякий интерес к существу, не желающему идти на контакт.
- Вот. Одно из ваших пожеланий исполнилось, - Блейк поравнялся с Кейном, который теперь еле поспевал за Максимом, обретшим искусственное второе дыхание.
- В смысле? – говорить, и бежать трусцой одновременно было нелегко.
- Ну, вы хотели видеть растения-мутанты, вот они. Зона потихоньку оправдывает ваши ожидания.
- Не ерничайте. Ну сказал тогда глупость. Не вспоминать же теперь о ней все время.
- Я просто занимаюсь профилактикой, чтобы и в будущем вы относились к Зоне посерьезнее.
- Один из наших отрядов пропал. Если и не пропал, то связь с ним утеряна, по неизвестной причине. По моему это достаточная причина, чтобы относиться к… ситуации серьезно, - Мэтту очень не хотелось произносить это, становившееся все более значимым слово «Зона». Ему казалось, что стоит только произнести его вслух, как снова произойдет нечто странное и необъяснимое. А Кейн не был готов к этому.
- Нуу… - попытку Блейка высказать еще одно саркастическое изречение, Мэтт решил пресечь:
- Дыхание собьете. Лучше помолчите, - Кейн с радостью заменил бы последнее слово, на его более грубый эквивалент.
На этом дискуссия закончилась.
По словам Блейка, расстояние от дороги, с которой им пришлось сойти, до перехода между холмами равнялось полутора километрам. По расчетам Мэтта, группа преодолела более половины этого пути. Однако Кейн не видел никакого прохода, только лесок, росший у подножия холмов. Может это и был искомый путь? Кейн решил пока не уточнять это у Блейка.
А вот Максима, похоже, проход вовсе не интересовал. Его интересовала одна занятная установка, похожая на продолговатый бочонок, со шляпкой наверху, прям как у гриба. Завидев этот агрегат, Максим неожиданно резко рванул вперед, покрыв расстояние до интересующего его объекта, за считанные секунды. Кейн не успел даже ничего сказать, не говоря уже о том, чтобы догнать нерадивого подчиненного. Приблизившись к непонятному, для Мэтью, устройству Максим попытался резко затормозить, но в итоге упал на колени, и проехался на них около полуметра. Скинув с плеч рюкзак, ученый начал торопливо копаться в нем. Плавных, намеренно приглушенных шагов Кейна он не услышал.
- Что это было? – жестко проговорил Мэтт, оказавшись за спиной у Максима. И чуть смягчившись, добавил: - кто вам разрешал отрываться от группы?
- Я… ну это исследовательский модуль. Я подумал…
Кейн грубо перебил Максима:
- Ни черта ты не думал, - от злости Мэтт даже начал терять уважительность обращения, - хорошо еще что на пути не встрял в гадость какую нибудь. Кто потом будет нести тебя с переломанными ногами?
Максим пристыжено посмотрел себе под ноги.
А Кейн уже перегорел. Он никогда не умел долго и со вкусом отчитывать своих подчиненных. Тем более, когда они не принадлежали к военному контингенту. Это солдат легко стерпит грубость в обращении, а вот при контакте с гражданскими подчиненными, с такими как Макс, у Кейна включалась некоторая сдерживающая установка поведения. Впрочем, и она иногда давала сбой.
- Даю вам минуту.
- Но… - Максим попытался возразить.
- Пятьдесят пять секунд, - Мэтт сразу дал понять, что на компромиссы не пойдет.
Максим ни слова не говоря, лихорадочно принялся работать с модулем.
Кейн решил воспользоваться паузой, и уточнить у Блейка некоторые детали маршрута.
- Я не вижу обещанного прохода. Вы уверены, что мы двигаемся в нужном направлении?
- Уверен. Там, - Блейк указал ладонью на лесок.
- Я не вижу никакого прохода, только деревья.
- А вы присмотритесь получше, - Блейк присел на корточки рядом с Максимом, - ну что коллега?
Максим молча протянул ему свой кпк, шлейфом подключенный к информационному порту исследовательского модуля.
Кейн включил цифровой зум, пытаясь отыскать проход среди плотно посаженных деревьев. Лесок и вправду образовывал небольшой зазор между холмами, но прямой путь не просматривался. Может быть, это был тупик. Но если Блейк утверждает, что проход есть, значит, он должен там быть. К тому же Кейна настораживало еще одно обстоятельство. Поэтому ему пришлось обратиться за дополнительными разъяснениями:
- Блейк… допустим, проход действительно существует. Но продираться через узкие просветы между деревьями… что если дорогу преградит аномалия. Обходного пути там не найти. Что тогда?
Блейк сначала посмотрел на проход, затем повернулся к Кейну:
- Тогда нам придется вернуться и идти в обход. Думаю желания лезть в аномалию, ради сокращения пути ни у кого нет. Надеюсь, до этого не дойдет. Думаю риск потерять пять минут менее значителен, чем возможность выиграть полчаса. Как вы думаете?
Мэтт мысленно представил весы. На одной чаше – возможность выиграть полчаса, с риском потерять еще больше. На другой – необходимость потратить полчаса, но с возможностью не потерять больше. Ни одна сторона пока не перевешивала. Необходимо было чье-то мнение, чтобы склонить чашу весов, в какую нибудь сторону.
- Кимлик, а вы что думаете?
Кимлик явно не ожидал вопроса.
- Я? Ну, я думаю, - Кимлик зачем-то посмотрел на Блейка. На секунду их взгляды встретились.
- Не мямлите, - Мэтт не хотел терять время на лишние рассуждения. Его в принципе не интересовало, выберет ли Кимлик на основе логического анализа, или попросту наугад. Просто нужен был ответ. Любой.
- Думаю, стоит рискнуть, - интонация Кимлика оставляла некоторую неопределенность. Будто он все еще колебался с решением.
- Так думаете, или уверены?
- Да, так точно сэр, уверен. Давайте рискнем!
- Хорошо, - камень на душе стал чуточку легче. Кейн обратился к Максиму, - Вы закончили?
Ученый наконец встал с колен, одной рукой пытаясь стереть грязь с костюма, а другой бережно сжимая КПК.
- Да. Думаю на проведение даже беглого анализа данных, времени вы мне не выделите?
Кейн похлопал Максима по плечу.
- Правильно думаешь, - теперь Мэтт относился к незадачливому ученому проще. Передатчик в шлеме как-то недовольно зашипел, и через мгновение Кейн услышал голос лидера группы Барсук:
- Левиафан, это Барсук. Мы на месте. Противник не обнаружен. Следы группы Суслик тоже. Дальнейшие указания?
- Еще раз проверьте периметр. Оставайтесь начеку, и ждите нашего прибытия. Мы выдвигаемся. Докладывайте каждые десять минут. Выполняйте.
- Вас понял Левиафан, выполняем, отбой.
Мэтт махнул рукой, мол, чего стали, и сразу же начал набирать нужный темп. Потерянное время нужно было возместить как можно скорее.
Максим только и успел тоскливо взглянуть на свой кпк, и неумело прицепить его на пояс. Вскоре он догнал Кейна.
Достичь нужного им места, было делом двух минут. Несколько бесценных мгновений было потрачено на оценку проходимости пути, и, признав ее вполне удовлетворительной, Кейн уверенно сделал первый шаг. Потом второй. И третий. А затем пришлось протискиваться через два, плотно прилегавших друг к другу ствола деревьев. На вид деревья были самыми обычными, разве что с них свисали странные штуковины, похожие то ли на платки из пуха, то ли на грязную клеенку. Они цеплялись к защитному костюму, и Кейн резкими движениями, сбрасывал их на землю. Падали они слишком медленно, поэтому у Мэтта возникли некоторые предположения по поводу их свойств. Озвучил эти предположения Блейк:
- Лучше поосторожнее с этими штуками. Это жгучий пух – при контакте с открытыми участками кожи может вызывать раздражение и ожоги. Реагирует на быстро движущиеся объекты.
- Но мы то защищены по полной, - полушутя произнес Кейн, однако следующий нарост жгучего пуха сбросил более плавным жестом, - да и движемся как черепахи.
Позади послышалось тихое ругательство – Кимлик стукнулся головой об толстенную ветку. Наверное, он начинал жалеть, что поспособствовал избранию данного маршрута.
Спокойнее всего реагировал Максим. Он даже не смотрел вперед, и шел, рукой ощупывая путь, иногда забавно врезаясь в деревья. Он решил произвести научные расчеты прямо на ходу. На его шлеме начал потихоньку скапливаться жгучий пух, образовывая такую себе белесую шапку. Выглядело смешно, но никто не смеялся – потому что все находились примерно в одинаковом положении.
Через пять минут передвижения Кейн немного усомнился в правильности выбранного маршрута – они прошли уже значительное расстояние, даже, несмотря на медленную скорость, а выход из этого естественного лабиринта так и не показался.
- Блейк, я начинаю нервничать!
- Не спешите. Нервные клетки не восстанавливаются.
- Мне бы ваше самообладание.
Еще одна минута напряженного ожидания.
- Блейк!
- Ждите!
Кейн стиснул зубы. Прошла еще одна минута. Обычно старающийся сдерживаться, Мэтт был готов сорваться на крик и мат.
- Мы уже восемь минут идем, так и не зная, есть ли тут проход, или нет. Может, развернемся, пока не поздно?
- Зачем? Вот и наш выход, - Блейк, как ни в чем не бывало, улыбнулся.
Кейн недовольно вздохнул. Теперь он и сам видел просвет между деревьями, воспринимающийся сейчас как пресловутый свет в конце тоннеля. Радоваться стоило хотя бы потому, что для его нахождения не пришлось побывать между жизнью и смертью.
- Слава Богу! – Кимлик отдернул от себя слишком крепко прицепившийся пучок жгучего пуха.
Последним из зарослей выбрался Максим, или скорее вывалился. Он так и не заметил скопившийся на шлеме пух, продолжая увлеченно орудовать компьютером. “Вот истинный фанатик своего дела” – подумал Кейн, с удовольствием потягиваясь.
- Друг, сними это с себя, - Кимлик обратился к Максиму на родном, для обоих языке.
- Что? – Максим вышел из внутреннего созерцания. Чтобы парень быстрее понял, чего от него хотят, Кимлик пристукнул по его шлему. Только теперь Максим обратил внимание на заросли, образовавшиеся на шлеме.
- Тьфу, гадость, - Максим с отвращением принялся очищать себя от жгучего пуха.
- Да уж, дерьмо не мед, - философски заметил Кимлик, переключаясь на свою привычную работу – обзор окрестностей.
- Наша цель? – Мэтт стал значительно спокойнее, нежели пять минут назад.
- Вон те строения прямо по курсу, видите завалившийся строительный кран?
- Ну что-то похожее на него.
- Ну так нам туда. Перейдем по мосту, и окажемся на месте. Свяжитесь с группой Барсук, пусть знают, что мы скоро будем.
Кейн решил подсчитать в уме, сколько им потребуется времени на то, чтобы добежать до моста, пересечь его, да еще потом метров двести напрямую преодолеть. Расстояние до моста – триста, но по пересеченной местности. После моста – прямо по асфальтовой дороге. А еще надо брать в расчет аномалии – если встретятся, придется их обходить, определять границы. Значит нужно прибавить еще несколько минут. Значит, до моста можно добежать за пару минут, если брать по максимуму. Пересечь мост – секунд тридцать, не больше. Ну и двести метров по дороге – еще минута. Округляя, получается четыре минуты. Да если еще добавить время на обход аномалий – на всякий случай – то выходит восемь минут. Ну в крайнем случае десять. Группа Барсук сможет увидеть их, только после того как они пересекут мост. Сейчас деревья мешают, да еще и какая-то странная туманная дымка, слава Богу, не очень сильная. Значит надо предупредить их, чтобы ждали через четыре, нет, пять минут. Чтобы не дай Бог, не пальнули ненароком. Хотя к черту – на радаре увидят что свои. Но предупредить о прибытии все же не помешает.
Нажать на кнопку передатчика – дело одной секунды. Но пока рука Мэтта тянулась к ней, передатчик ожил сам, без внешнего вмешательства. “Барсук” – подумал Кейн. И ошибся.
- Левиафан, это База. Группа Барсук пропала с нашего радара. Посмотрите что у вас.
Кейн сдержал готовое сорваться с уст ругательство, относившееся к радарам, и тем, кто их производил. На его кпк никаких сигналов не было. Равно как и на кпк Блейка. Но это еще не являлось поводом для беспокойства. В первую очередь надо было связаться с отрядом по радио связи, ну или попытаться, по крайней мере, если уж это не вышло у штаба.
- Барсук, это Левиафан, ответьте!
А в ответ тишина, в данный момент говорившая красноречивее любых слов. Вторая попытка закончилась все так же безрезультатно.
- Блейк, ради всего святого, скажите, что у вас есть хоть какие нибудь предположения, что за чертовщина тут твориться.
Блейк даже не успел открыть рот. Вместо него это сделал Максим:
- У меня точно есть одно. Оно хоть и простое, да и высказывалось ранее, но зато логичное, и даже оптимистичное. Разрешите высказаться?
- Будьте так любезны, - Кейн даже сделал приглашающий жест.
- Ну, мне очень пригодились данные, снятые со второго исследовательского модуля. Если опустить научные подробности, - эта фраза вызвала у Мэтта невольную улыбку, - сопоставив их с данными первого модуля, и проделав простой анализ, я установил следующее: аномальная активность очень неравномерно распределилась по Зоне. На некоторых участках она зашкаливает, в то время как на других ее нет совсем. Получилась некоторая неоднородность слоев. И вполне возможно, что на интересующем нас участке, аномальная энергия Зоны генерирует помехи, искажающие связь, препятствующие коммуникации. Поэтому штаб не видит на радаре группу Барсук, а они в свою очередь нас просто не слышат, и не могут достучаться до нас. Они наверное думают, что это у нас что-то со связью, и что это нас надо выручать.
- Да, но как тогда объяснить пропажу группы Суслик? Они ведь тоже должны были следовать к этой… к этим строениям, - Кимлик посмотрел далеко через мост, - но даже если все так, как описали вы в вашей теории, Барсуки находятся там, но никаких следов Суслика они не обнаружили. Не заблудилась же группа Суслик, в самом-то деле!
- Здесь я ничем помочь не могу, - Максим пожал плечами, - я только выстроил теорию, за то время что у меня было в распоряжении.
- И проверить эту теорию мы сможем, лишь добравшись до места, - Кейн выражал мысли вслух.
Максим страдальчески вздохнул, и этот вздох выражал и согласие со словами Мэтта, и извинение за неспособность придумать другую, более основательную теорию. Ту, которая бы объясняла все: и пропажу связи, и исчезновение группы Суслик.
- А может там местный Бермудский треугольник? – реплика Кимлика в другой ситуации прозвучала бы как чистой воды шутка, но в нынешнем положении даже и к ней следовало относиться с должной серьезностью, - В Зоне такое может быть?
- В Зоне все может быть… - высказывание Максима воспринималась как заглавие к технике безопасности, с который следует ознакомиться всем новоприбывшим в Зону.
Развил мысль своего ассистента Блейк:
- Просматривая сведения из архива, среди которых попадались выдержки из бесед со сталкерами, я наткнулся на очень интересную информацию, о так называемых пространственных аномалиях, или пузырях, на сталкерском сленге. Так вот, сталкеры рассказывали о полученных ими радиопередачах, посланных людьми, считавшимися без вести пропавшими. Люди эти с ужасом рассказывали, что не могут выбраться из “Трех сосен”, что они часами блуждают по одной и той же местности, и все время оказываются на одном и том же месте. Я не могу сказать насколько эти сведения правдивы, а насколько являются порождением сталкерских суеверий. Я не могу утверждать, что группа Суслик затерялась в подобной аномалии. Я просто довожу до общего сведения, что такое явление может существовать.
Почти на минуту воцарилось молчание. Казалось, только Кейна серьезно заботит возникшая внезапно проблема. Блейк оставался внешне хладнокровным, внутренне по-видимому тоже. Максиму, наверное, не терпелось утвердить свою теорию, а Кимлик вообще не заморачивался насчет принятия решений. Его дело маленькое – делать то, что прикажет начальство, и желательно оперативно.
- Что ж, все эти теории, безусловно интересны, но к сожалению ничем не могут нам помочь, - голос Мэтта звучал неестественно спокойно, будто он стремился казаться уверенным в себе, - Я буду рад если ваша теория Максим, окажется верной, и отряд Барсук дожидается нас, безуспешно пытаясь связаться. И я буду рад, если ваши сведения Блейк, являются всего лишь фикцией, и что с отрядом Суслик все в порядке, и они не блуждают среди трех сосен. Но единственный способ разобраться во всем – это быстро выполнять наши задачи. Мы и так потеряли уйму времени, так что… не вижу причин задерживаться здесь более.
- Да, вы правы майор, - Блейк зачем то отделился от группы, - я пойду первым, буду проводником. За мной лучше бежать след в след, если я остановлюсь, вы должны остановиться без лишних вопросов, если перемещаюсь в сторону, вы перемещаетесь вместе со мной. Вопросы есть?
Отрицательные движения голов. Какие уж тут вопросы?
- Тогда за мной!
После долгих разговоров, размышлений, и попыток принять решение, физическая разрядка была благом, просто необходимой вакциной от вируса тревог и внутренних противоречий. Кейн отдался этой гонке до конца, каждой мышцей тела ощущая желанное напряжение. Мэтт дал разуму отдохнуть, позволяя телу самому выполнять необходимые действия. Блейк отклонился вправо – и Кейн точь-в-точь повторил его маневр. Блейк неожиданно притормозил на мосту – и Кейн замер в полуметре, не позволив инерции толкнуть его на ученого. Пока Блейк “провешивает путь” между двух аномалий, Мэтт отмечает малейшие детали в подсознании, вызывающие подозрение. Но вот путь найден – и Блейк не говоря ни слова возобновляет гонку, и Кейн начинает движение, обогнав мысль о нем, у себя в голове. И вот до конца осталось сто метров, потом пятьдесят, двадцать пять, десять, пять…
- Кажется, в прошлый раз ворота держались там, где им положено, - Блейк застыл на месте, озадаченно оглядывая сорванные с петель, металлические ворота, - Максим вы не помните?


I just... do things!
 
Форум » Форумы общей тематики » Наше творчество » Проект Откровение 18:4
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат GSC Game World.
Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения его администрации.
Powered by
razMAX // Design by Best Studio
© 2010 stalker-zone.info
Используются технологии uCoz