PDA
Приветствуем, Бродяга!
------------
Приветствую тебя, Сталкер!
Ну что стоишь? Проходи, не стесняйся.
Мы рады любым гостям!
------------
Вход

Регистрация


Партнеры
    Stalker-Epos
    Stalker-Book.com Survarium

    Читай!

    Играй в Петанк!

Теги и рейтинги

Яндекс цитирования Rambler's Top100 S.T.A.L.K.E.R. cheats

Главная » Статьи » Разное » Рассказы

В зоне поиска (3-4 главы)
III

Наверное, любой человек, попав в безвыходное положение, пройдет через испытания активного действия по выходу из сложившейся ситуации и ломку апатии ко всему через потерю всяких надежд. Только эти две стадии наступают с разной последовательностью. Однако даже в состоянии полной апатии человек не теряет веру и надежду.
В случае с лейтенантом безвыходных положений не было – была только проблема выбора, которая всё же загоняла Славика в лапы паники с последующей апатией к окружающему. Спасательной соломинкой выступала лишь цель, поставленная командованием, на мгновения вытаскивая из омута апатии.
Золотарёв брёл по дороге просто выбрав направление наугад, обходя явные и косвенные следы аномальных возмущений. Безмолвный дремучий лес по обочинам дороги казался бесконечным.
Славик посмотрел на механические командирские часы, которые проводник настоятельно рекомендовал взять с собой. После безрезультатной ходьбы Славик стал ненавидеть эту дорогу, три часа назад давшую надежду. Может он попал в пространственную аномалию, о которой тоже читал в интернете? В Зоне нет прямых дорог, – гласило одно правило из свода негласных законов сталкеров. Это заставило Золотарева сойти на обочину и стать ближе к пугающему лесу, на прогалине которого он заметил необычное, как и сама Зона, явление. Оно источало неяркий свет и переливалось, словно на солнце кусочек зеркала в детских руках.
Славик был околдован явлением и решил подойти ближе и рассмотреть, что же это могло быть. Очутившись возле бесформенного переливающегося артефакта, он присел на корточки и стал трогать его подобранной палкой, любуясь открытием. Поигравшись и взяв еле тёплый артефакт в руки, Золотарёв решил вернуться на дорогу.
– Стой, где стоишь, сталкер, если не хочешь, чтобы тебя сожрала аномалия!
Приказ заставил его замереть на месте и судорожно оглядываться по сторонам в поисках неизвестного обладателя мужского голоса. Неприметная на первый взгляд маскировка под лиственный покров леса пошевелилась и не спеша превратилась в стоячего человека, вооруженного охотничьим дробовиком Сайга. Нижнюю половину лица незнакомца закрывал респиратор, а голова была укрыта камуфляжной панамой со вставками из опавшей листвы. Лесной камуфляж униформы был в грязи и явно давно не чистился.
– Чего уставился, словно бабу в Зоне увидел? Давай выбирайся оттуда.
– Откуда? – не понял Славик.
– Из триплета.
– Чего? – опять не понял он.
– Ты чё, новичок в Зоне? – вдруг удивился незнакомец. – Ёпте, парень, ты чуть не стал для меня отмычкой.
– Кем?
– Не важно. Главное тебе повезло пройти между аномалиями. Только боюсь, тебе обратно будет труднее выбраться.
У Славика засосало под ложечкой. Холодный под выступил бисером на лбу. Телом овладела нервная дрожь.
– Парень, только не делай глупостей и не падай в обморок, ты весь побледнел.
Славик уже не слышал незнакомца. Он стал судорожно выискивать глазами следы окруживших его аномалий, однако смог лишь услышать их слабые пульсирующие вздохи. Это ещё больше ввело Золотарёва в оцепенение.
– Парень! Эй, парень! – пытался вывести его из оцепенения незнакомец.
– А?
– Я тебе помогу, только не делай глупостей. Хорошо? – получив в ответ кивок, он спросил: – Как тебя зовут?
– Слава.
– Ок Славик, делай то, что я тебе скажу, договорились?
Снова получив утвердительный кивок, сталкер вынул из набедренного кармана какой–то прибор и, глядя на него начал ходить вокруг, обходя триплет аномалий, в который угодил Славик.
– Вот, я нашел проход, по которому ты прошел. Иди прямо на меня, понял? Ни шагу в сторону.
С трудом поборов оцепенение, Золотарёв начал потихоньку передвигать свинцовые ноги к незнакомому сталкеру и шаг за шагом, не помня как, оказался за пределами триплета.
– Молодец, справился, из тебя выйдет хороший сталкер.
После этих слов ноги перестали держать Славу и он повалился на колени. Поборов минутную слабость он встал и снова упал, согнувшись на земле пополам от удара в живот.
– Это твоя плата мне за арт, – злобно сказал незнакомец. – Я его здесь два дня пас.

***

– Дядь Вов, может, всё–таки возьмёте артефакт?
– Нет, – в который раз отказался сталкер.
Славик шел за сталкером на запад по той же дороге нога в ногу. Он не пытался наладить контакт с дядей Вовой, побаиваясь снова получить оплеуху. Однако сталкер сам начал разговор:
– И ты ничего спросить не хочешь?
– Что именно? – Славик искренне удивился этому вопросу.
– Ну, о Зоне, например, артефактах? Хотя бы о том артефакте, шо ты подобрал? – сталкер разочарованно вздохнул: – на который я убил целых два дня в Зоне...
– Тогда почему вы не хотите его забрать?
– Потому, шо он тебе пригодится шоб на шмотки и оружие обменять у Ведьмы.
– Ведьмы?
– Да, торговка местная, вполне честная, но больно страшная, да так, шо даже отморозки выпив ящик водки от неё нос воротят.
До Предбанника за весёлым разговором добрались быстро и без происшествий. Славик узнал очень много о Зоне и самом дяде Вове – бывшем сантехнике, подавшемуся сюда на промысел два года назад. Сталкер оказался весёлым и интересным собеседником, не чета строгому и деловому ныне покойному проводнику. Хотя, может, и он был таким же, просто обстоятельства не располагали к веселью?
В любом случае, Славик хотел бы идти с Владимиром к самолётам, и, если придется, постарается нанять его любым способом.
Предбанником оказалась заброшенная когда–то деревушка – по крайней мере она так выглядела по состоянию построек и обросших их зарослях. Но первое впечатление оказалось ложным. Углубившись в село по второстепенной улице с насыпью из щебенки, парочка вышла к хорошо укрепленной позиции. Забор из сваренных между собой ворот, явно заимствованных из местных пустующих дворов, и дополнительно оборудованный сверху колючей проволокой окружал территорию двух домов и одного бывшего сельского клуба, в крыше которого из хорошо продуманной и защищенной амбразуры виднелось дуло крупнокалиберного пулемёта. Заканчивали картину расставленные по периметру видеокамеры.
– Афигеть, – не скрыл своего восхищения Золотарёв.
– Тебе, Славка, ещё не один раз предстоит афигевать. Зона она такая – фигеешь чуть ли не каждый час.
Тем временем в воротах неожиданно открылась дверь, и к сталкерам вышел человек в охотничьем плаще и АК за спиной.
– Пошли быстрее, – подогнал Владимир Славика и они скоро оказались на территории импровизированной базы.
Внутри всё оказалось таким же, как и остальное село, но вполне людным. На новоприбывших сталкеров взглянули лишь на миг и продолжили заниматься своими делами. На Славика это место произвело впечатление оазиса доброты и взаимной вежливости среди злобной Зоны. Люди отдыхали, как могли: разношерстные компании сидели у своих костров, ели, пили, играли на музыкальных инструментах и рассказывали всевозможные истории и анекдоты.
– Здесь правила просты – никогда не используй оружие, кроме крайней необходимости самообороны, используй кулаки, но не оружие и уважай других старателей, – Владимир показал в сторону низкого строения с нарисованной от руки вывеской "Магазин": – нам туда, там Ведьма.
Низкое строение оказалось некогда бывшим погребом, а сейчас вполне ухоженным логовом торговки по кличке Ведьма. За кирпичной стеной с оконцем метр на метр скучала торговка, которая даже не шелохнулась при виде двух посетителей.
– Здравствуйте, – весело поздоровался Слава, осматривая помещение.
– И тебе не попасться в лапы Зоны, мой молодой сталкер, – ответила торговка низким грубым голосом.
Женщина и действительно была не первой свежести и явно природа на ней отдохнула: мужеподобная внешность, усики над губами, бородавка на носу и вес не менее центнера.
– Парень арт нашел, надо бы ему шмоток и оружия, – молвил Владимир, оперившись локтем о дубовый прилавок.
– Показывай, – без церемоний попросила торговка, что Слава и сделал: – о, неплохо, как для новичка, – не скрыла своего удивления Ведьма.
– Ага, ты бы видела, как он его нашел и меня...
– Мне это не интересно, – перебила Владимира Ведьма, загнав того в краску и обратилась к Славику: – ты, конечно, понятия не имеешь, что нашел?
– Ну, дядя Вова сказал, что это «зеркало снежной королевы».
– Правильно он говорит. Я тебе за него дам почти новый АКМ с полным магазином, три полных рожка к нему, форму полевую, разгрузку, рюкзак, контейнер для артефактов, армейский штык–нож, сухпайка на неделю, Ф–ку, детектор аномалий со встроенным дозиметром, два комплекта батареек к нему и КПК с загруженными свежими картами. Не бойся, хоть КПК и старый, но с вафлей и навигацией, Вова расскажет, как им пользоваться. И на КПК, кстати, запишу твой оставшийся счёт, живые деньги тебе не помешают.
Слава, удивляясь дороговизне артефакта, вопросительно взглянул на дядю Вову и тот одобрительно кивнул.
– Вов, мне надо поговорить с молодым человеком наедине.
– Ок.
Дождавшись, пока сталкер выйдет из погреба и закроет за собой дверь, Ведьма спросила:
– Какая у тебя кличка?
– Кличка? – переспросил Слава.
Лейтенант уже успел позабыть свою кличку, являвшуюся одновременно и позывным, и стал интенсивно вспоминать, вызвав этим неловкую для себя задержку:
– Гурон, – вспомнил он.
– Ок, замечательно, парень, – торговка начала выкладывать на прилавок шмотки, – забирай и проваливай отсюда.

***

– Я даже не представляю сколько должен стоить арт на рынке, если Ведьма мне столько шмоток отвалила.
– Это тебе видимо повезло, а может глаз на тебя положила, – Влад рассмеялся так, что у Славы мурашки по телу пробежали от единой кошмарной мысли оказаться в одной постели с торговкой.
Сталкеры давно покинула Предбанник, направляясь в сторону упавших самолётов, куда дядя Вова не отказался провести за определённую плату. К ученым Славу направила Ведьма, после того, как он вспомнил, зачем здесь, едва не покинув её обитель вовремя выйдя из состояния зачумленности от неожиданной благодетельности торговки.
Резкий порывчатый ветер поднял пыль с дороги прямо в лица сталкерам. Временная слепота едва не погубила их, не остановись вовремя дядя Вова как вкопанный, схватив молодого сталкера за руку. С запозданием истошно запищал детектор.
Славик второй раз за день ощутил ужас перед невидимой смертельной угрозой.
Прямо перед ними выросла аномалия «карусель», очертания пылью и палой листвой. Она пульсировала и издавала звуки тяжелого дыхания, словно перед сталкерами спал невидимый великан.
Дядя Вова достал карту и быстро сделал какую–то отметку.
– Ни хрена себе, – Золотарёв оказался под сильным впечатлением, одновременно испугавшись и восхитившись этому смертоносному цветку Зоны.
– Это нам ещё очень повезло, – с дрожью в голосе сказал Влад. – Обойдём, – он повёл Славу вправо. – Вот я помню, как один сталкер прямо на моих глазах в вот такую же рождающуюся аномалию попал. Шел себе, шел, а потом – хлоп! – он неожиданно ударил в ладоши, от чего лейтенант испуганно вздрогнул, – и нет человека. А нам повезло, наблюдать рождение аномалии – редкая удача. Красиво, правда?
В таком ключе шел их разговор, по пути к упавшим самолетам – дядя Вова травил байки молодому сталкеру, как будто шел с маршрутного автобуса со знакомым попутчиком домой, а Славик слушал его, впитывая такую дорогоценную информацию, пусть и в виде небылиц, и одновременно пытался уследить за происходящим в округе.
К сумеркам молодой сталкер стал ощущать себя смертельно уставшим, даже марш–бросок в академии показался детским лепетом по сравнению с простой прогулкой по Зоне.
Дядя Вова вдруг остановился, да так неожиданно, что Славик подумал, что опытный сталкер что–то заметил, однако его лицо выражало веселость, а глаза с интересом рассматривали бледную от усталости физиономию Золотарева.
– Что, устал? – Славик утвердительно кивнул. – Э, сталкер, по Зоне идти – не девок на гражданке зажимать.
Влад хотел рассмеяться, но от усталости смех вышел глухим и совершенно не веселым.
– Ни чё, брат, до хованки не долго осталось, пересидим, отдохнем, а к самолету оттуда рукой подать, по этой дороге километров девять от схованки, там мы увидим следы крушения и пожара.
Славик машинально посмотрел в том направлении, куда показал рукой сталкер, но ничего, кроме растущих вдоль потрескавшейся от старости с причудливыми вкраплениями от аномалий дороги кустарников и деревьев, он, естественно, не увидел. Только периферией зрения лейтенант заметил падающего вперед сталкера.
"Устал, что ли", – пришла в голову Славы первая мысль.
Вторая мысль повалила его рядом со сталкером. И вовремя – пуля со свистом пролетела над макушкой, обдав своим жаром, и высекла из асфальта искру.
За доли секунды Славик успел увидеть агонизирующее тело дяди Вовы с простреленной головой, влезть в месиво из крови и серого вещества сталкерских мозгов, и интенсивными перекатами удрать в лесопосадку.
Не помня себя, Золотарев подорвался с прохладной лиственной земли и устремился сломя голову, куда глаза глядят, повторяя себе под нос:
"Плохой день, плохой день".
Его десятиминутное стремительное бегство было грубо остановлено сильными руками:
– Куда так бежишь, сталкер, жить надоело? – Славик еще пытался вырваться, однако все его слабые от усталости попытки были тщетны. – Успокойся, парень, тут тебе ничего не грозит.

***

Кто знает, чем может обернуться новое знакомство для молодого сталкера, однако он искренне переживал за этого человека. Что с ним будет? Убьёт аномалия, как проводника и остальных в автобусе, или кто–то неизвестный пустит пулю в голову, как дяде Васе? Статистика хоть и небольшая, но уже достаточная, чтобы показать: лейтенант Золотарёв – неудачник. Да такой неудачник, что другие люди гибнут почём зря, если находятся ядом с ним.
Вывод напрашивался сам собой: лейтенант разведки должен быть один и не с кем больше не связываться. Даже с этим на вид матерым сталкером, добродушно предложившим свой ночлег.
– Так значит, выстрелы были бесшумными? – как бы сам себя спросил сталкер, передавая Славику кружку с горячим чаем. – И автобус Проводника вдруг ни с того ни с сего снесло в болото через аномалии?
Золотарёв лишь кивнул, вспоминая те вечные секунды ужаса в неуправляемом автобусе, и вздрагивающее от конвульсий тело Владимира, поваленное пулей неизвестного снайпера.
– Тебя, брат, устранить пытаются, попомни моё слово, – после минутных размышлений сказал сталкер и присел рядом со Славиком. – Тебя пытаются убить.
– Но кто? Я ума не приложу! Это всё какой–то страшный сон.
– Зона, сталкер, коварная сучка, но ещё коварнее люди, в ней находящиеся. Ты здесь недавно, тебе предстоит ещё многое узнать о здешних законах. Вернее, об отсутствии таковых вообще.
– Да, я уже заметил.
– Слышь, парень, всё забываю тебя спросить – как тебя зовут?
– Слава.
– А меня Михаил, – они пожали друг другу руки. – Будем знакомы. Знаешь, Зона всё таки тебе благоволит и, можно сказать защищает.
– Это, по–моему, только везение.
– Может быть, Славик, – Миша обнял его за плечи, – Не бойся Славик, я тебе помогу забыть все эти невзгоды, – не отпуская Золотарёва, он второй рукой нежно погладил по его груди, – всё будет хорошо, доверься мне, – уже шепотом проговорил сталкер в ухо лейтенанту: – тебя пытаются убить, но я защищу.
Славик застыл от неожиданности и растерянности. Такое с ним происходило впервые. Но вот рука Михаила уже нежно потянулась ниже пояса и... Державшая за плечи рука Миши ослабла, а из его рта вырвался хрип. В тоже мгновение сталкер–педик упал назад, задрав вверх ноги, пару раз тело вздрогнуло и больше не шевелилось.
Золотарёва мгновенно пробрала дрожь. Он только сейчас пришел в себя от затмившей глаза красной ярости и вспомнил, как мгновенно вытащил нож и всадил по самую рукоятку в грудь Михаила. А ведь мог же просто приложить лезвие к горлу или провести один из боевых приемов, изученных в академии, и попросить свалить восвояси. Или на худой конец просто пнуть ножом в ногу или руку, но не убивать точным попаданием в сердце. Это, наверное, всё от усталости и нервного изнеможения за целый день.
Слава лег на приготовленную для него постель в углу бетонного убежища и закрыл глаза.

IV

– Тише, разбудите раньше времени! – шикнул рослый мужчина в серой форме и полном обмундировании на двоих таких же, склонившихся над спящим Славиком.
– Спит, аж улыбается, гадёныш.
Парни осторожно подхватили Золотарева за ноги и руки, от чего спящий лишь протестующе зачмокал во сне, и тихо вытащили из убежища на дневной свет, аккуратно посадив у дерева. Там поджидало ещё двое рослых мужчин в аналогичной форме, взявшие пленника на прицел своих карабинов М4.
– Ведро! – шепнул старший и на лейтенанта плеснули ледяной водой.
Это вызвало бурю эмоций у молодого сталкера, разбуженного столь бесцеремонным способом и множество вопросов. Этого эффекта старший и ожидал. Ослепленный дневным светом и разбуженный ледяной водой Славик был в прострации.
– Ты, сука, зачем Мишку завалил?
– Какого Мишку? – в испуге затараторил парень, разглядев сквозь резь в глазах окруживших его людей.
– Спец, дай мне эту гниду! – рванул к Славику один из мужчин, – Удавлю, гад, за Мишку! Ты зачем Мишку убил!
– Я не... Не знаю... Он приставал!
– Как тебя зовут?
От страха сталкер забыл своё имя.
– Как тебя зовут?!
– Славик...
– Я тебя на кол посажу, Славик, педик ты всесторонний!
– Звание!
– Что?
– Да он над нами издевается! Звание говори или за Мишку я тебе жопу порву вот этим самым стволом!
– Говори же, я за него не ручаюсь!
Золотарёв был так напуган разыгранным перед ним спектаклем, что в это мгновение мог выдать самые страшные тайны, если бы знал.
– Лейт... – только промолвил Слава и прикусил язык, запоздало осознав всю серьёзность своей только что сделанной ошибки.
– Лейтенант всё–таки.
– Спец, дай его мне, он живее всё выдаст.
– Поздно уже, – сказал главный, увидев перемены на лице лейтенанта с растерянного на собранное и задумчивое. – Летёха, наш фарс всё же заставил тебя совершить ошибку, поэтому поздно пить Боржоми. Выкладывай всё сразу, и мы дальше будем думать, что с тобой делать.
Трудно передать, что чувствовал разведчик в эти секунды, какая шла борьба на чашах весов между страхом за свою жизнь и провалом операции из–за своей некомпетентности.
– Славик, – Спец присел на корточках, – мы же можем и помочь в твоём деле, а можем совсем не добровольно помочь лечь рядом с Мишей. Выбирай.
– Я буду говорить только с вашим главным, – обдумав всё, ответил Золотарём, сам не ожидая такой твёрдости в своём голосе.
– Славик, мы можем тебя здесь и схоронить...
– Вы меня слышали.
Главный группы покрутил головой, щелкая шейными суставами и резко встал.
– Шарль и Джон, педика, – Слава вздрогнул, – в яму, где нить заройте, да поглубже, не хочу, чтобы собаки труп вырыли как в прошлый раз, вони потом... Гена, подбери шмотки этого...горе–лейтенанта и следуй за нами. Вано, прикрывай тыл. Всё, двинули!
– Вставай, вставай, летёха, живо! – крикнул Гена на поникшего в ожидании скорой смерти Славу, – Или хочешь остаться яму рыть для педика Миши и лечь рядом?!
Сталкер мгновенно встал и последовал шатающейся походкой за Спецом. Некоторое время он был горд за себя, однако размышления о предстоящей беседе с начальником наёмников быстро вернули его в состояние близкое к панике. Золотарёв узнал в группе людей наёмников, имеющих в Зоне дурную славу. По крайней мере, такое он вычитал в интернете и слышал в Предбаннике.

***

Сталкер долго ждал этого момента – группа наемников появилась в поле его зрения – и он жадно прильнул глазом к окуляру прицела крупнокалиберной винтовки.
Однако внимание опытного снайпера привлек безоружный молодой сталкер, безразлично понуривший голову. Один из наемников пнул того в плечо и что–то со злобой на лице и неуважением проговорил. В душе снайпера, кроме интереса, ничего не колыхнулось: одним сталкером меньше, одним больше – это Зона. Однако наемники никогда не церемонились со старателями, используя лишь как проводников или отмычек. А тут целый авангард, лишь бы парень не сгинул раньше времени. Чем–то им он дорог.
Весь план снайпера по уничтожению группы наемников пропал даром, как и заложенный на пути фугасный заряд, что, в прочем, его ничуть не волновало. Лишь чувство любознательности брало верх. Быстро перебрав все варианты в уме, он осторожно отполз назад.
Славик не думал ни о чём. Только тропинка под ногами и ноги впередиидущего мелькали перед глазами. Чего ждать от наёмников думать давно надоело, только после встречи с их руководством можно было бы расставить все точки над "i" в расследовании пропажи лайнеров, ведь кто, если не наёмники знали большинство неизвестного простому сталкеру о Зоне. Вот только оставят ли его в живых? Эта мысль в который раз кольнула в мозгу, отчего сбился шаг и грубый голос, подкрепленный не менее грубым толчком в спину, опрокидывает его ничком на пыльную тропинку.
Ярость затмевает разум, стук собственного сердца заложил уши, и он резко встает, чтобы нанести удар. Однако занесённый для удара кулак завис, а ярость сменилась страхом: там, где у наглого наемника была голова, пульсировала только алая кровь из рваной артерии. Тело рухнуло как тряпичная кукла и задергалось в конвульсиях.
Наемникам не пришлось долго задумываться, они рефлекторно повалились наземь, кто прыгнул в кусты и неподвижно залег. О Славике все забыли, но он не воспользовался ситуацией сбежать, а, к своему изумлению не растерялся, после мощного эха выстрела, выведшего из оцепенения, быстро забрал окровавленную винтовую у обезглавленного наемника и лег рядом со Спецом. Тот спокойно отдавал приказы в переговорное устройство и не отводил глаз от предполагаемого места залегания снайпера.
– Вот придурок, – выругался снайпер в сторону залегшего лейтенанта и осторожно покинул незамеченную позицию, уволакивая крупнокалиберную винтовку с громоздким самодельным глушителем.
Но отказываться от идеи освободить сталкера не стал, напротив, сменил позицию и выстрелил Спецу в ногу. Наемник взвыл от боли и перевернулся на спину, рассматривая кровоточащую фонтаном культю. Адреналин ускорил сердцебиение, отчего кровеносная система получила гидроудар. Надо было немедленно остановить кровотечение, и Спец дрожащими пальцами снял ремень и туго затянул на бедре.
Второй выстрел снайпера произвел должное впечатление на Славу, который, бросив винтовку, уже несся слом голову через чащобу видоизменённой сирени, царапая руки и лицо об острые шипы. Подальше, подальше от этого безумия. Подальше от бойни, в которой не будет выживших. Подальше отсюда. Но он ошибался. Снайпер заметил бегство лейтенанта и прекратил обстрел наемников – Слава бежал именно туда, куда и нужно ему было – в аномалию.

***

– Старайся не двигаться, быстро затянет.
Слава в испуге стал озираться, выискивая обладателя голоса, ещё сильнее барахтаясь в «чёрных песках» – редкой аномалии в Зоны, но присущей для данной местности – и погрузился ещё глубже по колена. Взгляд зацепился за совершенно не сочетающуюся с местностью вертикально стоящей крупнокалиберной винтовкой, но совершенно сливающуюся на фоне растительности фигуру, державшей оружие, он разглядел с трудом. Лейтенант замер, уставившись на неподвижного незнакомца.
– Вот так, хорошо, – сказала фигура странным шепелявым голосом.
– Ты – снайпер? – скорее не спрашивая, а утверждая, сказал Слава, чувствуя, как затряслись поджилки от той смертоносности, которую излучал неподвижный незнакомец, даже засасывающая трясина теперь казалась детскими шалостями Зоны.
– Так меня зовут наёмники. В кругу сталкеров я просто Даня.
Слава шумно вдохнул, почувствовав большое облегчение, но потом снова напрягся.
– Даня, ты меня вытащишь отсюда?
– Всё зависит от того, зачем ты наемникам.
– Я просто попался им в лапы, когда спал! – в сердцах выпалил бывший пленник наёмников, пытаясь таким образом убедить оппонента.
– И, зачем ты им? Они обычно убивают сталкеров. Только честно.
Золотарёв теперь заметил простоватость, с которой говорил снайпер, но сейчас шутить ему не очень хотелось.
– Не знаю, может потому, что убил одного из них, который оказался педиком и они по нему совсем не горевали и...
– Хватит, – спокойно перебил его Даня. – Но ты им нужен. Зачем?
Славик в отчаянии понял, что такого не обманешь. Теперь ещё один узнает тайну и возможно даже наверняка убьёт его. Но выбора не оставалось, казалось, снайпер видит его насквозь.
– Как ты относишься к военным?
– Все профессии нужны, все профессии важны, – всё тем же голосом ответил Даня. – Не трогают меня, не трогаю и я. А что?
– Я лейтенант разведки украинской армии, – после короткой паузы сказал Золотарёв и замер, закрыв глаза, в ожидании выстрела.
– Иди за мной, – только и услышал Слава удаляющийся голос, очень удивившись. – Переговорим в более спокойном местечке.
– Но...
Слова потонули в ещё большем удивлении, когда лейтенант глянул под ноги и обнаружил себя стоящим на твёрдой почве, а не по бедра в трясине. Инстинктивно и с отвращением он отскочил от опасного места и побежал за едва различимой фигурой в камуфляже, пробиравшегося через заросли дикой сирени в другую сторону от наемников.
– Даня, не спеши.
Снайпер остановился и поднял вверх кулак. Долго думать Славику не пришлось, сразу опознавшему знак остановиться и замереть. Снайпер подозвал его к себе рукой, указал в сторону заросшей дороги в пятидесяти метрах от них и еле различимым шепотом произнёс:
– Смотри и слушай.
И прислушался, вглядываясь в указанном направлении. Кроме шелестящей под ветром листвы еле различил хруст сухой травы под чьими–то ногами. Чьими, стало известно спустя пять минут ожидания – это были всё те же наемники, взявшие Славу врасплох. Их ряды поредели на два человека, а один лежал на импровизированных из подручных материалов носилках. В нём лейтенант узнал Спеца, бледного как смерть, без правой ноги, отсечённой по бедро, но он был в сознании и продолжал командовать группой, еле слышно отдавая распоряжения в коммуникатор. Получается, наемники обошли кругом по изведанной дороге к своему лагерю.
– Там база наемников, – сказал Даня, когда группа удалилась на приличное расстояние, – никогда туда не иди, если хочешь жить.
– Это и ежу понятно, но может они пролили бы свет на одно дело, которое я расследую.
– Может, но не для тебя. Пошли.
– Даня, мой шмотки остались у наёмников! – неожиданно вспомнил Славик.
– Забудь. Пошли.

***

Берлога снайпера Дани оказалась далеко от места расстрела им наёмников и расположилась в неприметном капитальном кирпичном погребе когда–то покинутого и стертого с лица земли хутора ещё перед второй аварией на Чернобыльской АЭС. Места не много, но достаточно, чтобы с комфортом расположилось два человека, хотя обстановка говорила о том, что здесь жил один лишь Даня и гостей он принимал очень редко. Здесь было прохладно, но чисто и уютно, люминесцентная лампа, электричество для которой бралось неизвестно откуда, освещала металлический шкаф под потолок вдоль всей стены, столик с двумя стульями и видавшей виды раскладушку с аккуратно сложенной у ног постелью.
– Фууух... – выдохнул Слава, развалившись на стуле, – Какой кайф! – и проследил за снайпером, смешно державшем винтовку двумя руками.
– Извините, но чай вам приготовить придется самому.
Молодой сталкер не стал возражать, тяжело вставая на только сейчас занывшие от усталости ноги, и направился к электрическому чайнику налить воды. Даня, тем временем, бережно положил винтовку в один из отделов шкафа, а в другой сложил камуфляж и развернулся, показав своё истинное лицо под светом люминесцентной лампы. Слава замер с наливаемой в чайник кружкой воды. На его лице проявилось смятение от увиденного, которое едва получилось подавить большой силой воли. Только сейчас заметил уже опустошенную кружку и поспешил набрать из ведра новую порцию, стараясь больше не сверлить Даню взглядом.
– Не стесняйся, все так реагируют в первый раз.
– Я... Я слышал, что такое возможно за границей, но у нас? Как?
– Как говорил мой дедушка – это всё предубеждения. Синдром Дауна не приговор, а особый дар Господа Бога жить по–другому.
Снова взглянув на округлое монголоидное лицо с отреченным взглядом и медленно текучей из ноздри соплей, лейтенант отбросил все детские предрассудки в отношении такого рода людей, вспомнив, как он умело вёл себя в Зоне, словно в родной стихии, что сам почувствовал себя инвалидом, шатаясь здесь второй день подобно слепому щенку.
– Да, – только и смог выдавить из себя он, поставил чайник на место и включил в сеть.
– Ну, расскажи, лейтенант, про своё задание, мне так интересно! – сказал теперь уже с неподдельной радостью Даня, сменив прежний спокойный тон, чем опять удивил сталкера, и сел напротив него за стол.
– Да что тут рассказывать? – Слава поставил на стол две алюминиевые кружки со следами старой заварки на стенках. – Расследование веду о пропаже в Зоне двух самолётов, – усталым голосом сказал он, насыпая по кружкам предоставленный Даней чай.
– Класс, что–нибудь узнал?
– За два дня? Только то, что совершенно не обделён вниманием Зоны!
После рассказа о своих злоключениях лейтенант почувствовал облегчение, словно с плеч спал нелёгкий груз за ответственность перед всей миссией. Стало так легко, что сознание прояснилось лучше любого сна. Хотя, это может являлось последствием чая со странным, но приятным привкусом.
– Я тебе помогу, – с энтузиазмом сказал снайпер. – Был я там, наёмники всё прочесали и я тоже, ничего там нет кроме руин от упавшего самолёта, даже людей, а я такие вещи чувствую!
– Я хотел бы сам на это посмотреть.
– Проведу тебя в Пузырь, – сказал Даня, словно не заметив последних слов лейтенанта, – там ребята однозначно тебе что–то скажут. И на самолёт успеешь посмотреть, как раз по пути.
Категория: Рассказы | Добавил: Ягуар (29.06.2012) | Автор: Анатолий Мегера E
Просмотров: 661 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Опрос
Нужны ли нам конкурсы?
1. Да!
2. Все и так отлично
3. Нет
4. Вообще ничего не нужно
Всего ответов: 623

Статистика

Химера, Радиация, Fikus, Мытарь, lapedTak, Robertmaync, GreatTeach, GeorgeGualt, DavidzeF, Waltertaw, EmilioBep, DavidShupt, Anthonyvof

Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат GSC Game World.
Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения его администрации.
Powered by
razMAX // Design by Best Studio
© 2010 stalker-zone.info
Используются технологии uCoz