PDA
Приветствуем, Бродяга!
------------
Приветствую тебя, Сталкер!
Ну что стоишь? Проходи, не стесняйся.
Мы рады любым гостям!
------------
Вход

Регистрация


Опрос
Нужны ли нам конкурсы?
1. Да!
2. Все и так отлично
3. Нет
4. Вообще ничего не нужно
Всего ответов: 658

Статистика

ЧСВ, Karneuf, Fyrdoliw, Konteluf, Fetduler, Cargiluf, Kircelis, Losmudor, Ralminos, Sirlenus, Michaelget, WalterNom, Felipest, GeorgeDok, Steventafe, ClintonSop, MiltonPels, Dwayzecep, SHALOMrer, remokna-nn, MaureenVialm, AlinaSek

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Stasy  
Форум » Форумы общей тематики » Наше творчество » Убить Стрелка (Цикл рассказов)
Убить Стрелка
YgrekДата: Среда, 20.02.2008, 13:34 | Сообщение # 1
Бывалый
Группа: Ветераны Форума
Сообщений: 51
Репутация: 59
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Эта книга для тех, кто играл,
Кто ночами бессонными мучился,
Кто болтами свой путь промерял.
Посвящаю я Вам, свое творчество.

Тем, кто в «жарке» до праха сгорал,
Мышку тискал рукою в агонии,
И в «элетру» не раз попадал,
Скаля зубы от горькой иронии.

Тем, кто путь свой не раз начинал,
Лез под пули и сквозь радиацию.
И с родными в конфликты вступал,
Наплевав на свою репутацию.

Вам, кто Зону прошёл, и не раз,
Тайны судеб чужих приоткрою.
Чьи сердца и до нас и без нас,
Бились, жили, дышали игрою

Игорь (Ygrek) Войк

Загрузка…, Кэширование…, Синхронизация….
Юрка бежал. «Винторез», казалось, весящий целую тонну, колотился прикладом по ребрам, намокший плащ путался в ногах. Было очень тяжело. Дыхалка начала сдавать. А проклятые псы так и сидели на хвосте. До полудюжины слепых псов упорно продолжали преследование, периодически взлаивая позади.
До бывшего АТП оставалось около сотня - полторы метров, когда стёршаяся подошва старенького берца оскользнулась на грязи, оставшейся от ночного ливня, и Юрка с размаху плюхнулся набок.
- Ма-а-ать! – выдохнул сталкер.
Падая, он инстинктивно успел поддернуть вверх ВСС и в результате пребольно стукнул себя прицелом по уху. Меся берцами грязь, Юрка перевернулся на бок и успел привстать на одно колено. Здоровенный пес, с облезлой шкурой, грязно серого окраса, выскочил из-за кустов. Не останавливаясь, преследователь тут же бросился в атаку. Довернуть ствол человек уже не успевал, и поэтому просто завалился на спину, выбрасывая ноги навстречу мутанту. Левая только чиркнула по скуле, зато правый мысок прилетел аккуратно под челюсть. Бестию подбросило и, перевернув через голову, со всего маху приложило о раскисшую дорогу.
Юрка, оберегая «винторез», кувырнулся в сторону и скатился в кювет. Путаясь в полах плаща, он, наконец, смог принять вертикальное положение. Кинув быстрый взгляд поверх ПСО, сталкер оценил создавшуюся ситуацию. Первый «собак», крутясь в грязи, нервно поскуливал. Очевидно, удар ногой пришелся очень удачно, и ещё, похоже, пёс прикусил себе язык. По крайней мере, морда у него была в крови. А вот, чуть дальше по дороге, из-за кустов выскакивали его вполне здоровые и, судя по всему, голодные собратья. Времени на их подсчёт не оставалось. Палец сам утопил спуск.
ВСС Юрка разжился не так давно, и ещё не успел к нему привыкнуть. Да и на пристрелку патронов практически не было. Как следствие, результатом лихорадочной стрельбы стали всего один собачий труп и один подранок. Магазин «чудо-машинки» опустел на удивление быстро. И то верно, что такое десять патронов? Только напугать…. А вот это то, как раз и получилось. Глухие хлопки выстрелов мало произвели впечатления на нападавших, а вот дикий визг подстреленных и их кувырки по дороге, сбили настрой. Оставшиеся четверо слепых псов, метнувшись в сторону, перескочили через дорогу и скрылись в высокой траве. Юрка устало плюхнулся задницей на откос и дрожащей рукой выдернул опустевшую обойму. Быстро скинув в карман плаща, заменил её новой, по совместительству оказавшейся последней.
Барахтавшийся в грязи пёс, наконец, поднялся на лапы и подслеповато уставился на своего обидчика. Человека и мутанта разделяла всего пара метров. Несколько секунд продолжалась безмолвная дуэль, потом сталкер передернул затвор и вскинул оружие. «Собак» дернулся, как от удара током, и одним прыжком скрылся в кустах на другой стороне дороги. Юрка вздохнул, мысленно возблагодарив неожиданно вернувшийся к псине разум. Ох как не хотелось тратить последние патроны. И до стоянки вроде не далеко, там ребята помогут. Да и пара АРТов для Сидорыча в карманах завалялась. Будет на что боеприпасов купить. А ещё проще, скинуть эту «дуру» за десяток «денежков» или поменять на что-нибудь более скорострельное и, соответственно, с большим магазином. Ну его в баню, «винторез» этот. Ночка вообще сумасшедшая выдалась. Гром, молнии, дождь хлестал как из ведра. И не остановиться. На пути из Темной долины на Кордон не было ни одной точки, где можно было бы передохнуть и отсидеться. Еще и аномалии как с ума сошли. Продвигаясь в темноте, Юрка чуть не вляпался в движущуюся «электру». Полыхнуло так, что даже мокрый плащ занялся, а по волосам пролетели искры. Спасло то, что сталкера вышвырнуло с дороги в кусты….
От воспоминаний его оторвали самым неожиданным образом. С коротким взлаем из кустов выскочил давешний пес с окровавленной мордой и, вцепившись в руку, рывком завалил сталкера на землю. Отбиваясь от обезумевшего мутанта, Юрка с трудом дотянулся до ножа. Короткий тычок, и злобное рычание сменилось режущим по ушам визгом. Пытаясь спихнуть с себя враз потяжелевшую тушу, Юрка наткнулся глазами на второго пса, летящего к нему вдоль дороги….
Дальнейшее он помнил смутно. Всё закрутилось, завертелось. Он колол, отмахивался ножом, брыкался. В какой-то момент увидел себя как будто со стороны, выдавливающим пальцами глаз очередному мутанту. Потом почувствовал дикую боль в шее и потерял сознание.

Красный, колышущийся свет резал глаза. Сквозь ресницы пробивались языки пламени и приятное тепло согревало лицо. Чуть шевельнув шеей, Юрка раскрыл глаза. Прямо перед ним, полускрытый краем капюшона горел костер, слева, чуть в стороне сушились чьи-то кирзовые сапоги. Слышался тихий говор и смех. Вкусно пахло разогретой тушенкой.
- Ты, кстати, - донесся сквозь чавканье, ехидный басок. - Маркировку производителя с этикетки успел считать?
- Неа… Сгорела. – Флегматично отозвался другой голос. - А что там?
- Производитель: Семипалатинский Мясоперерабатывающий Завод!
- Хм-м-м…. Ха! – То ли хохотнул, то ли кашлянул флегматик.
- Ага! – Продолжил, жуя, первый. – Тушёночку съедим, а банки надо будет поглубже закопать, чтобы радиация не распространялась!
И закудахтал собственной шутке.
Юрка прокашлялся и поднял голову, сбрасывая рукой капюшон. Как и подозревал, он сидел у костра. Рядом расположились ещё двое сталкеров. Один в заношенном камуфляже с «калашом» на коленях, другой в достаточно хорошо сохранившейся СЕВЕ, с «хеклером». Собственный Юркин «винторез» лежал на земле у правой ноги. Аппетитно уплетающие эрзац-мясо незнакомцы, казалось, совершенно не обращали на него внимания.
- Где я? – хрипло выдохнул парень и заперхал, прочищая горло.
- О! Очнулся? – Осклабился «Камуфляж», размахивая перед лицом испачканным в жире штык-ножом, - А мы, с Храпом, решили, что всё – сожрала тебя ЗОНА!
Названный Храпом, не отвлекаясь от банки, только приветственно мотнул непокрытой головой. Покорёженный шлем СЕВЫ с разбитым забралом он использовал как сервировочный столик.
- Как? – Откашлявшись, Юрка не придумал вопроса получше. Однако, «Камуфляж» его прекрасно понял.
- Как попал сюда? Вышел. От дороги. Вышел и сел. Мы к тебе с вопросами, а ты молчишь как дохлый лев и мышей не ловишь. Хорошо, хоть пушку свою на землю сразу положил и тихо-мирно уселся. А то б могли и вальнуть….
Юрка, не вставая, насколько возможно внимательно оглядел себя. Плащ, хоть и грязен, но цел, на руках ни одного следа укуса или крови. Парень устало провёл ладонью по лицу.
- Давно?
- Да часа два уже поди, - глянув на часы ответил «Камуфляж». – Звать то тебя как?
- Юрка….
- Юрка, а дальше?
Сталкер помолчал несколько секунд.
- Без дальше! – Неожиданно грубо выдал.
- Ха! – Никак не отреагировал на его выпад «Камуфляж». – Ну, будем знакомы, Юрка «Бездальше»! Меня Жора Весёлый зовут, а это Дима Храп.
Отбросив в сторону опустошенную «радиоактивную» жестянку, Весёлый протянул руку. Юра вяло пожал её. Потом настала очередь Храпа. Тот неожиданно крепко сжал руку парня и несколько секунд внимательно сверлил глазами. И когда Юрке это уже начало надоедать, так же резко отпустил. Сунул руку в стоящий рядом рюкзак.
- Есть будешь? – В кулаке поблескивала боками банка тушёнки.
Юрка замотал головой. Тяжело, упираясь руками в землю, поднялся, не забыв подцепить за ремень ВСС. Краем глаза отметил, как напрягся Жора. Ладонь Весельчака сама собой опустилась на затворную раму автомата, большой палец мягко сдвинул предохранитель. Юрка, демонстративно не прикасаясь к самому «винторезу», закинул оружие за спину стволом вверх.
- Пойду я, мужики. Спасибо.
- Бог в помощь, - всё так же настороженно отозвался Жора. – Удачи!
- И вам не хворать….
С этими словами Юра неторопливо двинулся в сторону АТП. Постепенно шаг его ускорялся, периодически, на подъемах, он хватался руками за кусты и рывком подтягивал тело вверх. Мимо АТП он уже практически бежал, не забывая косить на развалины глазами – говорят, там последнее время банду видели, как бы не пальнули.
Пронесло. Не снижая скорости, он выскочил к шоссе и бросился дальше. Растрескавшийся асфальт тихо шуршал под ногами. Мелкие камешки разлетались в разные стороны. Вдруг, Юрка замер как вкопанный.
Слева от шоссе валялся перевернутый вверх колесами ЗИЛ. Обгоревшую и ещё дымящуюся, это после ночного то ливня, землю вокруг машины устилало довольно большое количество трупов. Ошарашено оглядев открывшийся пейзаж, Юрка сделал пару шагов вперед.
- Не ходи! – Казалось, кричал ему до дрожи знакомый голос. Этот голос он узнал бы из целого хора. Уж, при слишком запоминающихся обстоятельствах он услышал его впервые. – Не ходи!
В голове возникла навязчивая мысль, что если он сейчас пройдет мимо, не спустится вниз к грузовику, то что-то очень важное НЕ произойдет. Что-то нарушится в этом мире. Что-то не случится. Вторя этой мысли, голос продолжал набатом греметь в голове.
- А вот хрен тебе! – Хотел крикнуть, но на самом деле губы едва шевельнулись. – Хрен!
И не давая себе передумать, опрометью кинулся вниз. И с первым же шагом всё стихло, в голове образовалась оглушающая пустота. Быстро сбежав с косогора, Юрка присел рядом с ближайшим телом. Преодолевая брезгливость, он перевернул труп. Из-под капюшона на парня слепо уставились глазницы обглоданного черепа. В темпе проведя ладонями по карманам покойника, и не найдя ничего, Юрка перешёл к следующему. В глаза опять бросилась некоторая несуразность – при относительно целом обмундировании, само тело как будто побывало в «жарке». Обугленные до костей кисти руки и лицо. Воняло паленым. Какого чёрта? Сталкер перешёл к следующему.
Ужа нагнувшись, он увидел, что «труп» шевельнулся и открыл глаза. Юрка непроизвольно отдернул голову, но уже в следующий момент понял, что перед ним не «зомби», а обычный раненый человек, находящийся на грани сознания.
- О! А этот живой…. Счастливчик…. Хотя, кто знает, что для тебя лучше? – Решение пришло спонтанно. – Пойдем, посмотрим, что Сидорыч за тебя отвалит….
С этими словами, Юрка подхватив опять отключившегося незнакомца за ворот комбеза, закинул неожиданно легкое тело на плечи….

Жорка попрыгал, проверяя расположение груза в рюкзаке и убеждаясь в отсутствии предательского звона. Догоревший костерок курился легким дымком. Рядом топтался уже полностью экипированный Храп.
- Ну что? Разбежались? – Риторически поинтересовался он у, закинувшего свой «хеклер» за спину, Димы.
Перекусив и отдохнув у костра, сталкеры собирались разойтись по своим делам. Дима Храп собирался в Темную долину, а сам Весёлый на Свалку.
- Да. Счастливо, Весёлый. И поменьше аномалий на пути!
- Взаимно! – Отозвался Жора и, развернувшись, широким шагом двинул в сторону далёкого железнодорожного полотна.
- Жор! – Вдруг окликнул его Храп. – Ты слышал? Сегодня Семецкий погиб.
- Опять? – Весёлый приостановился, оглянувшись. – Давно?
Дима всё так же стоял у потухшего костра и почему-то смотрел в сторону АТП.
- Ещё утром на ПДА пришло! Кстати, здесь, на Кордоне. Слепые псы загрызли….
Жорка вздохнул. Гибель Семецкого (которую уже по счету?) трактовали по-разному. Одни говорили, что к счастью, другие к беде, но все сходились к одному – после очередной смерти «бессмертного» сталкера происходит что-то важное, пусть и не глобального масштаба.
- Да-а-а…. И не поймешь - завидовать парню, или посочувствовать…. Ну, ладно! Пока!
И, теперь уже не останавливаясь, Весёлый продолжил маршрут. Храп же постоял ещё несколько минут, буркнул себе что-то под нос и тоже двинул, но в сторону Темной долины.

Добавлено (15.02.2008, 12:13)
---------------------------------------------
Волк
Сталкер оценивающе оглядывал «молодняк», сидящий у импровизированного костра и травящий байки. Новички сидели, расположившись на корточках, матрасах, просто на голой земле, и перекидывались короткими фразами. Занудно бренчала гитара. Опять Костик инструмент насилует.
- Мастер! – Донеслась от огня реплика Славика Табеля, абсолютно лишенного слуха. – Вот это, как мёдом помазал.
Волк поморщился – Знаток, млин!
- А вот такое знает кто? – Подал голос Сева Затвор. – Как-то поймали Наёмники сталкера. Окунули головой в колодец и спрашивают: Артефакты, бабло есть? Нету….
На этот раз Волк только тоскливо вздохнул.
- … В третий раз окунают: Артефакты, бабло есть? Тот отдышался: Блин! Вы или опускайте глубже, или держите дольше! Дно мутное. Ни хрена не видно!
Табель хохотнул, а Костик вновь тронул струны гитары.
- А поновее ничего нету?
Затвор только пожал плечами, бросив короткий, недовольный взгляд на горе-гитариста.
Чувствовалась некоторая нервозность, напряженность. За хлипким забором послышались возбужденные голоса. Кто-то из дозорных радостно приветствовал пришедшего. Послышались тяжелые шаги, поверх досок показалась голова с рыжими волосами и что-то вроде высокого рюкзака. И только когда человек вышел к костру, Волк понял что ошибся. Тот был не один. На плечах сталкер нес тело, одетое в драный и грязный комбинезон. Ноги, обутые в армейские ботинки, устало прошлепали по небольшим лужицам.
Интересно, кого это Кочевник притащил? – Подумал Волк, провожая взглядом пошатывающийся «тандем».
Рыжего он узнал. Это был Юрка Кочевник – сталкер, уже достаточно давно обосновавшийся в ЗОНЕ. Частенько пропадал надолго, но всегда возвращался. О себе рассказывал крайне мало, больше о новых видах аномалий и мутантов. Охотно делился новостями и премудростями с новичками. Когда Волк сам только появился здесь в две тысячи девятом, Кочевник уже тогда был старожилом.
Сталкер со своей ношей прошел дальше по улице и свернул в сторону бункера Сидоровича, главного, да и практически единственного торговца на Кордоне. Волк поежился, передернув плечами.
Сегодня ночью была жуткая гроза с ливнем, появилось много новых аномалий. На АТП опять видели бандитов. Вышибают их оттуда, вышибают, а они всё равно лезут. Уж больно кусок лакомый. С бывшей автобазы было удобно совершать налеты на сталкеров, возвращающихся из рейдов на Свалку, или из Темной долины. Из владений Борова на Кордон вёл только один путь - через полузасыпанный туннель. А дальше или огромный крюк, или мимо АТП. Со Свалки можно было пройти тремя путями: Через туннель под железнодорожным полотном, правда там было очень много аномалий и новички, да и те, кто поопытней, старались избегать такого ненадёжного маршрута. Под мостом, прямо через блокпост военных, но тут уж как договоришься. Если те не в духе, то могут и пристрелить, не особо интересуясь намереньями. Ну, и последний путь – прямо через железнодорожные пути, правее моста. Конечно, на гребне, вдоль всего полотна фонило со страшной силой, но на том участке можно было проскочить, если в темпе, да «антирадом» обколоться. Хороший костюмчик ещё спасал, но где ж его взять новичкам то? Ветровки, да куртки одни. Там, правда, тоже небольшая засада была – несколько собачьих стай обитало за железкой.
Рация, закрепленная на разгрузке, призывно зашуршала, отвлекая хозяина от размышлений.
- На связи. – Бросил Волк, поднеся коробочку к губам.
- Наличие банды подтверждаю. До дюжины стволов. Втроём не справимся, нужна подмога.». – Прохрипел динамик голосом Пертухи, который с более-менее опытными мужиками выдвинулся к АТП на разведку.
Волк ругнулся. – Блин, ещё и Шустрый не вовремя вляпался.
Похоже, курьер Сидоровича попал в засаду. Только и успел «SOS» скинуть на ПДА. Потом, судя по маркеру, его и отвели на АТП.
- Принято. Ждите.
Ну, и кого послать? Этих желторотиков? На убой? Хотя…, - сталкер заметил Кочевника, появившегося из-за угла. – Юрка! Дело есть!
Волк взмахнул рукой, привлекая внимание Рыжего. Тот вскинул голову, стрельнув глазами из-под капюшона, кивнул и, перепрыгнув очередную подсыхающую лужицу, двинулся на встречу. Длинные полы плаща развивались на легком ветру, правой рукой Юрка удерживал у бедра двустволку, ремень которой, закреплённый обоими концами за заднюю антабку, был перекинут через плечо прямо под плащом.
- Здорово, пацаны…, - устало бросил он примолкшим новичкам. – Как дела? Обживаетесь?
И не слушая нестройных приветствий, а так же ответов на свой вопрос, протопал мимо, протягивая руку Волку.
- Привет, - крепкое рукопожатие.
Отпущенный дробовик качнулся, выглядывая из-под полы. Волк удивленно вскинул брови.
- Привет. Ты где такую гаубицу добыл?
- Что? А, это…, - Кочевник приподнял оружие, сам с некоторым недоумением разглядывая его. – У Сидорыча выменял. На «винторез».
Руки сталкера держали четырехствольный дробовик, у которого верхние два ствола были двенадцатого калибра, а вот нижние десятого. Сработанно оружие было явно кустарным способом, но с определенной долей профессионализма. Внешне оно выглядело очень даже устрашающе….
- А нафига «винтарь» то отдал? Он же всяко лучше.
- Не скажи, - усмехнулся Юрка. – К нему патронов только на Ростке достать можно, а туда ещё добраться надо.
- И то верно, - согласно кивнул Волк.
- Ты зачем звал-то?
Кочевник опустил дробовик, вновь укрыв его полой плаща.
- Да! Слушай, нет желания подзаработать слегка, да и нам помощь оказать?
Рыжий иронично вскинул правую бровь. Усмехнулся, выжидающе глядя на Волка, но вслух ничего не сказал.
- Так вот, - решил продолжить тот. – На АТП опять бандиты пролезли. Всё базу для своих мародерских дел пытаются устроить….
- Видел, - прервал его вдруг, поморщившись, Юрка. – Я их стороной обогнул. Не стал связываться.
- А, ну да. Ты ж этого тащил…, кстати, кто он? Живой?
- Кто не знаю…, а так живой вроде. Я его к Сидорычу оттащил….
- Зачем?
Кочевник пожал плечами.
- Фиг его знает. Тогда показалось правильным. Да и не прогадал, похоже. Барыгу парень заинтересовал, особенно КаПэКашка его. Он даже патрончиков мне для дробовика отсыпал, «антирада», аптечку свежую.
- Ясно, - хмыкнул Волк. – Не зря значит волок тело. А где он сейчас?
- У Сидора.
Волк покивал головой. Что-то действительно важное углядел торговец в этом полутрупе, раз уж расщедрился за него. Уж кто-кто, а Сидорович не страдал альтруизмом.
- Ну, так что насчёт помощи? – Решил вернуться он к насущному вопросу.
- Волк, ты же знаешь, я в людские свары не лезу, - отрицательно мотнул головой Юрка. – И не хочу изменять своему правилу.
- Да какие же тут свары то? – Завелся сталкер. – На общее же благо дело то затеваем. Эти отморозки совсем оборзели, нас же грабят! Мы в ЗОНЕ жизнью рискуем, а они нас на выходе подлавливают.
- Не горячись, - щека Кочевника непроизвольно дернулась. – И не агитируй меня. Я прекрасно знаю всё, что происходит в ЗОНЕ. Но, с людьми драться не буду. Не хочу.
Волк открыл было рот, но передумал. По выражению лица Кочевника он понял, что тот уже принял решение и сворачивать с него не собирается.
- Странный ты, Юрка, - буркнул он. – А когда они по тебе из кустов шмалять будут, тоже драться не будешь?
Кочевник усмехнулся, а глаза на мгновение стали жесткими.
- Вот когда будут шмалять, тогда и решу.
- Хочешь сказать, что они ни разу не покушались на тебя? – Изумился Волк.
- Покушались…, покушались…, покуш…, - пробормотал Юрка. – Ладно, пойду я, старина. Хочу на свалку прошвырнуться. Посмотреть что там и как.
- Бывай. – Обиделся Волк. – Будь здоров.
- И ты не кашляй.
Развернувшись, Кочевник не стал выходить из деревни по улице а, срезав через дворы, двинулся напрямик. Через пару секунд его плащ скрылся за домами.
Волк подошел к костру, присел, протягивая ладони к огню. Было зябко….
- Кто это? – Спросил один из новичков, мотнув головой в след рыжему сталкеру.
- Это…, - Волк задумчиво покрутил перед носом рукой, разглядывая обкусанные ногти. – Сталкер. Юрка Кочевник.
- А принес он кого?
- Хрен знает! – Ни с того, ни с сего окрысился вдруг Волк. – Догони и спроси!
И сам досадуя на себя за внезапную вспышку гнева, поднялся, разминая ноги и отошел в сторону.
Блин, что делать то с АТП? – Подумал он, облокотясь на хлипкую лестницу, прислоненную к торцу дома. – Неужели Петрухе придется самому штурмовать? Не справится….
Внимание Волка привлекла фигура, пошатывающаяся в конце улицы. Присмотревшись, он понял, что там, покачиваясь и недоуменно оглядываясь, переминается тот самый сталкер, которого приволок Кочевник.
Незнакомец неспешно приблизился, внимательно оглядываясь по сторонам и, как будто выискивая кого-то. Наткнувшись глазами на Волка, он целеустремленно направился к нему.
- Привет. Ты Волк? Я Меченый. – Голос у сталкера был глуховатый. А лицо имело какой-то нездоровый, бледный вид.
Хотя это было вполне объяснимо. Судя по тому виду, в котором его приволок на Кордон Кочевник, парень недавно попал в жёсткую переделку.
- Привет. Зачем пришёл?
- Привет, - зачем-то повторил Меченый. – Мне нужен Шустрый. Не подскажешь где его найти?
Тэкс-с-с…, - мысленно потер руки Волк. – Похоже Сидорович уже «зарядил» парня. Мне же легче….
- С Шустрым скверное дело приключилось…, - Уже вслух произнес он. – Тут неподалёку на его группу бандиты напали, и Шустрого увели с собой, он только и успел, что «SOS» скинуть. Его напарники, похоже, накрылись. Ребята сообщили, что бандюки сейчас в старом АТП, что за дорогой.
- Вы своих из плена не вызволяете? – Иронично хмыкнул сталкер. – Не по-дружески как-то…. Или слабо?
- Эх, врезать бы тебе, да толку? – Безобидно огрызнулся Волк. – Людей у меня мало, да и те сплошняком новички. Не могу я рисковать….
Взмахом автомата он обвел вокруг.
- … Если мы этот лагерь потеряем, то всем нормальным сталкерам худо придется. А ты сам что? – Задал он встречный вопрос. – Если не струсишь, от помощи не откажусь, не гордый. Так как, поможешь с бандюками разобраться?
- Предлагаешь в одиночку? – Меченый развел руки, демонстрируя полное отсутствие оружия и снаряжения.
- Да нет, так ты фиг справишься. – Правильно оценил его сомнения Волк. – Разведчики мои – бойцы что надо. Сейчас они как раз тех уродов пасут. Вместе вы, в принципе, имеете неплохие шансы. Ну, так что? Или всё же слабо? – Решил под конец поймать его на ту же подколку.
- Я попробую. – «Поймался» Меченый.
Обрадованный Волк выдал новичку ПМ, патроны, нож, кое-чего из снаряжения. Рассовав «подарки» по карманам и получив пометку о точке встречи в ПДА, Меченый ушел вверх по улице.
Глядя ему вслед, Волк достал рацию.
- Мужики, я к вам посылаю человека. Действуйте по обстоятельствам. Если сочтете нужным – атакуйте. Приём.
- Хорошо, Волк! – В искаженном голосе Петрухи явно проскочило сомнение. – Только пусть не мельтешит здесь. Конец связи.
- Конец. – Произнес Волк, убирая коробочку в карман и не подозревая, что это только начало.

Добавлено (15.02.2008, 12:13)
---------------------------------------------
Шустрый
Плоть смешно хрюкала и сучила крабьими ногами.
Короткая очередь из «Гадюки» легла удачно, разворотив мутанту весь бок. Нет, не зря он потратился на разрывные пули. Сизые, дымящиеся и дрожащие потроха вывалились и теперь тянулись за издыхающей тварью. Плоть вздрогнула в последний раз и затихла. Лишь после этого Шустрый рискнул приблизиться. Ороговевшие конечности мутанта вполне могли проломить грудь неосторожному сталкеру.
Нет. Тварь сдохла. Шустрый, мыском ботинка, ткнул тушу в бок и сморщился от ударившего в ноздри запаха потрохов и крови.
Бросив короткий взгляд назад, на оставленные позади корпуса завода, сталкер вновь захлюпал по болоту, постепенно забирая в сторону мостков. Проклятая скотина, неожиданно выскочившая из тумана, заставила его спрыгнуть с прогнивших досок и по пояс окунутся в вонючую, радиоактивную жижу. А из защиты только обычная куртка, да джинсы. Теперь вот приходилось выгребать.
Шустрый машинально прикоснулся к потайному карману куртки, нашитому с внутренней стороны рукава, на предплечье. Там в непромокаемом чехле лежал его сегодняшний ценный груз. Цел. Работа курьера – доставка информации. Далеко не все можно передать по сети. Опасно? Да. За это и платят. В основном Сидорович, конечно, ну и сторонние поручения иногда перепадают.
Под подошвой скрипнуло влажное дерево. Доски были покрыты даже на вид противным налётом. Осторожно ступая, Шустрый пошёл в сторону берега. Туман расступился, открывая вид на пологий склон, поросший чахлой, пожухлой травой. Сталкер ступил на сушу, настороженно поводя тупорылым стволом пистолета-пулемёта.
- Тихо, вроде…, - буркнул он себе под нос, прислушиваясь к далёкому собачьему вою.
Быстро перебирая ногами, Шустрый проскочил прибрежную полосу и побежал в сторону старой свинофермы. Подбежав к кирпичному забору, он перевёл дух и осторожно заглянул в пролом.
КПК пискнул, высвечивая нейтральные – желтые точки на экране. В заброшенных ангарах кто-то был. Решив не рисковать, сталкер отошёл от забора, обогнул территорию фермы по периметру и вновь вышел на дорогу. Показались покосившиеся ворота, за которыми грунтовка убегала на территорию Кордона. Отогнув скрипнувшую створку, Шустрый продолжил движение.
Достигнув старого туннеля, он некоторое время прислушивался и, даже, принюхивался к темному зеву. Стояла тишина. Низкие тучи затянули небо. Скоро должно было стемнеть. Сталкер сглотнул. Лезть в туннель не хотелось, но ещё меньше хотелось ночевать на открытой местности. И вся беда была в том, что из всех маршрутов из Темной Долины на Кордон, этот был самый безопасный. К тому же, с той стороны туннеля его должны были ждать напарники – Толик и Тимка Колдун.
Шустрый выругался, проверил магазин «Гадюки», передёрнул затвор. Сплюнул и шагнул в темноту, зажигая фонарик. Узкий луч света заметался по стенам, выхватывая провисшие кабели и кучи мусора на полу. Где-то вдалеке мерно капала вода. Тьма впереди казалась такой густой, что её нужно было резать лучом, как ножом.
Некоторое время сталкер шагал, поминутно оглядываясь на уменьшающийся пятачок входа. Светлое пятно тускнело, расплывалось, пока совсем не пропало. Захламленный туннель, совершив плавный поворот, уперся в стену обвала. На первый взгляд тот казался сплошным и полностью перекрывающим дорогу. Но, опытные сталкеры знали, что под самым потолком, скрытое бетонной плитой, было небольшое отверстие, позволяющее протиснутся одному человеку с рюкзаком.
Шустрый внимательно осмотрел баррикаду из камней, бетона и земли, выискивая только одному ему понятные знаки. Судя по всему, за время его отсутствия, лазом никто не воспользовался. Удовлетворенный осмотром, сталкер закинул пистолет-пулемёт за спину и принялся осторожно карабкаться по осыпающемуся склону. Обогнув плиту, он перехватил оружие и, выставив его перед собой, осторожно сунул голову в дыру, принюхиваясь. Фонарь он при этом благоразумно направил в противоположную сторону. Если с той стороны его ожидала засада, то совершенно ни к чему предупреждать её о своем приходе отсветами света.
Из черной дыры пахло влажной землёй, затхлостью, плесенью, а ещё псиной. Шустрый замер, раздув ноздри. Определенно пахло мокрой собачьей шерстью. В носу засвербило, и сталкер был вынужден грязной рукой зажать лицо, давя чих в зародыше. На глаза навернулись слезы. Некоторое время он дышал сквозь ладонь, ощущая на губах и языке комочки земли. Когда приступ прошел и дыхание успокоилось, он потихоньку начал протискиваться в узкий лаз.
Ползти пришлось не долго, чуть больше трёх метров. Узкая кишка чуть расширилась и Шустрый получил возможность осторожно выглянуть из дыры по ту сторону завала. Какие-то ящики, мусор. Метрах в десяти от завала туннель перегораживали бетонные плиты, но под потолком оставалось порядка полутора метров. Вполне достаточно, что бы остановить зверьё, но не мешающее пролезть ловкому человеку.
Шустрый быстро выбрался из дыры и, неслышно ступая, подкрался штабелю плит. Сквозь щели были видны неровные, пляшущие отблески костра. Ещё одна аномалия – периодически в ЗОНЕ можно было встретить вот такие «вечные огни». Они горели сами по себе, совершенно не нуждаясь в дровах и не угасая под дождями и ветрами ЗОНЫ.
Неровное пламя давало достаточно света, что бы убедиться в отсутствии кого-либо по ту сторону. Ухватившись за верхнюю плиту, сталкер сильным рывком закинул свое тело наверх. Пистолет-пулемёт сам скользнул в руки, ствол быстро обшарил полутемное пространство туннеля. Сам выход перегораживала стоящая на боку ещё одна плита и железный грузовой контейнер. К запаху собачьей шерсти прибавилась вонь дерьма и тухлятины. Определённо, в туннеле обосновалась стая собак. Правда, сейчас их видно не было.
Шустрый осторожно спрыгнул, держа оружие наготове, и стараясь не попасть подошвой в устилавшие пол кучки. Продвигаясь к свету, он обратил внимание на старые следы от ботинок, отпечатавшиеся на грязном полу. Судя по всему, неизвестный визитер был здесь до того, как в туннеле обосновалась собачья стая. Так как, часть отпечаткам перекрывали следы огромных когтистых лап.
Подкравшись к выходу, он аккуратно выглянул из-за бетонной плиты. Тихо вроде. Никого. Сталкер решился выйти наружу. Перепрыгнув через кювет, он метнулся прочь от открытой дороги, ведущей к АТП, и устремился к месту встречи с напарниками.
Пробежав с полсотни метров, он услышал слева короткий рык и инстинктивно шарахнулся в сторону. Огромная тварь, размером с теленка, длинными скачками неслась к нему. С оскаленных желтых зубов летели брызги слюны. Черная, с серыми подпалинами спина мелькала среди кустов. Понимая, что выхода нет, Шустрый утопил спусковой крючок, поведя стволом «Гадюки». Пистолет-пулемет выплюнул короткую очередь на три патрона и замолк.
- Твою мать! – Заорал сталкер, лихорадочно дергая переводчик огня.
Маленький рычажок тихо щелкнул, переходя в режим непрерывной стрельбы, и Шустрый вновь вскинул оружие. Проклятая псина была уже в нескольких метрах перед ним, и сталкер с ужасом понял, что не успевает довернуть ствол.
Ба-Бабах! – Рявкнул в стороне дуплетом дробовик. Комья земли взметнулись перед самой мордой мутанта. Пёс от неожиданности резко остановился и уселся на задницу, глядя прямо в глаза Шустрому. Длинная, оглушительная очередь распорола воздух. Тварь завизжала и, шарахнувшись в сторону, понеслась прочь.
Сталкер обессилено рухнул на колени, привалясь плечом к стволу дерева. Руки тряслись, когда он менял магазин «Гадюки». Таково уж основное правило ЗОНЫ - сначала перезаряди оружие, а потом уж вытирай пот и суши портки.
За спиной послышались шаги. Опавшая листва шелестела под двумя парами ног. Шустрый бросил взгляд через плечо и облегчённо выдохнул.
- Ну, ладно я! С обреза на тридцать шагов палил и не попал. – Раздался насмешливый возглас Толика. - Но ты то, Шустрый? Ты ж в упор магазин высадил!
- Да пошёл ты, - чуть слышно выдохнул Шустрый. – Посмотрел бы я на тебя….
- Или ты зажмурившись лупил? – Подойдя, продолжал изгаляться в остроумии Толик.
- Помолчи, балабол. Не видишь что ли – отходняк у Шустрого.
Как всегда спокойный и уравновешенный Колдун присел рядом и сунул в трясущиеся руки сталкера флягу. В ней сразу забулькало. Руки ходили ходуном. Стукнув несколько раз горлышком по зубам, Шустрый наконец умудрился сделать глоток. Показалось, что раскаленная лава хлынула в горло. С трудом проглотив спирт, он закрыл лицо рукавом, глубоко втянув воздух носом. Пропахшая дымом и потом куртка пришлась как нельзя кстати. Подняв к верху покрасневшие глаза, он пару раз благодарно моргнул.
- Оклемался? – Участливо спросил Тимка и, тут же, оглянувшись на топчущегося рядом Толика, уже другим голосом бросил. – Вокруг смотри! Не дай бог вернется….
Тот обиженно шмыгнул носом, но развернувшись принялся старательно оглядывать ближайшие кусты.
- Д-д-да…, - выдавил из себя Шустрый, поднимаясь. – Спасибо. Уже в норме.
- Ну и лады, - подхватил Колдун, тоже выпрямляясь. – Нашумели немного, а тут недавно бандюков на АТП опять видели. Уходить надо.
- Двигаем. – Всё ещё хрипловатым голосом ответил Шустрый, уже окончательно приходя в себя. – Пройдем правее, как раз между блоком и АТП. Мимо остановки проскочим, а там вдоль дороги, до моста, и дома.
Колдун кивнул.
- Толик! – Окликнул он отошедшего на десяток метров сталкера. – Я первым, потом Шустрый. Ты замыкающим. Смотреть в оба!
- Да знаю! Не маленький….
Но Тимка, уже не слушая его, чуть ссутулившись, двинулся вверх по склону. Шустрый, как основная боевая единица, вооруженная «скорострелкой», чуть поотстал и пошагал след в след. Толику ничего не оставалось, как пожать плечами и тоже двинуться за старшими напарниками.

Когда сзади рявкнул обрез, то Шустрый поначалу решил, что это Толик, успокоенный близостью лагеря, разрядил оружие в подкравшегося мутанта. Но, к сожалению, все было не так уж хорошо.
А ведь и прошли то хорошо. Удачно проскочили между молотом и наковальней. Их не заметили ни с армейского блокпоста, ни с бандитского лагеря на АТП. Вдоль обочины дороги, не вылезая на растрескавшийся асфальт, добрались до моста. Даже все встретившиеся аномалии миновали без потерь. И вот теперь везуха кончилась. Прижали их как раз у моста, рядом со старым вагончиком-бытовкой.
Стреляя короткими очередями, Шустрый прижимал бандитов к земле. Чуть правее и сзади, Колдун стрелял из ПээМа, скорее создавая шум, чем нанося противнику существенный урон. Всё, что им надо было, это продержаться минут пятнадцать. В лагере наверняка услышали стрельбу, и Волк просто не мог не отправить подмогу. Сигнал тревоги Шустрый скинул ему сразу, как только началась перестрелка.
Метрах в пяти от него стонал в траве Толик, получивший заряд дроби в спину. Молодой сталкер тихо поскуливал и пытался ползти. Бандиты, сосредоточившись на огрызающихся «целях», не обращали на него внимания. Но, вот видимо одному из них это надоело, и он выстрелил несколько раз из пистолета, пытаясь добить раненого. К счастью не попал, а потом у него или закончились патроны, или заклинило оружие.
- Колдун! – Крикнул Шустрый в перерыве между очередями. – Толика надо вытаскивать! Добьют!
- Принял! – Пришел ответ с противоположной стороны бытовки. – Действуй! Прикрою!
Всегда собранный, спокойный, надежный Колдун нравился Шустрому как друг, и как напарник. Зная, что Тимка прикрывает ему спину, сталкер был готов сунуться в любую переделку. Вот и сейчас он, выпустив длинную, настильную очередь, коротким рывком кинулся к раненому. Распластавшись рядом с ним и, чего греха таить, укрывшись от шальных пуль его телом, он быстро сменил обойму, отметив про себя, что снаряженных больше не осталось. Только в пачках, в рюкзаке.
Из-за бытовки часто загавкал «Макаров» Колдуна. Раз, два, три, - считал он про себя, ухватившись левой рукой за ремни разгрузки Толика, и пятясь назад. – Семь, восемь, девять, всё!
Давая колдуну перезарядиться, он открыл огонь, удерживая «Гадюку» одной рукой. Обычно легкий и послушный пистолет-пулемёт превратился в норовистого скакуна и попытался вывернуться из руки, выбивая запястье. Пять секунд – и магазин опустел. «Гадюка» нервно тявкнула затвором и замолчала.
Бабах! – Грохнул над ухом обрез. - Бабах!
- Уходи! – Заорал Колдун, отбрасывая разряженный дробовик и вскидывая пистолет.
Не заставляя себя упрашивать, Шустрый потащил раненого вокруг бытовки. Всё так же пятясь, он беспрерывно чертыхался про себя, матеря бандитов, закончившиеся патроны, обжорство Толика, мутантов, Волка, ЗОНУ….
Удара по затылку он не почувствовал. Просто перед глазами ярко вспыхнуло и он провалился в темноту.

Сознание возвращалось медленно. Хриплые голоса, до этого звучавшие прямо в мозгу, наконец дошли и до его ушей. Шустрый шевельнулся, пытаясь подняться и осмотреться. В глазах мигнуло, в голове разорвался мешок с чем-то кислым, и его вырвало.
Сотрясение, - устало констатиров<


МОЯ БИБЛИОТЕКА
 
ТормозДата: Среда, 20.02.2008, 13:45 | Сообщение # 2
Главный сценарист и Мистер "Stalker-zone.info"
Группа: Мастер
Сообщений: 740
Репутация: 430
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны


Несу людям радость!(А выношу ценности и бытовую технику...)

Сообщение отредактировал Тормоз - Среда, 20.02.2008, 21:17
 
YgrekДата: Среда, 20.02.2008, 13:48 | Сообщение # 3
Бывалый
Группа: Ветераны Форума
Сообщений: 51
Репутация: 59
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Тормоз, спасибо....

Шустрый (окончание)
Сознание возвращалось медленно. Хриплые голоса, до этого звучавшие прямо в мозгу, наконец дошли и до его ушей. Шустрый шевельнулся, пытаясь подняться и осмотреться. В глазах мигнуло, в голове разорвался мешок с чем-то кислым, и его вырвало.
Сотрясение, - устало констатировал он, падая лицом прямо в зловонную лужу. Скрученные за спиной руки, не позволили хоть как-то удержаться от падения. Чуть ли не захлебываясь в содержимом собственного желудка, сталкер задергался.
- Вставай давай! – Прозвучал грубый голос, и сильные руки ухватили его за плечи. – Ох, мать твою! Он же облевался!
Грубый помощник, разглядев его внешний вид, брезгливо оттолкнул безвольное тело. Шустрый опять не удержался и теперь завалился уже на спину.
- Вот гадство! – Произнес «грубиян», вытирая ладони об штанины.
Рядом заржали на несколько голосов.
- Чё, Сява, вляпался?
- Да пошли вы! Сами его контуйте! Слышь, Бык! А нахрена он вообще нам сдался?
В поле зрения вплыла ещё одна фигура. Здоровяк в кожаной куртке и спортивных штанах. В руках обрез.
- Это Шустрый. Личная сявка Сидорыча. – Здоровяк шмыгнул носом. – Барыга теперь никуда не денется. Бабла с него стрясти сможем. Да может и про схроны какие выпытаем у этого червяка.
Шустрый глухо застонал, не в силах сдержать досаду. Даже боль в скрученных запястьях и раскалывающийся затылок отошли на второй план.
- Ну что, червяк? – Судя по всему, это было любимое ругательство Быка. – Расскажешь? Сам? Или пятки тебе подогреть.
Окружающие бандиты опять заржали. Глухо звякнула отлетевшая в угол пустая бутылка из-под «Казаков». Бык наступил ногой на голень скорчившемуся сталкеру и сильно надавил, налегая всем телом. Шустрый упрямо сжал зубы.
- Ясно…, - удовлетворенно протянул здоровяк. – По хорошему значит не хочим? Сява….
- Хочим…, - глухо выдавил из себя сталкер. – Не надо Сяву….
Бак захохотал.
- Вот и славно! Рассказывай давай, червяк!
- Умыться сначала дайте. – Упрямо набычившись, произнес Шустрый. – Умоюсь, расскажу.
Здоровяк несколько секунд разглядывал его, как наколотое на булавку насекомое. Потом усмехнулся.
- Развяжите его. Гиббон, дай бутылку с водой. – Бык поймал прилетевшую полуторалитровую пластиковую бутыль и без раздумий запустил её Шустрому в лицо. – Ещё раз выстебнешся, и я тебя заставлю сожрать всё, что ты здесь наблевал!
После этого он, развернувшись, ушел в глубь помещения. Один из бандитов перерезал стягивающие руки верёвки и отошел в сторону. Размяв кисти, Шустрый осторожно тронул начавшую опухать щеку, в которую угодила бутылка.
- Чё ты себя трогаешь, пидер? Умывайся давай! – Замахнулся кулаком Сява, но потом, видимо побоявшись испачкаться, передумал и отошел. Тоскливо вздохнув, сталкер скрутил с бутылки крышку и принялся умываться, украдкой оглядываясь вокруг.
Судя по всему, он находился на АТП. В одном из разрушенных зданий. На первом этаже. Рядом с лестницей наверх, в привычной железной бочке горел костер, вокруг которого расположились трое бандитов. Булькала водка, с глухим стуком сталкивались жестяные кружки. Налетчики расслаблялись после удачного рейда. Совершив быструю «самоинвентаризацию», Шустрый понял, что его уже успели обыскать и сняли всё, включая ПДА, ремень и даже часы. И только чисто интуитивно сталкер мог определить, что находился в отключке более часа. Украдкой шевельнув плечом, он убедился в том, что посылку – маленькую флешку с информацией, бандиты не обнаружили. И то хорошо.
- Умылся? – Спросил вернувшийся Бык. – Теперь рассказывай давай!
- Что? – Переспросил Шустрый, отбрасывая в сторону пустую бутылку.
Конечно, полностью привести себя в порядок он не смог, но лицо и руки отмыл от липкой и вонючей корки.
- Э! – Воскликнул Бык, пиная его ребром подошвы в голень. – Ты дурку то не включай! Про схроны барыгинские рассказывай! Да и про свои не забудь!
Шустрый тоскливо вздохнул и, присев на корточки, откинулся спиной на облупленную стену.
- Есть один схрон…, - безнадёжно произнес он. – Там с десяток «артов», цинк с патронами, гранаты…. Только он не очень удачно расположен….
- Где? – Заинтересованно спросил Бык.
- На крыше элеватора, рядом с блокпостом.
Бык задумался. Хабар в схроне Шустрый «нарисовал» хороший, только вот и с военными бандиту связываться совсем не хотелось.
- А как же Сидорыч его сам забирать собрался? – Решил проявить он сообразительность.
Шустрый презрительно скривился.
- А то ты не знаешь, что вояки кормятся с его руки? – Он пожал плечами. – Уж с ними то он полюбасу договорится.
- Это да…, - морща лоб, согласился здоровяк. – Сява!
- Что? – Бандит недовольно оторвался от бутылки и подошел к главарю.
- Сходишь на элеватор, посмотришь схрон барыги. – Велел ему Бык. – Только, не светись там, рядом с блоком.
Сява пожал плечами.
- Почему я?
- По кочану, и по еб…лу! – Рявкнул здоровяк. Его палец уткнулся Шустрому в нос. – Ты! Рассказывай подробно, как тайник найти.
После того, как сталкер в деталях объяснил местонахождение схрона, его оставили в покое. Даже руки не стали связывать. Сява ушел. Бык поднялся по скрипучей лестнице на второй этаж. И Шустрый оказался предоставленным самому себе.
А времени у него было не так уж и много. Сколько там до элеватора? Полчаса туда, полчаса там, и обратно столько же. Итого полтора, ну если повезет, то два часа. Схрон действительно существовал, вот только лежала в нем всего одна «колючка». Полезный артефакт, продукт аномалии «Жгучий пух», слегка защищающий от радиации, но он совершенно не тянул на те богатства, которые расписал сталкер бандитам.
Через два часа их разведчик вернется, и за Шустрого примутся по-настоящему. От костра послышались возбужденные голоса.
- Да я тебе говорю, что лично неделю гровера склёпывал, а потом под подкладку вшивал. Получилось не хуже бронника. Пистолетную пулю метров с десяти надёжно держит. Сам проверял.
Сталкер непроизвольно прислушался, уж больно громко шел разговор.
- Ну и где она? Чего не носишь?
- Да спрятал я её! – Горячился один из бандитов, размахивая полупустой бутылкой «Казаков». – Когда с Темной Долины возвращались, хабара много тащили. А она тяжелая, зараза, получилась. Вот в туннеле и оставил. Думал вернуться.
Остальные заржали.
- Хрен ты теперь её заберёшь! – Утирая выступившие слезы, прорыдал один из них. – Там такая зверюга окопалась, что одному не сунуться.
Это они, наверное, про ту тварь, что чуть не сожрала меня у выхода из туннеля. – Сообразил Шустрый.
- Ага. – Уныло подхватил владелец кольчужной куртки. – А может, вместе попробуем?
- Можно…, - поскреб щетину пожилой бандит. – Чем расплатишься?
- Ну-у-у…, не знаю. А просто так? По дружбе?
Бандиты опять заржали. Пожилой что-то коротко бросил. Видимо обидное, так как бандит встал, сплюнул в огонь и молча вышел из развалин. Вслед ему прозвучал очередной издевательский взрыв смеха.
Шустрый задумался, - а он бы сам пошел? Просто так? По дружбе? Вряд ли.
А информация ценная. Только вот, сможет ли он ею воспользоваться. Скрытая броня имеет свойство выручать в самый подходящий момент.
Снаружи грохнул дробовик. Послышались крики. Бутылки полетели в стороны. Бандиты похватали оружие и кинулись к выходу. Звонко тявкнул несколько раз ПМ. А потом выстрелы посыпались частой дробью, заглушая крики раненых и мат обороняющихся.
То, что на бандитов напали, Шустрый понял сразу и, не желая упускать момент, подскочил, намереваясь воспользоваться суматохой. Он успел сделать только пару шагов, когда с верхнего этажа ссыпался Бык, сжимая в руках обрез.
- Куда, сука! – Рявкнул он, разрываясь между пленным и проломом в стене. – В угол! Встал на колени! Руки за голову!
Дробовик в его руках так и ходил ходуном. Главарь бандитов явно нервничал. Шустрый без промедления выполнил приказ, сделав пару шагов назад и бухнувшись на колени.
- Ты тока не стреляй, браток…. Не стреляй, - торопливо пробормотал он.
- Заткнись! – Бык сделал пару шагов в сторону провала.
Вот он заметил кого-то и вскинув обрез спустил курок. Грохнул выстрел. Помещение заволокло пороховым дымом.
А патроны то у вас дерьмовые, - машинально отметил Шустрый. – Хрен знает, чем вы их начиняете. Не удивлюсь, если гвоздями.
В стену над головой Быка стукнула пуля. Посыпалась штукатурка. Тот с матами метнулся обратно к лестнице, начисто забыв про сталкера. Шустрый же, решив не испытывать судьбу, даже не шевельнулся, только скорчился пониже. Бык выстрелил ещё раз. И получил в ответ скороговорку из «Макарова». Одна из пуль догнала его уже на лестнице. Нога бандита соскользнула со ступеньки, и он всем весом рухнул на хлипкие доски. В обмякшее тело воткнулось ещё несколько пуль. Бык дернулся несколько раз и замер.
С улицы донеслись ещё одиночные, явно добивающие выстрелы. Всё стихло. За стеной прошуршали шаги.
- Волк, - Хриплый, смутно знакомый голос. – Фабрику зачистили. Выдвигаемся на исходные позиции.
В ответ донеслось невнятное шипение рации. Шустрый решился.
- Эй, есть кто живой? – Чуть приподняв голову, но не опуская рук, жалобно позвал он. – Мне ещё сидеть, или можно уходить?
В соседней комнате громыхнула пустая бутылка и из-за угла высунулась рука с пистолетом. Вслед за ней вышел и незнакомый парень в обычной энцефалитке, джинсах и армейских берцах. Бросив короткий взгляд вокруг, он опустил оружие.
- Вот спасибо, брат! Вот это выручил! – Торопливо забормотал Шустрый, опуская руки и поднимаясь на ноги. – Даже не знаю, как и благодарить тебя….
Сталкер внимательно осмотрел Шустрого и, очевидно придя к какому-то выводу, кивнул.
- Слушай, - голос его оказался надтреснутым, немного хрипловатым. – Мне нужна флешка, которую ты нес торговцу. Она при тебе?
Шустрый почему-то даже не удивился такой осведомленности. Он подозревал, что для Сидоровича важна его «посылка», да и фотку его наверняка старик показывал этому парню.
- Есть такое дело…, - решил он не играть в партизан. – Эти олухи и обыскать толком не умеют. А, ладно, забирай! Ты мне, как-никак, жизнь спас.
Сунув руку подмышку, он с треском рванул подкладку, выдирая пакет.
- Она была надежно спрятана, а эти быки даже толком и обыскать не умеют. – От волнения он начал повторяться.
Сталкер принял из его ладони небольшой пакет и, не разворачивая его, сунул в карман.
- Спасибо. А где ты её прятал? Мало ли – может, пригодиться когда?
- Не ниже пояса, не боись. – Шустрый усмехнулся. – Я давно на Торговца работаю, прятать инфу учён. Кстати….
И тут он совершенно неожиданно для себя рассказал своему спасителю про схрон с «колючкой», и про то, как он обманул бандитов. Предупредил про Сяву. Сталкер поблагодарил его.
- Да не за что. Удачи!
Шустрый уже начал испытывать к парню что-то вроде дружеских чувств. Пока они разговаривали, мимо прошел Петруха, один из доверенных парней Волка. Увидев курьера, он сухо кивнул.
- Слушай…, - замялся вдруг сталкер. – Мне нужна работа. Есть что на примете?
Шустрый задумался – может взять парня в долю? Нет, нафиг! Ещё потом делиться придется. И вообще, в отпуск пора. Напарников его бандиты грохнули, денежки теперь за всех троих получит. Надо бы и отдохнуть.
- Есть кое что…, - вспомнил он бандитский разговор. – Пока сидел в плену, слышал, что бандиты говорили об их тайнике, где они хабар складывают. Слышал, что они куртку там клёвую спрятали, и что на следующий день их тайник для себя какой-то монстр облюбовал. Да так облюбовал, что они теперь ходить туда боятся. Принеси мне костюмчик, будь другом, а я уж с тобой рассчитаюсь.
Сталкер задумчиво покивал головой, чуть шевельнул губами, и бросил буднично, - Я берусь.
Шустрый скинул ему на ПДА координаты туннеля. На том они и разошлись, договорившись встретиться в деревне на Кордоне.

Добавлено (20.02.2008, 13:46)
---------------------------------------------
Сидорович
Кордон – своеобразный предбанник ЗОНЫ. Разве что военные иногда развлекаются, шмон наводят. Опытные сталкеры тут редко появляются, только новички засиживаются. И, соответственно, хорошего хабара тут не сыщешь. На севере, за железнодорожной насыпью – остатки фермы, свиньи на ней ещё до перестройки все передохли, на юге блокпост. Под рухнувшим мостом ещё один пост. Там знакомый Сидоровичу майор частенько дежурит.
Странный парень, этот Меченый…, - думал Сидорович, разложив на столе разобранный «винторез». Толстые, сарделькообразые пальцы ловко перебирали детали ствольной коробки. Рядом на толе лежал набор для чистки оружия, ветошь, масленка. – И ведь появился ниоткуда, и не помнит ничего. Конечно, ЗОНА и не такие сюрпризы подбрасывает, иной раз корежа не только тело, но и души сталкеров. И запись у него в КПК странная – «Убить Стрелка». Единственная запись. Вся остальная инфа подчистую стерта. Ни сведений о владельце, ни карты ЗОНЫ…. Странно….
Торговец вздохнул, невольно скосив глаза на левую ногу. Мало кто из ветеранов помнил, что в своё время Серёжа Сидоров явился в ЗОНУ бойким, уверенным в себе мужичком, настроенным на быстрый заработок. Примерно с полгода он активно промышлял на Свалке, ходил на Янтарь, пару раз даже добирался до Радара. Тогда ещё и группировок то не было. Это позже появились – Долг, Свобода, выполз откуда-то из недр саркофага Монолит. А в те, теперь уже безнадёжно ушедшие времена, сталкеры относительно спокойно промышляли в ЗОНЕ, отстреливая мутантов, прячась от военных, да собирая хабар.
С тихим стуком встала на место крышка ствольной коробки. Сидорович оттянул затвор, проверяя его ход. Вроде всё в порядке. Патронов вот только кот наплакал – один магазин всего. Торговец аккуратно завернул «винторез» в промасленную ветошь и положил пока на полку. Рядом лег снаряженный магазин.
Чудак всё-таки Кочевник, - усмехнулся он, вспомнив рыжего сталкера. – Такую машинку на дробовик променял. Ну, да мне то только лучше. На ВСС завсегда покупатель найдется. Правда не из новичков, придется ждать кого из ветеранов. Может Волку предложить?
Сидорович задумался. – Вряд ли…, ему такая машинка без надобности….
Толик недавно заглядывал. Рассказал про засаду, в которую они угодили с Шустрым и Колдуном. Говорит, что участи их не знает. Мёртвым видел только второго, когда какой-то сталкер, назвавшийся Меченым, перевязал его рану и вколол промедола. Кстати, он тоже искал Шустрого. Сидорович успокоил Толика, подтвердив, что Меченый его человек.
За массивной металлической дверью послышались гулкие шаги. Провернулся штурвал. Хорошо смазанные петли без труда распахнули дверь бункера.
Опа на! Уже? – Мысленно удивился Сидорович, а вслух произнес. – Приветствую, Меченого. Как успехи?
- Ситуация прояснилась.
- Флешка-то с информацией где?
- Вот она, – парень протянул небольшой герметичный конверт.
Сталкер потоптался немного перед решеткой. Нет, - решил про себя Сидорович, - тебе «винторез» тоже пока ни к чему.
- Меченый, я тут поразмыслил на досуге и хочу тебе кое-что предложить…, - решил старик убить двух зайцев одним махом. – Тебе, по большому счету, нужно искать Стрелка, так ведь?
- Допустим, - Нахмурился сталкер.
Так он и не вспомнил ничего, - удовлетворенно успокоился Сидорович.
- В общем, я тут по Стрелку узнал кой-чего. И вправду есть такой сталкер. – По всему виду сталкера было понятно, что его крайне заинтересовали слова торговца. Он аж подался вперед, почти уперевшись носом в решетку. – Говорят, дорогу на север ЗОНЫ нашел. А места там нетронутые, натуральный Клондайк…, мда-а….
Сидорович помолчал, исподтишка наблюдая за Меченым. Глаза того горели лихорадочным блеском.
- В общем, - это была любимая присказка торговца. – Я помогаю тебе его искать – но, сам понимаешь, не за красивые глаза. Придется отрабатывать. С другой стороны, всем будет хорошо: ты своего Стрелка замочишь, а заодно и узнаешь, что с тобой стряслось. А я узна…, - Сидорович осёкся. – Ну, в смысле, свою выгоду от нашего сотрудничества тоже поимею. А? Лады?
- Продолжай, - Меченый, казалось, и не заметил оговорки торговца.
- Да, серьёзный ты мужик, сразу видно. Нам такие люди нужны. – Решил на всякий случай польстить ему Сидорович. – Мы с другими торговцами расследование одно проводим. Хотим найти путь на север, к центру ЗОНЫ, только там кто-то, или что-то проходу мешает. Хрен его знает, как твой Стрелок проскочить смог…. Понимаешь, есть там одно место, где мозги закипают. Жуткая штука…, мда-а…, - обратив внимание, что Меченый начал нетерпеливо постукивать пальцами по решетке, торговец поспешил вернуться к изначальному разговору. – Но, ближе к делу. Тут вояки в здании бывшего НИИ «Агропром» нашли что-то. Очень серьёзное что-то. Думаю, это как-то связанно с центром ЗОНЫ. Так вот: всё что военные накопали, пока что лежит где-то на третьем этаже здания института. Охраняется, конечно, куда ж без этого…, только оно нам здорово нужно. Понял о чём я?
Сидорович испытующе уставился в глаза сталкера.
- Кажется, понял. – Не отведя взгляда, медленно ответил тот. Сидорович отметил это про себя.
- Как только выйдешь с добычей с территории Агропрома, тут же неси её Бармену. Он заправляет делами в сталкерском баре «Сто рентген» - это территория бывшего завода Росток.
- Понял, - кивнул Меченый.
- Координаты и необходимую инфу я тебе закачаю на КПК. – Сидорович протянул руку, и сталкер расстегнув клапан куртки, выложил ему свой налодонник.
- А если на словах объяснять, так пойдешь на север, через Свалку, а потом повернешь на запад, и через пару километров выйдешь прямо к Агропрому. – Решил дать он необходимые пояснения, ловко тыкая толстыми пальцами в клавиши прибора. – На Свалке артефактов, кстати, как грибов после дождя, хотя фонит тоже по полной программе. Так что, советую прикупить у меня «антирада» или водочки. А то будешь потом светиться вроде новогодней елочки. – Сидорович закудахтал. – Шутка юмора….
Меченый шутку не оценил, а вот за информацию поблагодарил. И действительно, кроме патронов, аптечки, продуктов, закупил и антирадиационного средства. Из оружия при нем оказался пистолет системы Макарова, да видавший виды обрез двустволки-горизонталки, очевидно взятый трофеем во время боя на АТП.
- Слушай, - закончив затариваться, поинтересовался вдруг он. – Не знаешь, что со мной случилось?
- Ну, брат, спросил! – Хмыкнул торговец, почесывая заросший седой щетиной подбородок. – Тёмное это дело, понимаешь…. Нашли тебя в «грузовике смерти» - есть такие… труповозки, что ли? Время от времени из центра ЗОНЫ появляются, телами нагружены…. Куда едут, никто толком не знает. Так один грузовик разбился, тебя рядом нашли. И вот это дело – самый разудивительный факт. Разбитые труповозки находили и раньше, а вот живых рядом – ни разу. Извини, больше ничем помочь не могу. Разбираться тебе самому придется.
Меченый покрутил в руках свой КПК, оттянув рукав, бросил взгляд на татуировку, украшающую руку – S.T.A.L.K.E.R.
- Кто такой Стрелок? – Задал он очередной вопрос.
- Да вроде есть такой сталкер. По слухам, один из немногих, кто к центру ЗОНЫ ходили и вернулись. Хотя чего-чего, а легенд про сталкеров-героев тут у нас предостаточно, - Сидорович вспомнил про недавнее сообщение об очередной гибели Семецкого. – Поэтому гарантировать ничего не могу. Во всяком случае, лично я с ним дел не вел – видно у него свои каналы для сбыта…. В общем, спрашивай у народа в ЗОНЕ – глядишь, кто-нибудь да и подскажет.
- Спасибо, это всё, - задумчиво выдал Меченый, разворачиваясь к выходу.
- Ну, удачи, - пожелал Сидорович в спину уходящему сталкеру.
Меченый в ответ только слегка взмахнул рукой, даже не пожелав обернуться.
Нда-а-а…, странный парень, - в который уже раз за сегодня подумал торговец. Неловко поднявшись со своего кресла, он заковылял вглубь бункера, поскрипывая на ходу протезом.
Где-то через полчаса вдруг вышел на связь Лис, сталкер-одиночка, частенько снабжавший Сидоровича ценными находками. Выслушав его несколько сбивчивую речь, торговец задумался….
- Ладно, Лис. Есть один парень в твоём районе. – Обнадежил он по рации сталкера. – Я свяжусь с ним. Держись.
Отложив в сторону «Моторолу», Сидорович взял в руки КПК.
«Меченый, кстати о Стрелке.» - Довольно быстро набирал он, тыкая пальцами в маленькие кнопочки. Чувствовался богатый опыт. – «Пришел сталкер из глубокого рейда, Лисом кличут. Ему, видимо, худо пришлось – просит о помощи. Он на хвосте каких-то тварей притащил, говорит, что долго не продержится. Он, возможно, знает о Стрелке. Так что бегом к нему, даю координаты».
Сообщение отправлено – выдал зеленоватый экран.

Добавлено (20.02.2008, 13:48)
---------------------------------------------
Майор Кузнецов
БТР полз медленно. Ствол автоматической пушки настороженно смотрел на просевшие крыши деревни. Отделение солдат на броне, ощетинившись стволами, пялилось на кусты вдоль дороги. Собственно здесь, в километре от КПП можно было не бояться нападения людей. Здесь, на Кордоне, в основном военные несли потери от нападений слепых псов и мутировавших диких кабанов. Низкие тучи затянули небо. Кузнецов безнадежно выглядывал сквозь них хоть намек на солнце.
- Лейтенант, - тронул его за рукав один из солдат. – Там.
Пламегаситель автомата указал на небольшой взгорок справа от дороги. Одинокая человеческая фигура в темном комбинезоне. Солдат вскинул автомат на плечо, но лейтенант, положив ладонь поверх ствола, чуть-чуть прижал вниз оружие.
- Уйдет ведь, командир! – Недовольно воскликнул рядовой.
- Отставить, - громко, перекрывая натужный вой движка, скомандовал Кузнецов. – Деревня рядом. Не стоит обострять….
Бронетранспортер миновал деревню, пересёк мост. Мимо проплыла старая автобусная остановка. Справа мелькнули крыши сараев АТП, а слева показалась громада элеватора. Скоро и блокпост. Когда то давно, ещё наверное в мирной жизни, с этого места уже было слышно стук колес проходящего по железнодорожному мосту поезда, гудки тепловозов. Ветер доносил запахи мазута, и разогретого на солнце метала.
Сейчас же всего этого не было. Беда пришла в ЗОНУ. Давно уже пришла, в далеком восемьдесят шестом. А потом ещё раз. Лейтенант втянул носом воздух. Пахло озоном. Где-то рядом «электра». Офицер усмехнулся. Вот так…, раньше ассоциировалось с грозой…, теперь с аномалиями.
Миновав элеватор, БТР въехал в полумрак моста. За которым и собственно начиналась ЗОНА. ЗОНА – это был не просто круг сколько-то там километров в диаметре, с центром у атомной станции. Это что-то странное. Очень странное. ЗОНА – отдельный сам по себе МИР – опасный, странный… и чертовски привлекательный. Привлекательный тем, что богатство здесь буквально под ногами валяется, только собирай. А опасен…, опасен тем, что подохнуть тут можно буквально на каждом шагу.
- Привет, лейтенант! – Выкрикнул Кузнецов, спрыгивая на растрескавшийся асфальт.
- Привет, лейтенант! – В тон ему отозвался Матвеев.
Отделение лейтенанта Матвеева сменялось его бойцами.
- Как оно? Тихо?
- Бандиты шарятся. Да Ковалев говорит, что видел наёмников.
- Неужели? – Прищурился лейтенант, вспомнив фигуру в темном комбинезоне.
А ведь из-за расстояния, «темный» вполне мог быть синим…. А наемники как раз и носят синюю униформу.
- Ага, - подтвердил его опасения Матвеев. – Трое, в синих кобезах.
Пока командиры обменивались новостями, солдаты успели уже разгрузить БТР, и теперь таскали тяжелые цинки под прикрытие бетонных плит. Блок пост располагался под железнодорожным мостом, надежно перекрывая дорогу. Пересечь «железку» поверху можно было только в костюме повышенной антирадиационной защиты. От старых шпал и рельс фонило со страшной силой. Был ещё темный, гулкий туннель слева от моста, но он просто кишел аномалиями. Сунуться туда мог только самоубийца.
- Товарищ лейтенант, - замер рядовой Синицын, тот самый парень, что заметил наёмника. – Разрешите доложить?
Солдат не приложил руку к каске, но слегка вытянулся, имитируя строевую стойку. Всё правильно, нечего указывать вероятному наблюдателю на командира отделения. Снайперы не упустят шанса. Лейтенант молча кивнул.
- БТР разгрузили, блок приняли, посты расставил. – Скороговоркой доложил солдат, слегка расслабляясь.
- Отлично, - Кузнецов развернулся к своему сменщику. – Ну, что, лейтенант? Бывай!
- Бывай, лейтенант! – Они крепко пожали друг другу руки. – Отделение! Па-а-а маши-инам!
Сменившиеся солдаты радостной гурьбой полезли на броню. Лейтенант же вразвалочку двинулся внутрь охраняемого периметра.
- Ковылев! Обед скоро? – Окликнул он дежурного, слегка поморщившись от рева бронетранспортера.
К вечеру погода разошлась. Легкий ветерок растащил тучки, оставив на небе только небольшие облачка. Ярко-красный, раскаленный круг солнца уже касался краем горизонта. Где-то на ферме, за железнодорожным полотном выл одинокий чернобыльский пес.
Синицын передернул плечами.
- Замерз? – Спросил его стоящий рядом Кузнецов.
- Да не то чтоб замерз…, - Отозвался рядовой. – Просто озноб бьет, товарищ лейтенант. Неуютно как-то….
Офицер хмыкнул. Действительно, сам он уже около часа периодически ловил себя на ощущении внимательного и недоброго взгляда.
- Что ж ты хотел, Тарас. ЗОНА….
- Да ЗОНА то она ЗОНА, но что-то сегодня особенно тоскли…, - договорить солдат не успел.
Тяжелая пуля, судя по хлесткому звуку, выпущенная из СВД, гулко стукнула его в грудь, и рядовой опрокинулся на спину.
- Тревога! – Заорали в ту же секунду с другой стороны блокпоста.
Лейтенант, автоматически присевший в момент выстрела, ухватил Синицына за руку и рванул в сторону, уходя с линии прицела. По щеке хлестануло бетонным крошевом. Вторая пуля, предназначенная уже ему, разминулась с виском на каких-то пару сантиметров. Справа застучал автомат. Один из бойцов короткими очередями прижимал к земле устремившиеся к блокпосту фигуры в синих комбинезонах.
- Синицын? Тарас? Ты слышишь меня? – Кричал Кузнецов, срывая «липучки» бронежилета.
Рядовой слабо сучил ногами, и вяло шевелился. Жив! Уже хорошо. Так, крови нет. Рёбра конечно сломаны, может ещё и ключица. Но жить будет – счастливчик….
- Счастливчик…, - вслух высказал он своё мнение, опуская обратно грудную пластину бронника, и поднимая с земли свой автомат.
- Пластина…, - сглатывая слюну, прошептал Синицын. – Я стальную пластину в карман вставил….
- Молодец. – Коротко бросил лейтенант, ловя на мушку петляющую между кустов фигуру. – Лежи пока….
Короткая очередь, с отсечкой на третьем выстреле. Наёмник кувыркаясь покатился по траве.
- «Мазай»! «Мазай»! Я «Железка»! Прием? – Надрывался под мостом радист. – Атакованы превосходящими силами противника! Есть двухсотые! Нужна срочная помощь!
Двухсотые! Мать их!
- Кто? – Крикнул Кузнецов, методично опустошая обойму. – Кого?
Он не обращался ни к кому конкретному, но похоже его и так поняли.
- Кирилов и Лежнин! – Откликнулся кто-то из солдат.
- Сука! – Выдохнул лейтенант.
Противник, грамотно используя природные укрытия и складки местности, упрямо приближался к блокпосту. Ближайший наемник был уже в каком-то десятке метров. Его рослая фигура ловко мелькала в кювете. Вот он взмахнул рукой, и зеленый ребристый шарик полетел в сторону военных.
- Граната! – Заорал Кузнецов, падай ничком на тело Синицына.
Грохнуло. По спине отстучали комья земли и камни. Лейтенант приподнялся на руках, тряся головой. Пред глазами плавало белое лицо Тараса.
- Живой? – Спросил он, поднимаясь на ноги.
Солдат только хлопнул глазами, подтягивая к себе автомат. Лейтенант выглянул поверх бетонного блока. Где же эта сволочь? Справа что-то мелькнуло. Вот он! Довернуть ствол он уже не успевал. Заряд картечи, выпущенный из СПАСа с расстояния в пять метров, швырнул его тело назад, превращая левый плечевой сустав в конструктор «собери сам». Мутнеющим взглядом он, как в замедленной съемке, увидел медленно-медленно передёргивающийся затвор дробовика, медленно вылетающую вниз красную картонную гильзу. А потом все пространство перед глазами закрыл черный туннель надвигающегося ствола.
- Това-а-арищ лейтенант! - Длинную, неприцельную очередь, выпущенную Синицыным, он уже не услышал.

Майор вздрогнул, выходя из задумчивости. Вязкая пелена воспоминаний ещё заволакивала мозг, а вот глаза уже вернулись в настоящее. Вот за этим блоком он и лежал. А вот здесь снайпер попал в Синицына….
Наёмники тогда ворвались все же на блокпост. Как они обошли его с обеих сторон – неизвестно. Может через «железку», а может по туннелю. Но факт остается фактом. Блокпост пал. Из личного состава уцелели двое – солдат первогодок, под градом пуль добежавший до элеватора и спрятавшийся там, и он лейтенант, которого нападающие сочли убитым. Два БТРа поддержки пришли через полчаса, когда наёмники уже вычистили блокпост и исчезли. Как оказалось, их спугнули нейтральные сталкеры, совершившие марш от деревни и успевшие к самому концу боя. Может, именно их безрассудному поступку он, тогдашний лейтенант и был обязан жизнью.
С того памятного боя прошло уже более года. Кузнецова помотало по госпиталям, потом по всей ЗОНЕ. Получил капитана, и практически сразу майора. В ЗОНЕ растут быстро…, или быстро умирают. Ему повезло – выпало первое. И вот сейчас опять забросило на этот блокпост.
- Товарищ майор? – Повторил солдат, видя, что командир хоть и открыл глаза, но никак на него не реагирует.
- Что? – Очнувшись, обернулся наконец он.
- Там идет кто-то…, со стороны деревни.
Солдат был молоденьким, ещё толком не обстрелянным, из последнего пополнения.
- Кто идет? Говори толком? – Чуть добавил громкости Кузнецов.
- Посторонний на шоссе! – Вытянулся боец. – Идет со стороны деревни. Оружия не видно.
- Пошли, - бросил майор, огибая солдата и первым устремляясь вперед.
Действительно, по дороге легкой походкой, к блокпосту приближался человек, одетый в привычную для этих мест энцефалитку и потертые джинсы. Лицо из-под капюшона было толком не разглядеть. Сталкер остановился, увидев предупреждающий жест часового. Потом перевёл взгляд на стоящего рядом офицера. Кузнецов вздохнул – ну, куда они всё лезут? Вслух же он выкрикнул – Чего хочешь, сталкер? Хочешь пройти, иди сюда, говорить будем. А нет, вали отсюда по-хорошему.
Незнакомец подошел ближе, остановившись в паре метрах перед майором, и откинул с головы капюшон куртки.
- Здесь проход воспрещён, сталкер. – Выдал майор дежурную фразу, разглядывая изможденное, худое лицо.
Незнакомец упрямо набычился.
- Мне надо дальше….
- А нельзя! – Непонятно почему развеселился вдруг Кузнецов. И спустя пару секунд вдруг добавил. – Но если очень хочется…, то можно. Например, за пятьсот денег.
Названная им цифра была копеечной для любого старожила, но достаточно весомой для новичка.
- Держи, - просто отозвался сталкер, вынимая из кармана видимо заранее заготовленную и перетянутую резинкой «скрутку» из сотенных бумажек.
Майор хмыкнул, не пересчитывая, засунул тонкую трубочку в карман разгрузки.
- Теперь слушай сюда, - произнес он, чуть понизив голос. – Мы час делаем вид, что кроме комаров и бабочек тут ничего не порхало. А дальше не обессудь….
Парень несколько долгих секунд молча смотрел на офицера, Майор уже было решил, что придется более доходчиво объяснять ему положение дел, как сталкер просто кивнул головой и шагнул мимо.
- До встречи, - бросил он уже на ходу.
Кузнецов потом ещё некоторое время смотрел в спину удаляющемуся от блокпоста незнакомцу.

Прошу кого-нибудь "размочить" мой текст, иначе не смогу выкладывать продолжение....


МОЯ БИБЛИОТЕКА
 
ТормозДата: Среда, 20.02.2008, 13:49 | Сообщение # 4
Главный сценарист и Мистер "Stalker-zone.info"
Группа: Мастер
Сообщений: 740
Репутация: 430
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны


Несу людям радость!(А выношу ценности и бытовую технику...)

Сообщение отредактировал Тормоз - Среда, 20.02.2008, 14:05
 
YgrekДата: Пятница, 22.02.2008, 15:50 | Сообщение # 5
Бывалый
Группа: Ветераны Форума
Сообщений: 51
Репутация: 59
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Лис
Зелёная трава мягко стелилась под подошвы. С пятки на носок, с пятки на носок. Оп-па! Чуть правее. Слева трава примята странным образом – как будто кто по кругу бревно вертел. Да и брызги красные на траве. Окровавленные перья по всей округе раскиданы. Птичья карусель притаилась.
Это только новички по дорогам ходят, а опытные завсегда по обочине. Тут и снайперу помеха, и аномалии на травке, да кустиках лучше видны.
Лис не спешил. Куда? Темную долину он проскочил. Прошёл такими тропами, о которых никто кроме него и не ведает. По пути наткнулся на пару вещиц, из которых самым ценным оказалась «батарейка» - артефакт, отводящий в сторону разряды «электры». Хорошая штука…, он ещё десять раз подумает, продавать ли её, или себе оставить.
На противоположной стороне заброшенной лесной дороги проплыл небольшой хуторок из одного дома и полурассыпавшегося сарая. В окнах мелькал отсвет костра. Сталкер решил не рисковать, и шустрым снорком прошмыгнул мимо. Чуть дальше ушел в лес, срезая дорогу. Из оружия только калаш, да обрез. И соваться в непонятный дом ему совсем не хотелось.
Вопреки всем правилам, его ПДА был выключен. Лис предпочитал естественные органы чувств, чем электронный подсказчик. Интуиция уже не раз выручала его там, где другие сталкеры, в напичканной электроникой снаряге, загибались не за грош. А ПДА – он двоякая штучка, и ты, вроде, всех видишь, но и тебя все по нему могут отследить. Нафиг! А для ориентирования на местности и старенькая, потрепанная на сгибах «двухсотка» сгодится. Наладонник он включал периодически, заглядывая в почтовый ящик и выуживая из спама нужную информацию. Вот и от брата недавно пришло сообщение – «Серый - Лису: один знакомый просил встретить группу сталкеров, раскопавших тайник Стрелка, я буду на Свалке, если что – подходи».
Лис замер, прислушиваясь. Слева, метрах в трехстах, заброшенное полотно железной дороги, которое как бы разграничивало ЗОНУ и неЗОНУ, пересекая Кордон пополам. Конечно, и на той стороне иногда попадались мутировавшие собаки и кабаны, но по сравнению с остальной ЗОНОЙ, это были детские игрушки.
Впереди была небольшая ложбинка, посреди которой ржавел непонятно как оказавшийся здесь остов грузовика. Сюда, наверное, даже раньше то было никак не проехать. Вокруг гнездились аномалии, и как следствие, периодически появлялись новые артефакты. Он давно уже присмотрел это место, наведывался постоянно. И один, два всегда уносил с собой.
И на это раз, между двумя «мясорубками» притаился «ломоть мяса». Чутко прислушиваясь к себе, Лис медленно двинулся вперед. Шаг, ещё шаг. Гайка вперед. Чисто. Шаг. Шажок. Поднять гайку, послать дальше…. Фуя себе! Бздынь! Звонко откликнулась кабина грузовика. Посыпалась ржавчина. И в ту же секунду из-за грязно-зеленой туши послышался взлай и визги.
- Ма-а-ать! – Выдохнул Лис.
Слепые псы. Свора из полудюжины особей выскочила слева. Врут, что собаки слепые, они вполне зрячие, но маленькие прищуренные глазки отнюдь не отвечают за поиск добычи. «Слепые» псы чувствуют эмоции жертвы – страх, панику. Именно по этому, они редко нападают на уверенных в себе, спокойных бойцов.
И сейчас, наличие аномалий вокруг и неожиданность, сыграли с Лисом плохую шутку. Всплеск адреналина подстегнул стаю, и собаки бросились вперед. Первые две тут же с визгом взмыли в воздух и закружились, бестолково молотя лапами. Еще две свернули резко в сторону и бросились наутек. И лишь одна, чудом проскочив между аномалиями, продолжала нестись вперед. Лис, не двигаясь с места – себе дороже, вскинул автомат и спустил курок. Коротко рявкнула очередь на три патрона. Собака на бегу ткнулась окровавленной мордой в траву, и проехала по инерции ещё пару метров, смешно задрав крестец.
- Фу-у-у…, - выдохнул сталкер, наблюдая за мелькающими в кустах облезлыми боками. – Не, эти уже не сунуться.
Закинув за спину калашников, он, продолжая косить взглядом в сторону собак, подобрался таки к «ломтю мяса» и аккуратно подхватил артефакт. Предстоял ещё не менее опасный путь назад – из аномального поля. Снова в ход пошли гайки и болты, припасенные заранее.
Миновав «заминированный» участок, Лис расслабленно вздохнул. И как оказалось, зря. Притаившаяся стая, про которую уже успел позабыть, вылетела из кустов и всей сворой бросилась к нему. Лихорадочно рванув вниз предохранитель, сталкер дал длинную, от живота, очередь, надеясь больше напугать тварей, чем нанести урон. Собаки рассыпались, но две, или самые смелые, или самые глупые, очертя голову продолжали нестись вперед. Автомат замолчал. Последняя пуля удачно ударила одну из слепых собак в плечо, опрокидывая её на землю. Вторая же, взвившись в воздух, нацелилась клыками прямо ему в горло.
Всё что Лис успел сделать, это вскинуть автомат, защищая лицо. Хлопья слюны залепили глаза, тяжелая туша навалилась всем телом, сбивая дыхание. Сталкер упал, ногами пытаясь скинуть с себя мутанта. Что делают остальные, он не видел, но и не надеялся, что разбегутся.
- Ля-я-я-ять! – Лису, наконец, удалось отшвырнуть в сторону собаку, правда, ценой потери оружия. Верный калаш так и остался в пасти у пса.
Рванув из-за спины обрез, зарядом картечи снес поднимающейся твари голову. Второй ствол он разрядил в сторону кружащихся псов и побежал. Потом уже, анализируя ситуацию, он проклял себя за панику, за потерю автомата, за то что банально испугался. Но сейчас, Лис просто бежал. Не думая, без оглядки. Слыша за спиной горячее, хриплое дыхание своры.
На бегу перезарядил обрез, рассыпав несколько патронов по дороге.
Как эта сволочь оказалась впереди, он не понял. Но, огромная тварь – нет, не слепая собака, а чернобыльский пес – иссиня черный, с торчащими из незакрывающейся пасти клыками, вцепился ему в бок, вырывая клочья комбинезона, кожи и мяса. Лис заорал, с трудом устояв на ногах, и со всей дури рубанул оголовком рукоятки обреза по покрытой шрамами морде. Палец соскользнул и в воздух ударил шальной выстрел. Приблизившиеся было «слепыши» опять бросились в разные стороны. А чернобыльский мутант только сильнее сомкнул челюсти и уперся в бедро сталкера передними лапами.
Лис крутанулся, шипя от боли, и перехватывая обрез. Второй жакан он засадил прямо в холку проклятой твари. Брызнула кровь, заляпывая ему грудь, руки, лицо. Ноги пса подломились, и тот повис, намертво заклинив челюсти. Сталкер все же не удержался и рухнул на него сверху. Ломая желтые зубы, Лис забил ствол обреза мутанту в пасть и, действуя как рычагом, всё же освободил свой многострадальный бок.
Первое, что он сделал поднявшись на подгибающиеся ноги, это переломил двустволку, и выкинул на траву стрелянные гильзы. Два очередных латунных цилиндрика заняли свое место. Выстрелив для острастки в сторону кружащейся стаи, Лис вновь побежал. Вернее, попытался. Дикая боль скрутила ребра, и бок. Так, удерживаясь скользкими, окровавленными ладонями за подворачивающиеся стволы деревьев, он и заковылял дальше. Добраться бы до развалин на краю дороги. От одного дома там только стены, а вот второй вполне сгодиться в качестве убежища. Там же даже чердак есть и, самое главное, лестница на этот чердак. Там его уже ни одна собака не достанет. А сейчас, пока мутанты рвут в клочья тело недавнего собрата, у него есть на это вполне ощутимый шанс.
До развалин то он добрался, а вот подняться наверх у Лиса уже не хватило сил. В начавшемся бреду он даже перепутал дома, и вломился в тот от которого осталось только две с половиной кирпичных стены. Свалившись набок, он скорчился на грязном полу. Из разорванного кармана комбеза вывалился КПК. Щанс! Последний….
Непослушными пальцами он подхватил прибор и ткнул в кнопку активации. Когда экран осветился, он, плохо соображая, выбрал последний контакт и активировал громкую связь.
- Да! – Откликнулся знакомый голос. – Кто это?
- Сидорович, - прохрипел сталкер. – Выручай, барыга…, хана мне.
- Лис? Ты что ли?
Из-за стены послышался пока ещё далёкий вой.
- Я…, - прошептал сталкер, чуть не теряя сознание. – Я на Кордоне, за железкой. Ранен. И псы на хвосте. Сидорович, помощь нужна….
- Понял. – Перебил его торговец. – Сейчас я тебя запеленгую.
- Быстрее, - вой становился всё ближе. – С меня «батарейка»….
- Ладно, Лис. Есть один парень в твоём районе. Я свяжусь с ним. Держись.
- Держусь…, - выдавил из себя Лис, роняя голову на прогнивший пол и теряя сознание.

Очнулся он, почувствовав короткий укол в бедро. Хмурый парень в потертой энцефалитке отбросил в сторону опустошенный шприц-тюбик. Рядом валялись обрывки упаковки от перевязочного пакета и клочья окровавленной ваты. Бок Лиса стягивала тугая повязка.
- Я от Сидоровича. – Произнес сталкер, сматывая остатки бинтов. – Он сказал, ты можешь мне помочь….
Прямо за кирпичной стеной послышался короткий взлай и поскуливание. Лис вздрогнул. Сталкер, выдернув из-под полы обрез двустволки, метнулся наружу. Грохнул первый выстрел. Через секунду второй. В ответ раздался дикий визг. Лис, кряхтя, поднялся, чувствуя, как по всему телу разливается приятная истома от вколотого наркотика. Подхватил с полу своё залитое кровью и слюнями оружие. Переломив, убедился в наличие патронов и замер у стены, не в силах выйти наружу. С улицы уже слышалось частое хлопанье «Макарова». Вот, одна из собак, перемахнув через огрызок стены, влетела в комнату. Лис не целясь (что тут целится на полтора метра?) разрядил в плешивый бок один из стволов. Тварь отшвырнуло через всю комнату.
Стрельба на улице стихла. На ходу перезаряжая пистолет, в разрушенное здание вернулся его спаситель.
- Спасибо, - выдохнул Лис.
- Как ты?
- Нормально. – Отозвался Лис. – Так, теперь я тебя внимательно слушаю.
- Торговец сказал, что у тебя есть информация о Стрелке.
Лис невольно нахмурился.
И чего это им все в последнее время заинтересовались? – Подумал он, а в слух произнес. – Ну, сказать, что я его лично знал – так совру, не было такого. Опыт «общения», правда, кое-какой есть: как-то его группа моих ребят обстреляла. Никто не пострадал – они явно других ждали, так что дальше разошлись мирно. – Лис чуть задумался, вспоминая. – Поматерили друг друга через овраг и разошлись. Серый, мой брательник, сейчас в ангаре на Свалке – я тебе скину координаты, пообщаешься. Он о Стрелке больше знает.
Сталкер кивнул, глядя на жужжанием отозвавшийся КПК.
- На выходе поосторожней, - продолжил Лис, убирая свой наладонник. – Там компашка бандитов обосновалась. И, слышь, приятель, ты меня дважды уже выручил, а я таких вещей не забываю. Вот возьми…, уж чем богат.
Небольшая, растрепанная пачка денег легла в ладонь сталкера. Тот несколько секунд смотрел в глаза спасенного, а потом сунул её в карман.
- Спасибо. Что можешь интересного рассказать?
- Мне бы сейчас перерыва обеденного у этих красапетов в погонах дождаться…, - Вздохнул Лис. – Торчать тут без толку, на Большую землю надо, а эти не пускают, так их переэтак! Не один я на выход мылюсь, только всё равно никак проскользнуть не можем.
Бросив короткий взгляд на лицо сталкера, Лис увидел, что его стенания тому мало интересны. Парень даже не смотрел на него, повернув голову в сторону дороги. Впрочем, так зачастую и бывает в ЗОНЕ – случайно встретились, случайно помогли друг другу, случайно разбежались в случайные стороны….

Добавлено (22.02.2008, 15:50)
---------------------------------------------
Бес
Погоня продолжалась уже более трёх суток. Капелька уходил лесом. Оставив позади наезженные дороги, беглый «вор в законе» Сергей Бирюков, по кличке Капелька, свернул на узкую тропинку и попытался раствориться в густом чернобыльском лесу.
Что ж, его можно было понять. Отряд «ловчих» из отдела исполнения наказаний обложил его по полной программе. Несколько опытных сотрудников отряда, специально натасканного на поимку беглых преступников, сели ему на хвост ещё в Залесье. Странного пассажира запомнил кондуктор рейсового автобуса, а ушлые бабульки, торгующие семечками на автовокзале, указали направление, в котором покинул городок подозрительный гражданин.
УАЗ и «Газель» пришлось бросить на просёлочной дороге под присмотром водителей, а самим углубиться в лес. Поначалу это был обычный, ничем не примечательный лес – берёзы, осины, редкие вкрапления хвойных пород. Среди деревьев пели птицы, из-под ног Беса выпорхнул обалдевший тетерев. Заслон – командир отряда видел мелькнувшую среди деревьев серую спину зайца.
Прапорщик Ренат Хасуналиев – позывной Монгол, лучший следопыт отряда, четко «срисовывал» с прошлогодней листвы следы беглеца. И «ловчие» двигались уверенной, бодрой рысью. Так, бегом, они и проскочили непонятную вспаханную полосу земли, на которой чётко отпечатались следы кирзовых сапог, разорванную колючую проволоку, лоскутами висящую на поваленных столбах, и снова скрылись в лесу.
У Беса, в миру – старшего лейтенанта Павла Бессонова, ещё мелькнуло подозрение, но озвучить он его не успел. Крутой подъем вверх по обрыву заставил сосредоточиться на том, куда ставить обутые в берцы ноги, а позже просто-напросто забыл.
Потянуло прохладой. Послышался плеск воды. Монгол, первым спустившийся в небольшую впадинку, вдруг замер, предупреждающе вскинув ладонь вверх. Отряд мгновенно остановился, а потом порскнул в стороны, уходя с тропы и занимая позиции. Спустя секунду, на открытом пространстве остались только следопыт и Заслон – капитан Курнашов. Тот, напряженно сжимая в руках автомат, вопросительно смотрел на Хусаналиева, дожидаясь объяснений. Монгол присел, ковырнул пальцем влажную глину на берегу ручья и, обернувшись, поманил командира к себе. Теперь они уже вдвоем уставились на что-то невидимое остальным.
Всё это Бес видел краем глаза, контролируя свой сектор обстрела поверх затворной рамы АКСУ. Нужно будет – позовут, покажут, совета спросят. А не нужно, так всё равно потом узнает, что заставило следопыта подать предупреждающий жест. Только сейчас старший лейтенант обратил внимание на перекрученные неведомой силой стволы деревьев, странные оттенок коры и слегка пожухлые не по сезону листья. Создавалось впечатление, что окружающая фауна чем-то неизлечимо больна.
Раздался короткий свист – командир собирал отряд. Ещё раз покосившись на бугристый бок стоящей рядом сосны, Павел вылез обратно на тропу и спустился к ручью.
Когда он подошёл, Монгол молча указал на отпечатавшиеся на влажной глине следы – крупный, размера этак сорок четвертого, отпечаток стоптанного на пятке сапога, и почти в полтора-два раза его превышающий след, похожий….
- Твою нале-е-ево, - изумленно протянул Бес.
Больше всего след походил на большую, просто огромную босую человеческую ногу. Но, именно походил, так как форма стопы была не совсем правильная, а растопыренные отпечатки пальцев заканчивались трёхсантиметровыми узкими бороздами. Когтями?
- БигФут? – Удивленно присвистнул лейтенант Захаров. – Только этого не хватало!
Заслон покачал головой.
- Я больше склонен думать, что это Капелька прикололся. Решил запугать нас.
- Смешно, - констатировал Томат – крупный, краснорожий старший прапорщик Иванов. – Вот ему делать больше нечего! Да и временем он особо для подобных мистификаций не располагает. Русик! На сколько мы отстаем?
Руслан Хасуналиев, уже отошедший в сторону и внимательно изучающий кусты на противоположном берегу ручья, обернулся.
- Часа на два, хотя, может и меньше. След ещё даже не подсох.
- Вот и я говорю, - продолжал гнуть свою линию Иванов. – Драпать он со всех ног должен, а не страшилки на песке рисовать!
- Не суетись, Томат. – Насмешливо вскинул бровь Бес. – Ты что же хочешь сказать, что здесь друг за другом пробежали наш Капелька и снежный человек? Монгол, а ты что думаешь?
- След настоящий, - Хмуро произнес подошедший прапорщик, показывая на кончике ножа какую-то слизь. – Что за зверь его оставил не скажу, но вот что я там, на ветках, нашёл….
- Ха-ха! – Загрохотал Иванов. – Капелька высморкался, а ты нам его сопли показываешь?
- Дурак ты, Томат, - Беззлобно отозвался Руслан. – Это не сопли…, больше похоже на вязкую слюну. Да и много её там – отделения сопляков не хватит столько насморкать.
Старший прапорщик брезгливо отстранился, недоверчиво разглядывая испачканный нож.
- Ты потом ещё с него тушенку жрать будешь?
- Нет, этот нож для работы, для еды у меня ложка есть. – Спокойно отпарировал Монгол.
- Хватит трепаться! – Ожил вдруг молчавший до этого Заслон. – Двинули дальше. Порядок тот же – Монгол впереди, Иванов замыкающий!
И восьмерка «ловчих», обогнув по дуге «сопливые» кусты, поднялась вверх по склону ручья и опять встала на след.

Бес бежал, размеренно перебирая ногами, держа в поле зрения широкую спину Захарова, и бормоча про себя детскую считалку, вдыхая и выдыхая под её ритм – «Хо-ро-шо-жи-вёт-на-све-те-Ви-ни-Пух-у-не-го-же-на-и-де-ти-он-ла-пух…». Немудрёный стишок помогал беречь дыхание и удерживать скорость бега. Правда, за спиной, немного сбивая, тяжело сопел Иванов, но Павел старался не обращать на него внимание.
Всё так же, вдоль тропы, тянулся искорёженный лес. К тому же, Бес заметил, что куда-то пропала вся живность. Даже птицы умолкли. Постепенно растительность стала расступаться. Теперь стволы деревьев стояли уже не так плотно, больше стало кустарника. И, в конце концов, цепочка «ловчих» выскочила на опушку. Прямо от кромки леса, начиналась подошва пологого холма, покрытого редкими кустами. Только на самом верху, в свете закатного солнца, контрастно выделялась темная крона высокой сосны. Длинный, голый ствол, и шапка из ветвей на макушке. А у основания дерева маячила одинокая человеческая фигурка.
- Есть! – Выдохнул Монгол, вскидывая руку.
- Фас! – В непонятном остервенении, выкрикнул капитан, первым же и устремляясь вверх.
Остальные гурьбой, уже не заботясь о строе, рванули следом. Возможно, они просто вымотались длинной погоней, и хотели её поскорее закончить.
Чувствуя, как мелкие камни, густо усеивающие склон, врезаются в грунтозацепы подошвы, Бессонов упорно карабкался вверх. Он даже обогнал всех. Когда до вершины оставалось не более десятка метров, Павел бросил взгляд назад – остальные отставали метров на двадцать, а далеко внизу, не спеша, карабкался в гору Монгол.
Хитрожопый таджик, - усмехнулся про себя Бес, совершая последний рывок.
Конечно, следопыту не говорят «фас», следопыту говорят – «след».
Капелька, естественно, заметил погоню и не стал её дожидаться. Обратная сторона холма была более пологой, но и более длинной. Сейчас его спина мелькала где-то на середине склона. Уголовник ловко скакал между редких кустов и камней, широко раскинув руки для равновесия.
- Бирюков, стой! – Заорал Бес, вскидывая автомат, и выпуская короткую очередь поверх головы беглеца. – Следующая на поражение!
Тяжелое, прерывистое дыхание мешало прицелиться, мушка плясала перед глазами, не желая совмещаться со спиной уголовника. Вообще-то, он собирался только напугать Капельку, и поэтому медлил, опасаясь его зацепить. Бирюков же, не обращая внимания на стрельбу, продолжал бежать дальше.
- Ну, сука! – Выдохнул Бес, доворачивая ствол чуть левее и выпуская вторую очередь. – Стоять!
Вдруг, за стволом дерева что-то заревело, и краем глаза Павел заметил какое-то движение. Вспыхнули два красных огонька. А в следующий миг старшему лейтенанту показалось, что сам воздух двинулся на него со скоростью паровоза. Ещё ничего не сообразив, он заученным до автоматизма движением кинулся в сторону, выворачивая оружие. Из неудобного положения, в перекате, он выстрелил. Рядом прогрохотала ещё одна, более длинная очередь.
Перед глазами мелькнул какой-то клубок окровавленных щупалец, а в следующую секунду огромная черно-бурая туша навалилась на Беса, подминая его под себя. Гибкие змеи захлестнулись на лице, в рот и глаза хлынула слизь вперемешку с кровью. Павел попытался заорать, но захлебнулся вонючей жижей и потерял сознание.

Дикий кашель разодрал горло, рот залила полупереваренная тушенка и, щедро сдобренная желчью, залила носоглотку.
- Набок поверни, захлебнется, - услышал он знакомый голос.
Сильные руки ворохнули его податливое тело, и на землю потоком хлынула рвотная масса. Бес опять закашлялся и вяло толкнул рукой, пытаясь освободиться от удерживающих ладоней.
- Не ворохайся, - грубовато пробасили над ухом. Теперь уже Павел узнал голос Томата. – Блюй давай….
Он решил последовать совету и полностью расслабил желудок.
- Что это было? – Прохрипел он минутой позже, полоща рот водой и отплёвываясь.
- А хрен его знает, - откликнулся лейтенант Ерёмин. – Мы ещё не разобрались. Сам посмотри, рядом лежит.
Бес обернулся и едва не заорал. Набранная в рот вода хлынула через нос, и он опять заперхал. Рядом валялась та самая туша, что чуть не задавила его. Бойцы отряда столпились вокруг и с интересом разглядывали тело – двухметровое, покрытое шершавой, черно-бурой, в грязных разводах кожей. Длинные, костлявые, с тугими жгутами мышц руки и ноги существа были раскиданы в стороны, пальцы оканчивались длинными кривыми когтями. Но самое отталкивающее впечатление производила голова твари. Крупный, чуть сплюснутый с боков, лысый череп. Маленькие глазки, сейчас закрытые, под тяжелыми, нависающими надбровными дугами. И длинные, покрытые присосками и маленькими крючками, щупальца вокруг лишенного зубов ротового отверстия. Всё тело, включая морду, было покрыто свежими ранами, от выпущенных в упор пуль.
- После того, как оно тебя накрыло, мы его в три ствола расстреливали. – Прокомментировал Иванов. – Еле ухайдокали….
- Командиру скажи спасибо, - добавил Захаров, протирая сослуживцу царапины на щеках и шее. – Он удачно влепил, сбросил эту тварь с тебя.
Потрясенный увиденным, Бес смог только благодарно кивнуть капитану. Тот в ответ безразлично пожал плечами.
- А Капелька? – Вспомнил вдруг Павел.
- Ушёл сволочь! – Пробасил Томат. – Пока мы с тобой возились, ушел. Монгол вон с Крюгером за ним пошли. А мы пока здесь….
- А кто-нибудь вообще понимает, что вокруг происходит? Что с деревьями, кустами? Что это за тварь? – Высказал общую мысль Захаров.
Все молча переглянулись. На лицах растерянность.
- В ЗОНЕ мы, похоже, - подал голос капитан. – Увлеклись….
- В какой такой зоне? – Не понял Томат. – Где?
Здоровяк демонстративно покрутился, поворачивая раскрасневшееся лицо в разные стороны.
- Да не в той, что вы подумали, - поморщился Заслон. – В Чернобыльской ЗОНЕ. В закрытой….
Дальше, он в течение получаса, кратко поведал подчиненным о существовании закрытой, неизвестной широкой общественности ЗОНЕ, образовавшейся вокруг дважды взорвавшейся АЭС. Поделился слухами об аномалиях, мутантах, непонятных артефактах. Бойцы слушали раскрыв рот, недоверчиво хмыкали, подбирали слова возражения но, бросая взгляды на лежащую у их ног мертвую тушу, молчали.
Доказательство слов командира, в буквальном смысле, лежало перед ними.

Монгола с Крюгером – старлеем Кругловым, они догнали спустя пять километров. Вернее, нашли то, что от них осталось. Разорванные, обглоданные тела валялись среди обрывков униформы и снаряжения. Тут же лежали автоматы бойцов. Россыпи гильз устилали залитую кровью траву. Вопрос о том, кто мог сотворить подобное с опытными бойцами, отпал сам собой. Полтора десятка собачьих трупов окружали поляну. И что это были за собаки! Плешивые, со свисающей клоками с боков шерстью, с кривыми лапами, с уродливыми головами и с крупными, оскаленными в последней ухмылке клыками. Приглядевшись, Бес заметил, что даже количество пальцев на лапах у них рознится от трёх до семи.
Пришибленные увиденным, «ловчие» стояли и смотрели на то, что осталось от их товарищей.
- Что будем делать? – Озвучил общий вопрос Ерёмин.
- Капельку не нашли? – Поинтересовался капитан, хотя сам пару минут назад бродил среди окровавленных лохмотьев вместе со своими бойцами.
- Никак нет, командир, - выдавил из себя необычно бледный Томат. – Нет его здесь….
- Тогда надо искать. – Обронил Заслон.
- Где искать? И кто отряд поведёт? – Не выдержал Бес. – Монгол единственный в следах разбирался.
Капитан устало присел на корточки, но тут же встал обратно. У земли запах освежеванного мяса был ещё сильнее.
- Тогда получается, что парни зря погибли! Да ещё такой лютой смертью!
- А если мы не уберёмся отсюда немедленно, то и сами здесь останемся, - поддержал Павла лейтенант Захаров. – Уходить надо, командир….
- А ребята? – Заслон указал на окровавленные куски мяса. – Здесь останутся? Вертушку не вызвать – сплошные помехи….
- Предлагаю прикопать их, а самим двигать обратно. – Высказал здравую мысль Иванов. – Выберемся из зоны помех, и вызовем вертолет.
Могилу выкопали быстро, дольше собирали останки. Сначала ещё пытались разобраться – где чьи, но потом плюнули, и все складывали вместе. Эксперты отсортируют. Собрали оружие и спецсредства. Закончив, отметили место куском от куртки Круглова, завязав её на ветке дерева, рядом с засыпанной ямой и, молча помянув товарищей, двинули в обратный путь.
«Ловчие» как раз подходили к сопке, на вершине которой оставили труп мутанта, когда Томат вдруг схватился за голову и, замычав, рухнул на колени. Шедший следом Захаров бросился к нему. Старший прапорщик завалился на бок и засучил ногами, продолжая обхватывать огромными ладонями лицо. Остальные рассыпались в стороны, занимая позиции.
- Что с ним? – Выкрикнул капитан, не оборачиваясь.
- Хрен знает, - растерянно отозвался Захаров, тщетно стараясь удержать бьющегося в истерике Томата. – На припадок похоже.
- Какой, к чертям собачим, прип…. – Длинная, беспорядочная очередь со стороны березняка прервала слова капитана.
Пули свистнули так близко, что Бессонов мешком повалился на землю, стараясь вжаться в неё. Справа дико закричал Ерёмин. Слева что-то орал капитан, кроя березняк короткими очередями. Вскочивший было на ноги Серёга Логинов, рухнул как подкошенный, получив шальную пулю в голову. Бес выстрелил несколько раз наудачу, а потом, перекатившись, всё же решил приподняться.
Со стороны близкой рощи двигались странные, перекособоченные фигуры, в рваной одежде, но с оружием в руках. Они шли беспорядочной цепью, на ходу поливая бойцов отряда, распластавшихся у подошвы холма. Павел поймал на мушку ближайшую фигуру и одиночным выстрелил прямо в грудь. Человек пошатнулся, повернул в его сторону лицо, и сделал новый шаг. Бес в ужасе смотрел на чуть дымящуюся дырочку на груди, на явно сломанную в колене ногу, и на старую гноящуюся рану на месте правого глаза.
Зомби – а, по-другому его назвать было нельзя, вскинул автомат и выпустил в его сторону длинную очередь. Одна из пуль визгливо свистнула над ухом. Павел закричал и, щелкнув предохранителем, принялся стрелять, целясь уже в голову. Несколько пуль ударили в шею, в челюсть, в лицо. Зомби пошатнулся и, выронив оружие, тяжело осел на землю.
Слева послышалось довольное урчание. Резко развернувшись, Бес столкнулся глазами с Капелькой, шагающим в его сторону с вытянутыми руками. Пустой, остекленевший взгляд, отвисшая челюсть, длинная нитка желтоватой слюны на подбородке. Старший лейтенант вскинул автомат и мстительно нажал на спуск. И ничего не произошло. Магазин АКСУ был пуст. Уголовника и милиционера разделяло всего около десятка метров. Бес лихорадочно выдернул пустую обойму и, роняя её в грязь, полез в карман разгрузки.
- Бе-е-ес, - захрипел что-то позади Захаров, но Павел был не в силах отвести глаза от льдисто-голубых радужек Бирюкова.
Магазин наконец-то защёлкнулся, Бес рванул затвор и выстрелил Капельке прямо между глаз. Голова уголовника лопнула, ошметки мозгов и брызги крови разлетелись далеко позади. Зомби, как подкошенный, рухнул ничком. Только после этого Павел нашел в себе силы обернуться. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как трое зомби рвут на куски Ерёмина, как Заслон, пытаясь ползти на перебитых пулями ногах, отстреливается от точно так же ползущего за ним полутрупа. И как к нему приближается Томат, с перекошенным лицом, с налитыми кровью глазами, с головой Захарова в одной руке, и с огромным тесаком в другой.
Бес заорал и, отшвырнув в сторону автомат, со всех ног кинулся вверх по склону. Тяжелая, но мягкая ладонь легла на затылок. Мысли сделались вязкими, Павел с удивлением следил за своими ногами, которые не зависимо от его желания, продолжали бежать. Вот скорость начала замедляться, в груди вдруг стало тесно, захотелось широко вздохнуть. Сам собой его мозг выдал - «Хо-ро-шо-жи-вёт-на-све-те-Ви-ни-Пух…». Теплая ладонь, давящая на затылок отдернулась, перед глазами прояснилось.
- У-не-го-же-на-и-де-ти-он-ла-пух, - прохрипел Бес, окончательно сбивая дыхание.
Но, в голове от дурацкой песенки вдруг стало легко, пропало навязчивое желание остановиться. И Павел, продолжая хрипеть заученные слова считалочки, вновь побежал вверх.

Естественно, он заблудился. И к ограждающему ЗОНУ периметру вышел совершенно в другом месте – посреди старого, заросшего сорняками и кустарником колхозного поля. Вдалеке виднелась «колючка» и вышка с пулемётом и прожектором. Уже стемнело, но яркий луч кинжалом распарывал мрак. Бес закричал, привлекая к себе внимание. Реакция караулки настолько его огорошила, что он просто застыл посреди поля. Короткая отрывистая команда, луч прожектора метнулся по полю, выискивая источник крика, а крупнокалиберный пулемёт уже во всю заходился лаем, поливая кусты и траву стальным дождем. Прямо по глазам ударил яркий пучок света. Луч, проскользнувший было мимо, тут же рванулся обратно. На вышке что-то закричали, и земля в пяти шагах от старшего лейтенанта закипела. И только после этого он кинулся прочь, петляя, как заяц, и спиной чувствуя приближение смерти. Очереди ложились так плотно, что пара стальных шмелей даже опалили ему кожу на затылке.
Потом позади заревел мотор, и к лучу прожектора прибавилась скачущая фара БТРа. Сколько Бес бежал, он не помнил. Очнулся уже в глухом лесу, среди искореженных радиацией и мутациями деревьев, стоя на поляне перед змеящимися по земле ослепительно белыми молниями. Разряды, казалось, возникали прямо из воздуха, из невидимого центра, и расходились по траве, практически касаясь мысков его ботинок.
Шею страшно саднило, рукав на правой руке пропитался кровью, левая щиколотка ужасно болела. Где он заполучил все эти «подарки» Бес не помнил. Он пошевелился, оглядываясь. Было ещё темно, но полыхающая на востоке зарница, и бледный свет «аномальных» молний уже рассеивали тьму ночи.
- Не шевелись, - окликнули его сзади. – Хочешь жить, не шевелись.
Старший лейтенант осторожно обернулся через плечо. Метрах в пяти от него темнели две фигуры. Вот один из людей шагнул чуть ближе и попал в круг света. Грязно-зеленый комбинезон, разгрузка, на плече автомат с подствольником. А в руках черное, матово отблескивающее лассо. Мужик как раз размахивался, намереваясь набросить его на плечи Павла. Инстинктивно Бес шарахнулся от взметнувшейся верёвки, и тут же перед глазами полыхнуло нестерпимо белым светом, в глазах потемнело, и сердце остановилось на полутакте….
Много позже, вспоминая ту свою первую встречу с братьями-сталкерами Лисом и Серым, Бес не раз поминал их словами благодарности. Именно Серый тогда всё же умудрился набросить ему на плечи прорезиненную петлю, вырезанную из ленты старого транспортера, и выдернуть его из губительных щупалец «Электры» буквально в последний момент. Они же дотащили его до стоянки сталкеров, где бывшего старшего лейтенанта выходили, научили выживать в ЗОНЕ и в скором времени приняли в свои ряды.
Убедившись в том, что теперь его окружают люди далеко не добропорядочные, по большей части с уголовным прошлым, скрывающиеся от закона, он и сам не стал афишировать своё происхождение. Выдумал историю про драку и два случайных убийства, и в дальнейшем свято поддерживал созданную легенду. На самом деле, ему крупно повезло, что тогда он угодил не к Бандитам, была в ЗОНЕ и такая группировка, а к нейтральным сталкерам. Нейтралом он потом и остался. Прошло уже три года, как он и здесь, оставаясь верным себе, боролся с беспределом, тренировал и организовывал молодняк, учил их выживать в этих условиях. Теперь он на собственном опыте знал, что в ЗОНУ люди попадают по совершенно разным причинам, порой очень далёким от реальности.

- Народ, вызывает командир отряда нейтралов. – Произнес он в микрофон рации. – Мы выбили бандитов со стоянки брошенной техники, предполагаем ответную контратаку. У нас мало сил, так что милости просим на помощь.
Сталкер Бес стоял около шлагбаума, закинув за спину ставший родным АКСУ, и напряженно наблюдал за возвращающимся Матвеем, за которым легко трусил незнакомый парень в энцефалитке. Минут пять назад с той стороны слышалась отчаянная стрельба. Матвея Косого он отправил за подмогой на старое КПП военных. И вот тот возвращался….
Незнакомец приблизился – худое лицо, круги под глазами, брызги крови на рукаве. Но дырки вроде не видно, значит не его. Запыхавшийся Косой выдохнул – Вот…, привел….
- Привет, сталкер, ты как раз вовремя. – Времени на более подробное знакомство не было. Бой покажет, чего он стоит. – Нам сейчас очень нужна твоя помощь. Бандитское отродье пытается получить контроль над Свалкой. Здесь полчаса назад была драка. Троих уродов мы положили. Остальные братки отступили, но явно вот-вот вернутся с подкреплением. Нас мало и лишний ствол не помешает.
Бес замолчал, выжидательно глядя на парня. Тот кивнул – продолжай.
Мы тут устроили им засаду. Они пойдут со стороны НИИ «Агропром», с запада, - Бес заметил, как сталкер вздрогнул при упоминании названия бывшего института. – Если поможешь нам уничтожить их подкрепление, то я в долгу не останусь.
Парень кинул взгляд поверх ржавеющих остовов техники – пожарных машин, грузовиков, вертолётов, - много их тут накопилось ещё со времён ликвидации первой катастрофы. Потом перевёл взгляд на командира нейтралов.
- Хорошо, я помогу.
- Отлично! – Не сдержал облегчённого выдоха Бес.


МОЯ БИБЛИОТЕКА
 
ТормозДата: Пятница, 22.02.2008, 18:37 | Сообщение # 6
Главный сценарист и Мистер "Stalker-zone.info"
Группа: Мастер
Сообщений: 740
Репутация: 430
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны


Несу людям радость!(А выношу ценности и бытовую технику...)
 
YgrekДата: Среда, 27.02.2008, 14:12 | Сообщение # 7
Бывалый
Группа: Ветераны Форума
Сообщений: 51
Репутация: 59
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Сава Спирт
Свалка – огромный могильник ржавеющей техники. Сюда ещё после первой аварии в восемьдесят шестом году свезли горы радиоактивного хлама. Высокие, в десятки метров, горы мусора, старых труб, фонящего бетона и рассыпающейся техники, покрытые аномалиями. А где аномалии, там и артефакты ими рождаемые. Первое время можно было, просто гуляя между грудами мусора и попинывая его, разжиться «Медузой», «Ломтем мяса», периодически попадалась даже «Душа». Но, со временем, количество «грибников» значительно превысило возможности аномалий. Слишком много сталкеров обшаривали этот клочок земли. И сейчас многие в «мусорщики» подались. Раньше в кучах вообще не смотрели – радиация такая, что уши в трубочку на глазах сворачиваются. Но, находились смельчаки или, наоборот, от безысходности, которые лезли на самый верх радиоактивных круч, накачавшись перед этим химией по самые брови. Иногда и приносили что ценное, хотя чаще мелочёвку.
По центру всего этого хаоса стоит заброшенный ангар, который частенько используется сталкерами в качестве перевалочной базы и временного хранилища хабара. В его полуобрушенных стенах, среди железнодорожного тупика, можно корову спрятать, не то что небольшой, но ценный заплечный мешок.
Сава лежал на боку, страдальчески подтянув колени к животу. Бандитская пуля раздробила запястье, и вышибла из головы все мысли, кроме как о том, что ему ОЧЕНЬ больно. И Серый, кроме как перебинтовать рану, ничего не мог предложить – обезболивающего в аптечке не нашлось. Сава баюкал раненую руку, боясь пошевелиться и лишний раз потревожить торчащие из раны осколки костей.
А ведь как хорошо всё начиналось – получили сигнал от Крота, что он раскопал нычку сгинувшего без следа Стрелка. Об этом сталкере ходили по ЗОНЕ легенды: дескать нашел путь на север, богатые россыпи артефактов, новые, совершенно неисследованные и соответственно нетронутые места. И даже дважды возвращался оттуда с хабаром. Сам Сава не был знаком с «легендой», а вот его напарников Клыка и Призрака знавал довольно близко. С Призраком даже пару раз в рейды хаживал. Неловко шевельнувшись, он застонал….
- Как ты? – Задал глупейший вопрос Серый.
- Хреново, - выдавил из себя Сава. – Слышно что?
- Нет, Спирт, тишина, - покачал головой в капюшоне Серый. – Полчаса назад было сообщение от Беса, что он тоже напоролся на бандитов на кладбище техники, и всё….
- Так кинь в эфир ещё раз, - уже не сдерживая себя, застонал Сава. – Они же сейчас здесь будут.
На бандитов они налетели уже около засыпанного железнодорожного тоннеля, где на путях стоял одинокий тепловоз, навеки оставшийся ржаветь на коротком отрезке рельс. Обстреляли их знатно, банда была более десятка стволов. О каком бы-то ни было сопротивлении, и говорить не приходилось. Ноги бы унести. Что они и сделали, что есть духу рванув к ангару. Спирт словил пулю уже у ворот, когда сунулся в узкую щель, забыв осмотреться. Ещё бы, когда по облупившимся створкам градом стучали картечь и пули. Один из отморозков, непонятно как оказавшийся уже на территории депо, выстрелил из пистолета и очень «удачно» угодил в левое запястье. Теряя сознание от боли, Сава разрядил в него пол обоймы ПээМа, и там и свалился. Спасибо Серому, не бросил. Отогнал бандитов парочкой последних гранат и затащил потерявшего сознание напарника в дальний конец ангара. Дальше уже не было сил ни у одного, ни терпения у другого.
Серый попытался связаться с братом, но КПК того был, как всегда, отключен. Тогда он в панике бросил на открытой волне сигнал о помощи.
- Всем, кто меня слышит, - как сквозь вату, доносился до Саввы напряженный голос Серого. – Мы атакованы группой бандитов. Нужна помощь. Братки, выручайте! Беспредел творится! Бандиты совсем охренели…. Блин! Да есть кто-нибудь рядом?! Нам тут кирдык приходит….
Рация была слабосильная, да и помехи забивали весь эфир, но может хоть кто-то услышит. И их услышали, только совсем не те, кого ждали. Бандиты, услышав сбивчивый призыв о помощи, осмелели и пошли на штурм ангара. С дальнего конца ангара раздались выстрелы, пока ещё не прицельные, и угрожающие крики.
- Не дайте ему слинять! Тебе хана! Вылазь, падла!
А из оружия было только два пистолета, да трофейный «Хеклер», получивший в ЗОНЕ второе название «Гадюка». Маленький, легко прячущийся под одеждой, он мог «ужалить» в самый неожиданный момент, выплюнув весь магазин за десяток секунд.
Сквозь заволокший мысли туман, Сава услышал быстрые шаги по асфальту и негромкий разговор. Торопливому голосу Серого вторил другой – не знакомый – спокойный, даже слегка усталый. Вот он почувствовал, что кто-то склонился над ним, тронул повязку, вызвав очередной дикий взрыв боли. Плохо соображая, Сава что-то простонал. Быстрые уверенные руки расстегнули застежки комбеза, обнажили плечо, просто-напросто разорвав нательное бельё. Короткий укол, и через пару секунд по телу разлилось отупляющее тепло. Боль в запястье начала отступать, руку как будто заморозило. Спирт широко распахнул глаза и взглянул в лицо спасителя. Худые щёки, щетина на подбородке, глубоко запавшие усталые глаза. Так вот ты какой - Ангел-спаситель….
- Спасибо, - выдохнул он, осторожно приподнимаясь на локте и поправляя комбинезон.
- Не за что, - отозвался сталкер. – Вы тут эфир засоряете?
- Браток, - делая пару выстрелов по совсем уже потерявшим чувство страха бандитам, выкрикнул Серый. – Помоги отбиться от уродов!
Выдернув из-под полы энцефалитки «Гадюку» незнакомец, пригнувшись, двинулся вдоль стоящего в ангаре вагона, обходя его с левой стороны. На стволе пистолета-пулемёта тускло блеснул толстый цилиндр пламегасителя.
- Очухался? – Спросил Серый, бросив короткий взгляд на Саву.
- Вперед не лезь, - продолжил он, дождавшись кивка. – Будь здесь, мы там сами справимся.
С этими словами он, перескочив наспех навороченную баррикаду, скрылся в глубине ангара, обходя состав справа. Через пару минут оттуда донеслись выстрелы. Судя по звукам, бандитов было штук шесть-восемь, и вооружены они были в основном «Хеклерами», пистолетами и дробовиками.
Перестрелка длилась минут пять. Тиская в ладони рукоять «Макарова», Сава напряженно прислушивался, стараясь выделить в хаосе боя выстрелы напарника. Услышать тихие хлопки выстрелов незнакомого сталкера он и не надеялся. Постепенно стрельба начала стихать, и вот закончилась совсем. Спирт выпрямился и подошел к самому завалу, вглядываясь в темноту. Там, среди контейнеров и мусора, деловито шарили по полу два луча света. Трофеи собирают – догадался Сава. Лучи постепенно приближались, и через пару минут в круг света от костра вошли две знакомые фигуры. У каждого на плечах висело по паре трофейных стволов, в руках разгрузки и ремни амуниции.
- … где глушак на «Гадюку» надыбал, Меченый? – Услышал Спирт окончание вопроса Серого.
Меченый? – Подумал Сава. – Кличка такая, похоже. Соответствует…, видно, что его смерть «пометила».
- На кладбище техники, тут на свалке, - Ответил сталкер, сваливая с плеч тяжелую ношу. – Там КамАЗ крытый стоит, так вот под дверью, в кузове кто-то ящик сныкал. Самое интересное, что к нему набор вкладышей шёл, с переходниками. На любой ствол установить можно, была бы резьба.
- Повезло, - резюмировал Серый. – Спасибо, что помог, было жарко. Ты вообще, откуда нарисовался?
- Я ищу информацию о Стрелке, - сталкер присел, перебирая сваленные в кучу стволы и перенабивая опустевшие магазины. – У Лиса узнал о тебе. Вот и пришел….
Серый выпрямился, наблюдая за спокойными, уверенными движениями Меченого. Потом перевёл взгляд на напарника. Сава понял, о чём тот думает: ни о каком дальнейшем походе на Агропром уже и речи не было. А Крот будет ждать. И Лиса парень знает. И хотя, во взгляде Серого не было вопроса, он всё равно одобряюще кивнул.
- Хорошо, - решился сталкер, вновь переводя глаза на, оглянувшегося из-за паузы, Меченого. – Учитывая твою почти безвозмездную помощь, слушай. Меня будет ждать один из ребят, бывший диггер, Кротом кличут. Он раскопал нычку Стрелка. Не знаю, нашёл он там что-либо или нет. – Серый вынул из чехла на поясе свой КПК. – Вот тебе координаты места встречи с ним. И скажи ему, что ты от меня.
Меченый поблагодарил, они ещё немного поговорили. Зная, что собирается на Агропром, посоветовали парню спрятать лишние трофеи здесь, на Свалке. Что их тащить-то, а по возвращении потом всегда можно будет кому толкнуть.

Добавлено (27.02.2008, 14:11)
---------------------------------------------
Толик Кенарь
С высокого потолка со звонким звуком падали капли воды. Или не воды. Толик решил положиться на интуицию и старательно обходил все попадающиеся на пути лужи. Ну их в баню, наступишь – потом ищи новые ботинки, вместе со ступнями. Или не дай бог такая капелька на открытую кожу попадет – вполне может прожечь до костей.
Впереди участок коридора скрывала рухнувшая с креплений квадратная труба вытяжки. Рядом громоздились какие-то ящики. Толик осмотрелся, нервно тиская в руках обрез двустволки. Отличные, заводской набивки, патроны с картечью конечно согревали душу, но отнюдь не успокаивали нервы. А нервничать было из-за чего. Позади, в коридорах подземелья Агропрома остался бродить кровосос. Разминулись они просто чудом. Даже нет, не чудом, а – Чудом, с большой буквы! Старая, матерая тварь, со шкурой покрытой белесыми пятнами лишайника, прошла в каких то трех метрах от забывшего, что значит дышать, сталкера. Толик Кенарь – диггер со стажем, исползавший в своё время всю подземную Москву, а позже, уже здесь, и половину подземелий ЗОНЫ, сжался в комок и замер, наблюдая, как кровосос осторожно переступает через зелёную лужу «Киселя».
Сталкер поёжился, вспоминая шевелящиеся щупальца на морде мутанта, и понимая, что теперь ему точно придется искать другой выход на поверхность. Обратно, через тот же зал, он не сунется ни за какие коврижки. Мотнув головой, он постарался отбросить неприятные мысли и сосредоточится на работе. А задача у него была – ни много, ни мало, а найти тайник легендарного Стрелка – сталкера отыскавшего, по слухам, огромные поля артефактов где-то на севере ЗОНЫ..
Осторожно ступая, Кенарь обогнул жестяной короб вытяжки, одним концом ещё цепляющийся за потолок, а другим упирающийся в грязный пол. Нагромождение ящиков у стены, практически перекрывающих проход, привлекло его внимание. Ящики были старые, с подгнившими досками и проржавевшими шляпками гвоздей и, тем не менее, совсем недавно их кто-то заботливо и аккуратно составил в пирамиду вдоль участка стены. Сталкер подошел и внимательно изучил сооружение, ища скрытые ловушки. Вроде пусто…, тогда он, поднатужившись, попытался поднять один из ящиков. Тот оказался неожиданно легким и чуть не вывалился из рук. Во грохоту было бы….
Отставив его в сторону, Толик с удовлетворением заметил, что ящики скрывают за собой небольшое круглое отверстие в стене. Убрав верхний ряд пирамиды, он сумел осветить его фонариком. В глубине мелькнули ржавые скобы, круто уходящие вверх. Кенарь вздохнул, огляделся и, зажав в зубах карандаш фонарика, полез внутрь. Труба оказалось неожиданно сухой и чистой. Десять метров вверх по скобам, и она опять изогнулась на манер телескопа. Именно в этом месте, Толик заметил в стене небольшое углубление и настороженно замер. В луче света блеснула практически невидимая тонкая паутинка лески. Выходящая из углубления, она пересекала трубу поперёк и была привязана к одной из скоб. Только случайность и природное чутьё позволили диггеру вовремя обнаружить растяжку. Изогнувшись, он поднялся чуть выше и заглянул в темноту отверстия. Так и есть – РГД-5, с вытащенной чекой и надетым сверху горлышком от пластиковой бутылки. Зацепившись за леску, он бы сдернул еле держащееся горлышко, и через пару секунд его бы размазало по трубе направленной взрывной волной.
Проследив другой конец лески, Толик увидел небольшой проволочный крючок, позволяющий довольно быстро снимать и снова устанавливать ловушки. Что он и сделал. Осторожно свернув леску, уложил её рядом с гранатой, как наверное не раз делал и хозяин, посещая своё убежище.
Ещё несколько ловких телодвижений, и вот он внутри. Небольшая комната – прямо перед дырой в стене лежит огромная, изогнутая дугой труба (и как её сюда затащили?), какие-то ящики, справа в стене, даже по виду толстая, металлическая дверь, рядом стеллаж, стол. На столе поблескивают дюралевыми боками кейсы. Слева у стены карта, закрепленная на доске. Её всю покрывают непонятные значки, булавочные флажки.
Внимательно осмотревшись на предмет новых ловушек, Толик, наконец, позволил себе полностью вылезти из дыры и ступить на пол. Первым делом он, как и любой бродяга ЗОНЫ, шагнул к карте и попытался в ней разобраться. Собственно, это были две карты, закрепленные на доске рядом друг с другом. И если с левой Толик ничего не понял, то на правой явно была Припять – Мертвый город. Пометки и флажки довольно густо усеивали её окрестности.
Кенарь махнул рукой – ладно, потом. Приведет сюда Крота и ребят, вместе и разберутся. Обойдя комнату по периметру, он подошел к столу и внимательно осмотрел металлические кейсы. Очень хотелось открыть, но Толик не рискнул, зато с удовольствием взял со стеллажа автомат АК-74 и несколько раз передёрнул затвор. Тот ходил плавно, масляно поблескивая внутренностями. Сталкер огляделся в поисках патронов, но тех не было. Магазин этого, а так же и лежащего на соседней полке АКСУ был пуст. Досадно цокнув языком, Толик положил оружие на место – без патронов оно добавляло лишний вес и сковывало движения. Дав себе зарок, что стребует с Крота этот ствол, он в последний раз окинул комнату взглядом и шагнул к двери. Как он не пыжился, открыть её не удалось. Создавалось впечатление, что она заварена с той стороны. Вспотев, он плюнул на бесполезное занятие и, взобравшись обратно на трубу, ногами вперёд скользнул в отверстие. Добравшись до ржавых скоб лестницы, Толик несколько секунд размышлял – стоит ли ставить на боевой взвод растяжку, но потом передумал. Всё равно сегодня же с Кротом спустятся сюда.
Спустившись вниз, сталкер опять оказался в том же коридоре, с оборванным коробом вентиляции и капающей с потолка водой. Бросив короткий взгляд в ту сторону, откуда он пришел к этому месту, Кенарь отрицательно мотнул головой и направился в противоположную. Проплутав некоторое время по коридорам, пару раз едва не угодив в «Кисель» - зеленоватую субстанцию, способную мгновенно растворить как одежду, так и плоть человека, однажды наткнувшись на колонну, бетон которой был как будто обгрызен с разных сторон, диггер наконец, выбрался в высокий колодец со спирально идущей вверх лестницей. Посветив тонким лучиком фонарика, посомневавшись, он всё же решил подняться наверх и попытаться выбраться из подземелья в этом месте – всё лучше, чем опять идти мимо кровососа.
Железная лестница гулко вибрировала под осторожными шагами. В некоторых местах части пролётов не хватало, и тогда их заменяли уложенные доски. В таких случаях Кенарь был вдвойне осторожен – неизвестно когда и кто уложил доски. А вот и первая дверь в стене колодца. Тусклый свет мерцающей лампочки не давал разглядеть что же там в глубине. Сомневаясь, Толик посмотрел вверх, откуда лился сумеречный свет. Там то явно дыра в потолке, а эта «тропинка» ещё неизвестно куда приведет.
В результате, сталкер поднялся ещё на пару пролётов, и увидел таки серое небо ЗОНЫ. Дару в потолке закрывал настил из прогнивших досок, а вдоль стены шла металлическая лестница, упирающаяся в обычный канализационный люк. Отсюда, снизу, сталкер видел даже, что крышка люка сдвинута. Только, веет незадача – лестница под самым люком была порвана и перекручена так, что залезть по ней мог только скалолаз-высотник, а никак не диггер-одиночка.
Разочарованный, он уже собирался спускаться, чтобы проверить то боковое ответвление в колодце, как тут завибрировал ПДА. Отогнув клапан на рукаве, Толик взглянул на прибор.
«Твой маркер обозначился под стеной НИИ. Как успехи? Крот» - Его напарник и старший их группы не замедлил отреагировать на сигнал с ПДА диггера. Раньше его блокировали армированные стены подземелья и толстый пласт земли.
«Всё в порядке», - отстучал Кенарь на маленьких клавишах. – «Нычку нашёл. Судя по всему, это действительно тайник Стрелка. Теперь пытаюсь выбраться. До встречи на поверхности».
Через минуту пришел ответ, - «Ждем у ворот. На сам институт не суйся, военные что-то забегали».
Толик цыкнул зубом – суетящиеся военные, это не к добру. Застегнув клапан, он ещё раз кинул взгляд наверх, вздохнул, и затопал вниз по лестнице. Спустившись до двери, сталкер замер, прислушиваясь. Ну, не хотелось ему туда идти, и всё тут! Всё же пересилив себя, он двинулся дальше. Прошел с десяток метров и остановился. Было такое ощущение, что он уперся в невидимую стену. Что-то неясное, тревожное витало в затхлом воздухе подземелья.
- Да что ты, Толик, - прошептал он самому себе. – Темноты испугался?
И в тот же миг впереди послышался резкий скрежет, металлический стук, и донеслись обрывки фраз, - … осторожнее…, проверь боковой…, чисто…, … второй, чисто….
Сталкер отпрянул назад – так могли переговариваться только военные. Если ещё просто срочники, а то ведь и спецназ может быть. И странное дело, отметил он, как только впереди заскрежетало, так сразу и давящее чувство пропало, дышать стало легче.
Может, у меня клаустрофобия? – Подумал Толик, быстро, но тихо отступая назад к колодцу. И сам же усмехнулся своим мыслям. – Диггер-клаустрофоб!
Выбравшись на лестницу он, стараясь не шуметь, побежал вниз. Теперь, когда армейцы обшаривали катакомбы, путь у него был назад. И плевать на кровососа, один раз проскочил, проскочит и ещё раз. Всё - внизу! Короткая пробежка по лабиринту, и он опять в коридоре с черной дырой тайника в стене. Толик задумчиво притормозил.
Может установить растяжку, да вернуть на место ящики? - В этот момент позади и сверху раздался дикий крик и шарахнули пара очередей. Потом ещё одна – длинная, на полмагазина. – Что за фигня? Вояки во что-то вляпались? Так, они это что-то сейчас сюда погонят. На меня!
Плюнув на ящики и гранату, Толик припустил дальше по коридору. Вот и поворот налево, дальше через залитый «Киселём» туннель, а потом и через зал с кровососом. Ощутив посасывание под ложечкой, сталкер остановился в раздумье. Взгляд скользнул дальше по коридору и уперся в ещё одну дверь. А там что? Прислушиваясь к тишине, стрельба со стороны военных стихла, он двинулся в сторону обнаруженного прохода. Сначала просунул в дверной проём стволы обреза, потом заглянул и сам. Лестница! Клянусь снорком! Обычная лестница, не ставшие уже привычными ржавые скобы или решетчатые пролеты, а самая обычная лестница. С бетонными ступеньками и перилами. Правда, пол усыпан обколовшимся со стен кафелем, который тут же начал шуршать и громко колоться под подошвами берец, а на первом же пролете притаилась дурнопахнущая лужа «Киселя». Это всё была фигня, по сравнению с тем, что лестница вела наверх!
Не раздумывая ни мгновения, Толик бросился вверх по лестнице, на ходу перепрыгнул через аномалию, ухватившись за остатки перил, но в этот момент, проржавевший прут не выдержал, и он со всего маху грохнулся на пол, еле избежав купания в «Киселе». Грохот оглушительной, раскатистой волной прокатился по подземелью. Тяжело ворочаясь на битом кафеле, и соображая – слышали его военные или нет, Кенарь сам вдруг услышал раскатистое сопение прямо под собой. Дернувшись, он сообразил, что неведомая тварь ворочается не под ним, а под лестницей, на один пролет которой он успел подняться. Нашарив обрез, сталкер осторожно перевалился набок и встал на колени.
Снизу опять заурчали, а потом Толик с ужасом услышал знакомый рев. Воздух внизу задрожал, начал двигаться, на высоте пары метров вспыхнули злобные огоньки глаз. Не раздумывая ни секунды, сталкер спустил оба курка прямо по этоим красным буркалам и, вскочив на ноги, бросился вверх. За его спиной опять заревело, теперь к злобе и голоду явственно примешивалась боль.
Площадка! Лестница! Через три ступеньки! К черту кафель! К черту возможные ловушки! Площадка! Лестница! Дыра в стене, за которой пляшут разряды «Электры». Выше! Завал! Тупик! Просевшие плиты потолка перегораживали последний пролет, за которым, словно в насмешку, была видна узкая щель с кусочком серого неба, и кроной дерева. Назад!
С лестницы опять послышался рев и треск кафеля, тварь приближалась. Сталкер переломил обрез, выбрасывая под ноги стрелянные гильзы. Слева, в проломе опять полыхнула «Электра». Так, новые красные цилиндрики легли в патронники. Оглушительный щелчок прокатился по вдруг затихшему подземелью. Клац! Клац! – Большой палец правой руки взвел оба курка. Тишина. Снова треск аномалии.
Толик до боли в глазах вглядывался в темноту лестницы. Куда делся кровосос? Неужели оставил свою жертву? Да быть такого не может! И словно в подтверждение его мыслей, прямо перед ним, воздух колыхнулся и огромная, когтистая лапа ударила его в грудь. Отлетая к стене, сталкер успел спустить оба курка. Грохот дуплета отбросил мутанта назад, а Толик, уже мало что соображая, метнулся в пролом. Проскочив на адреналине несколько метров, он услышал, как позади разрядилась «Электра». Всё пространство низкого туннеля залило ослепительно белым светом. Резко остановившись, сталкер уставился на точно такую же змеящуюся молнию, перегораживающую дальнейшую дорогу. А позади опять тихо треснул разряд и в пролом просунулась морда кровососа.
Толик дико заорал и рванулся вперёд. Именно в этот момент аномалия как будто слегка опала, словно пропуская человека. Он уже практически проскочил, когда чудовищная молния полоснула по спине, скрючивая мышцы и швыряя его вперёд. Ударившись грудью о стену, Кенарь завалился набок, и кубарем покатился по ступенькам лестницы. Сердце сдавил спазм, стало трудно дышать, в глазах потемнело. С трудом поднявшись на онемевших и потерявших чувствительность ногах, сталкер заковылял вперёд, подальше от туннеля с аномалиями. Перед его мутным взором плавали какие-то колонны, ящики, красная бочка. Тряхнув головой, Толик с удивлением узнал зал, через который он прошёл, когда только спустился в подземелье. Налево шел проход с обрушившейся шахтой лифта и спиральной лестницей вниз. А справа, через короткий туннель, можно было пройти к канализационному колодцу.
Пошатываясь и запинаясь о валяющийся на полу мусор, Кенарь доковылял до лестницы. Сердце жгло уже нестерпимо, в глазах мелькали красные звёздочки. Тело было как ватное. Цепляясь за перила, он буквально всполз наверх, преодолев короткий пролёт. Дальше силы его оставили. Растянувшись на полу, он прислушивался ко всё нарастающей боли в сердце. Туннель освещался вращающейся под потолком красной лампой, а в самом конце нежным солнечным светом. К этому свету Толик и пополз. Он полз очень медленно, по сантиметру в минуту, практически ничего не видя. Грудь жгло так, что казалось, под ребрами образовалась маленькая «Жарка».
В какой-то момент он понял, что уже не двигается, а лишь бессильно скребёт пальцами по бетону. Повинуясь бессознательному импульсу, Толик скорчился, стараясь хоть как-то унять жар в груди. Последнее, что он запомнил, это вертящуюся под потолком красную лампочку.

Добавлено (27.02.2008, 14:12)
---------------------------------------------
Крот
Осторожно переступая через обрезок трубы, Крот сделал знак Совёнку. Тот кивнул и перешёл к другой стенке туннеля. Вдоль той, что придерживался он, тянулся подозрительный, дурнопахнущий ручеёк. Вода отливала желтым, пол был разъёден как будто кислотой. Ступать в неё ногой, даже обутой в берец на толстой подошве, Кроту совершенно не улыбалось.
И подвязались же они вдвоём – Крот и Совёнок – на авантюру! Заказчик, назвавшийся Кореневым Виктором Евгеньевичем, поставил задачу – проводить его до определённой точки. А точка эта находилась ни много, ни мало, а в недрах московской подземки. Вот только, точное место тайника он указать не смог – где-то здесь. Только направление мог указывать, сверяясь с показаниями хитроумного прибора, который он не выпускал из рук. Это где-то составляло около двух квадратных километров, с лабиринтом туннелей, коридоров, комнаток. И всё это добро полузалитое водой, с провисшим сводом и осыпающимися стенами. А на вопрос – «Что ищем?» - ответил, мол это не вашего ума дело. Я плачу, вы маршрут прокладываете.
В темноте сверкнули два огонька. Шедший справа Совёнок – Аркашка Савенков, среагировал мгновенно, выдернув из-за пояса старый наган и оттянув большим пальцем курок. Револьвер был солдатским, без самовзвода, для каждого выстрела необходимо было заново взводить курок. Сухо и неожиданно громко щелкнула пружина пистолета. Крот вздрогнул и невольно покосился на руку Совёнка. Когда он вновь перевел взгляд в глубину туннеля, огоньков уже не было.
- Крыса? – Вопросительно протянул, подошедший сзади Коренев, которого парни, больше привыкшие к кличкам, с самого начала окрестили Корнем. И за кряжистость фигуры, и за молчаливость.
- ХэЗэ, - пожал плечами Аркашка. – Тут, какие только твари не водятся….
Где-то далеко загудело, стены чуть завибрировали, с потолка посыпалась невесомая пыль. Электропоезд метро. Именно через одну из станций они и спустились под землю.
После секундной заминки парни двинулись дальше. Вдоль левой стены, стараясь не наступать в воду, крался Крот, вдоль правой, засунув наган обратно за ремень джинсов, Совёнок. А замыкал шествие Корень, то и дело поглядывающий на свой экран своего прибора. Чуть больше налодонника, да и потолще его раза в два, он имел экран десять на пятнадцать сантиметров, клавиатуру и несколько разъёмов. На синеватом дисплее высвечивалась красная стрелка, прижатая к одному из краев. В зависимости от того, в какую сторону повернуться. Сейчас стрелка указывала вперёд и вправо, но т.к. сквозь стену они пройти не могли, то приходилось двигаться дальше.
Лучи фонарей внимательно обшаривали кирпичные стены, пол, потолок. Ручей вильнул, и скрылся в небольшой трещине. Присев, Крот услышал характерный звук льющейся воды. Очевидно, где-то под полом была пустота, в которую и изливалась подозрительная жидкость.
- Арка справа, - подал голос Совёнок.
Крот выпрямился, добавляя освещения от своего фонаря. Действительно, метрах в десяти, в правой стене открывался проход с полукруглым сводом. Старый, растрескавшийся кирпич, когда-то темно красного, а теперь непонятно грязного цвета. Часть арки вывалилась, и теперь обломки устилали пол.
Троица приблизилась. Три конуса света разогнали темноту. За аркой начинался боковой коридор, сухой и достаточно широкий.
- Туда, - чуть взволнованно выдал Корень, непрерывно глядя на экран.
- Уверены? – Хмыкнул Совёнок.
Вместо ответа Коренев чуть повернул ладонь, так чтобы диггеры увидели экран. Красная стрелка превратилась в точку, пульсирующую у самого среза дисплея.
- Почти пришли, - чуть ли не благоговейно выдохнул Корень. – Если верить масштабу, то до цели метров пятьдесят, пятьдесят пять.
Опять прогудел невидимый поезд.
- Тогда пошли, что ли? – Пробормотал Крот. – Фули тут стоять. Или оно само придет?
Коренев покачал головой, никак не отреагировав на шутку, и парни, переглянувшись, шагнули в боковой туннель. Сухой, удобный коридор вел в темноту, чуть понижаясь. Пару раз он чуть поворачивал, но общее направление выдерживал верно. Впереди показался свет. Не очень яркий, но достаточный. И он до боли напоминал свет обычной электрической лампочки. Крот недоуменно остановился. Откуда здесь горящая лампочка? И если она горит, значит там может быть и тот, кто её зажёг….
- Какого чёрта? – Повернувшись, спросил он у Корня.
Тот пожал плечами, и даже не удостоив парня ответом, протиснулся мимо. Крот чуть придержал Совёнка за рукав, и диггеры теперь шли за своим клиента, поотстал на пару метров. Стены коридора расступились, и их взору открылась небольшая круглая комната с кирпичными стенами, и с висящей посреди потолка голой лампочкой. От патрона, закрепленного на вбитом крюке, тянулся провод, уходящий казалось прямо в стену. Больше в комнате ничего не было.
Парни недоуменно оглядывались, а Корень, сбросив со спины объёмный рюкзак, ковырялся в нем, выкладывая какие-то кофры, коробки и пеналы.
- Что это? – Спросил Совёнок, подойдя и разглядывая богатство Корня.
Тот лишь досадливо дернул плечом – не мешай, мол…. Крот двинулся вдоль стенки, осматривая старый кирпич. Взгляд скользнул вверх, зацепился за провод и проследил уходящую в стену двужильную пару. Диггер нахмурился, что-то было не так. Он подошел ближе, внимательно присматриваясь. Пальцы левой руки чуть коснулись стены, вернее….
Руку обожгло коротким разрядом, а по стене пробежала рябь. Крот отпрыгнул, с испугом глянув на ладонь. С кожей всё было в порядке. Приглядевшись, парень понял, что дрожит не стена, а тонкая пленка, натянутая вдоль неё. Вибрация постепенно сошла на нет, и Крот приблизился, пытаясь внимательно разглядеть непонятную находку. И тут же сообразил, что его так поразило – провод не уходил в стену! Он обрывался примерно в полусантиметре от кирпичной кладке, как раз на уровне тонкой прозрачной пленки.
- Корень…, - Крот поперхнулся, оборачиваясь. – Виктор Евгенич, что это?
Тот уже закончил разбирать рюкзак, и теперь монтировал прямо на полу странную установку. Ноутбук, присоединенный к непонятному ящику, какой-то раструб, направленный как раз на Крота, куча проводов. Совёнок сидел рядом и увлеченно наблюдал за его манипуляциями.
- Что? – Рассеянно обернулся на вопрос Коренев.
- Да тут провод странный, - растерянно пробормотал Крот. – И пленка вдоль стены….
- Ни трогай ничего! – Быстро произнес Виктор Евгеньевич. И, оглядев парней задумчивым взглядом, добавил. – Собственно, больше я в ваших услугах не нуждаюсь.
С этими словами, он полез в карман и вытянул толстый пакет. Напрягшийся было Совёнок, расслабился и убрал руку с нагана.
- Вот, всё как договаривались, - пакет лег в подставленную ладонь Совёнка. Тот мельком глянул внутрь и кивнул Кроту. – А теперь можете идти. Вы больше не нужны.
- А назад? – Задал резонный вопрос Крот. – Назад вы не собираетесь?
- Назад…, назад, - пробормотал Корень, возвращаясь к своей конструкции. – Нет, назад я сам….
- Ну, как хотите.
С одной стороны, он испытывал неясное чувство тревоги, желая покинуть это место, а с другой его очень заинтересовала лампочка, питающаяся током от обрезанного провода.
Совёнок поднялся, перекинул конверт Кроту, и шагнул к выходу. В этот момент Коренев включил питание ноутбука и щелкнул чем-то на боку ящика. В глубине раструба что-то мягко засветилось. Крот поспешил отойти в сторону, мало ли что из этого «рупора» вылетит. Аркадий тоже задержался, оглянувшись на звук заработавшего в тишине винчестера. С тихим шелестом ноутбук загрузился и Корень, не замечая ничего вокруг, склонился над клавиатурой. Повинуясь его движениям, на экран выскочил интерфейс программы. Виктор Евгеньевич потыкал в тачпад, очевидно что-то настраивая, а потом, наведя курсор на кнопку пуск, запустил программу. Из раструба вырвался луч широкого света.
Плёнка вдоль стены заискрилась, и стали чётко видны её края. Вся поверхность оказалась порядка двух метров в диаметре, как раз по высоте помещения. Она всколыхнулась, как водная гладь и вдруг стала зеркальной. Пленка была чуть вогнута, повторяя изгиб стены.
- Что это? – Заворожено прошептал Крот, стоя сбоку от возникшего зеркала. Его рука сама собой потянулась вперед.
- Не трогай! – Воскликнул, вскакивая Коренев. – И вообще, я же отпустил вас! Уходите!
- Не кипятись, мужик, - тихо, но веско выдал Совёнок. – Ошпаришься….
Ствол нагана упирался прямо в лоб Виктора Евгеньевича. Глаза Савенкова были чуть прищурены.
- Отойди в сторону, - черный глазок револьвера чуть качнулся. – И выкладывай, что это ты тут намутил.
- Вы не поймёте, - простонал Корень, тем не менее, отходя к стене. – Это физика искривленных пространств….
- А ты попробуй! – Насмешливо ухмыльнулся Совёнок. – Мы понятлив….
Закончить он не успел. Поверхность зеркальной пленки взорвалась, и среди ртутных брызг мелькнуло что-то большое и темное. С оглушающим визгом оно пронеслось мимо опешившего Крота и всем весом опрокинуло на землю Совёнка. Грянул выстрел, но оружие уже вылетело от удара и, описав в воздухе крутую дугу, упало к ногам парня. Выскочившая из зеркала тварь, волоча за собой изломанное тело, унеслось в коридор. Перед взором испуганного парня мелькнули раздвоенный копыта, жилистый зад и куцый, закрученный винтом хвост.
- Сава! – Заорал Крот, подхватывая оружие, и бросаясь следом.
Он даже не успел выскочить из комнаты, как впереди заревело, и вспыхнули два горящих глаза. Чудовище развернулось и теперь возвращалось. Крот выстрелил два раза, а потом развернулся и кинулся назад. Топот за спиной заставил его убегать, не разбирая дороги. Да и куда тут было бежать – десять метров. Перед обезумевшим взглядом мелькнул неизвестно откуда взявшийся ещё один проход, ведущий в скрытое ранее соседнее помещение. И оттуда навстречу бежал человек. Крот метнулся чуть в сторону, стараясь разминуться с неизвестным и не застрять в проходе. В следующую секунду он ударился плечом в упругую податливую поверхность, и провалился в темноту.
Помутнение длилось мгновение, перед глазами вспыхнул яркий, дневной свет. Зрачки, привыкшие к полумраку, сузились. На несколько секунд Крот оказался подобен зверьку, по названию которого и получил свою кличку. Не удержавшись на ногах, парень сделал ещё пару шагов и ткнулся плечом во что-то твердое. Проморгавшись, он сообразил, что находится на окраине какого-то городка, и подпирает плечом чуть гудящую трансформаторную будку, притулившуюся боком к разрушенному зданию. Вскинув глаза вверх, он увидел провод уходящий от будки в «зеркало» из которого он только что вывалился. Здесь оно располагалось на поверхности бетонного забора, чуть изгибаясь и повторяя ребра арматуры. Сумрачное небо, тусклый шар солнца за облаками, да и здания вокруг были отнюдь не новые, обветшалые, разваливающиеся.
В этот момент, отражающая его растерянное лицо, поверхность всколыхнулась и из неё высунулась рука, а вслед за ней и голова Коренева. Виктор Евгеньевич как будто споткнулся, и упал. Оказавшись наполовину здесь, а наполовину по ту сторону. Его руки задергались, заскребли пальцами землю, в то время как на лице отразилась боль. Кроту показалось, что тело Корня кто-то терзает с той стороны. Он нерешительно поднял пистолет. В этот момент что-то хлопнуло, и «зеркало» исчезло, превратившись в тонкую, прозрачную плёнку. Уже почти выползший наружу Коренев выпучил глаза и замер, хватая ртом воздух. Он попытался подтянуться, цепляясь руками за траву, но тело не сдвинулось ни на йоту.
- Бо-о-о-ольно, - простонал Корень, жутко гримасничая. – Бо-о-ольно….
Он ещё несколько раз дернулся и замер, безвольно разжав кулаки. Крот вздрогнул и бросился бежать.
Он тогда долго скитался по ЗОНЕ. Правда, что местность называется именно так, он узнал только через неделю, выйдя ночью к горящему костру. Пяток сталкеров, чуть не пристреливших его сначала, разобрались в ситуации и рассказали парню, где он оказался. В Чернобыльской ЗОНЕ. Поначалу не верилось, хотелось проснуться, а потом привык. Втянулся.
В зверюге, задравшей Совёнка и Корня, а потом, по всей видимости, разрушившей прибор, они уверенно опознали кабана – крупную тварь, достигающую полутора метров в холке. Сталкеры дружно решили, что Кроту чертовски повезло остаться в живых. Потом уже он не раз видел этих мутантов, и даже убивал их, но каждый раз вздрагивал, вспоминая свою первую встречу.

- Я ищу информацию о Стрелке. – Произнес здорово выручивший его на Агропроме парень. – Серый мне говорил, что ты что-то знаешь.
Полчаса назад Крота с группой здорово прижали военные. Половина команды полегла. Они ждали здесь отправившегося под землю Кенаря, когда навалились солдаты. Пришлось очень туго. Крот, уже практически отчаявшись, занял оборону на втором этаже здания, и если бы не вернувшийся Пастырь с этим парнем, то его бы точно грохнули.
- Серый? – Именно его дожидалась группа. Сталкер должен был вывести их к Бару, после того как ра


МОЯ БИБЛИОТЕКА
 
ТормозДата: Среда, 27.02.2008, 18:41 | Сообщение # 8
Главный сценарист и Мистер "Stalker-zone.info"
Группа: Мастер
Сообщений: 740
Репутация: 430
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны


Несу людям радость!(А выношу ценности и бытовую технику...)
 
YgrekДата: Вторник, 04.03.2008, 12:24 | Сообщение # 9
Бывалый
Группа: Ветераны Форума
Сообщений: 51
Репутация: 59
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Дезертир
Сержант Баранов, удерживая опущенный автомат за пистолетную рукоятку, стоял перед лейтенантом, и выслушивал ценные указания. Отделение расположилось чуть в стороне, под присмотром второго сержанта – Домбрика. Спецназовцы стояли расслабленно, демонстрируя перед взводом охраны объекта свою независимость и обособленность. Уже практически дембеля, Никаноров и Петренко так вообще вытянули из карманов по сигарете и закурили.
Сашка Дубенчук, рядовой первого года службы, только тоскливо покосился на «стариков», и посильнее втянул носом воздух, стараясь уловить хоть чуточку никотина.
- Курить хочется, салага? – Заржал, заметив его потуги Никаноров. – Перетопчешься! Отвали в сторону, не порти перекур.
Сашка решил не обострять и без того непростые отношения, и молча шагнул в сторону. Он, в прошлом студент первого курса Московского Университета никогда не рвался в спецназ, да и в армию вообще. Но провалил сессию и был успешно отчислен. Когда пришла повестка, родители подсуетились и, через знакомых, подготовили ему достаточно тёплое место при одном из московских штабов. И перебирать бы рядовому Дубенчуку два года бумажки, если бы не случайность. Когда от одного из очередных «покупателей» прозвучал вопрос – «Спортсмены, победители соревнований, мастера спорта есть?». Сашка вышел вперёд и честно ответил – «Есть». Он и в соревнованиях участвовал, и в турнирах побеждал. Так и сказал – «Несколько кубков, грамот без счёта, золотые и серебряные медали».
«Покупатель» так обрадовался, что даже в личное дело не заглянул. Просто, Сашку отделили в сторону, вместе с ещё парой человек, погрузили в машину, и увезли в военную часть. Неладное парень заподозрил, только когда «Урал» пересёк КПП. Полосы препятствий, суетящиеся вокруг боевой техники чумазые механики, призывающие не уронить оказанную честь плакаты и стенды. В общем, попал он в полк спецназа. Это потом уже, командир роты выяснил, что Сашка действительно мастер спорта, но по шахматам. А делать было уже нечего – приказ имеется. КМБ рядовой Дубенчук вспоминал потом в кошмарных снах, последующие полгода вообще прошли как в тумане. Дрессировали их на совесть.
А однажды ночью, весь полк вновь погрузили в машины и, приказав наглухо завесить все борта, отвезли на какой-то полустанок. Сутки в поезде, опять колонна машин, и вот Сашкин полк прибыл на новое место службы. И только через неделю выяснилось куда – в ЗОНУ. Приезжий генерал прочитал патриотическую речь, призывая «не уронить», «стойко переносить», «верно служить» и прочее. А напоследок добавил – «Имейте ввиду, что вы все приехали сюда добровольно!»
В тот же вечер с них собрали рапорта с просьбой о переводе. А служба здесь оказалась такой, что первые полгода Сашка теперь вспоминал с тоской и томлением в сердце.
Дыма им жалко, - мелькнула в голове обиженная мысль. И трансформировалась в злость. – Достали все!
Баранов в последний раз кивнул и, перехватив автомат за цевьё, развязано козырнул офицеру. Тот, скрыв досаду, развернулся и ушел внутрь корпуса института. Сержант подошел к бойцам.
- Так, орлы! – Зычно пророкотал здоровяк. – Перед нами поставлена боевая задача: прочесать канализацию Агропрома. Третий взвод обнаружил банду сталкеров на фабрике, сейчас там идет бой, а мы должны проверить подземелья. Задача ясна?
- Ясна…, - нестройно загудело отделение. А Слава Домбрик, ухватив Баранова за локоть, потянул сержанта в сторону. – Отойдем-ка….
Они чуть отдалились от основной группы и зашептались. Сашка стоял довольно близко и поэтому до него долетали обрывки фраз.
- Лейт, чё, совсем башней поехал? – Горячился Домбрик. – Там же….
- Они тут … раскопали … лабораторный … теперь всего бояться.
- Так на х … подвалы … сидели бы в НИИ?
- Тихо! – Шикнул на него Сергей Баранов. – Это приказ…, … выполнить … сказки!
- … себе сказки?! Да ты хоть … контролёра с … видел?
- … чи! Пустим вперёд «молодых», если … завалим и … не узнает. – Поставил вескую точку в эмоциональном разговоре Баранов.
Домбрик, чуть подумав, кивнул. Развернувшись, сержанты столкнулись взглядами с рядовым, и даже в первую секунду растерялись. Баранов нашёлся первым.
- Чё вылупился, Дубенчук? – Рявкнул он, сжимая огромный кулак. – Подслушиваешь? Военную тайну пытаешься выведать?
Сашка даже растерялся от такого обвинения.
- Да я….
- Отставить! – Рявкнул сержант. – Чё ты мямлишь? Я – головка от патефона! А ну строится!
Отделение выстроилось в шеренгу, и отнюдь не по росту, а по тому, кто сколько служит – на правом фланге Никаноров, на левом, рядом с Сашкой, Аслан Ардашев. Как чеченца занесло в спецназ, да ещё и в ЗОНУ, Сашка не знал. Аслан оказался довольно ушлым парнем, с ходу нашёл общий язык со старослужащими, снабжая их куревом, водкой и марихуаной. Откуда сам получал свои богатства, он естественно не говорил, но эти «дети гор» даже на подводной лодке умудряются как-то доставать необходимое.
- За мной, - коротко бросил Баранов, и зашагал в глубь территории бывшего НИИ.
Отделение армейского спецназа прошло между бараками, служившими казармой, миновало ангары с техникой, и в тупике заборов, практически под вышкой, остановилось перед запертым люком. Снайпер с верхотуры заинтересованно наблюдал за ними.
- Радкевич, Жмыев, - Домбрик выбрал самых здоровых. – Откройте.
Сунув автоматы товарищам, названные бойцы открыли запоры и, поднатужившись, отвалили тяжёлую крышку. Сразу пахнуло затхлостью, тленом, канализацией. Домбрик поморщился.
- Дубенчук, Ардашев, - начал было Баранов, но Лёха Петренко тронул его за рукав и что-то тихо шепнул. – Отставить! Дубенчук, Орлевич, идёте первыми. Спускаетесь, осматриваетесь, подаёте сигнал.
- Есть! – Бойцы козырнули, и тоскливо переглянулись. Костя Орлевич, нерешительно взялся за край крышки люка и заглянул в глубину.
- Чё заглядываешь? – Рявкнул на него Баранов. – А ну мухой вниз!
Рядовой вздрогнул и, нащупав ногою ступеньку, полез вниз. Сашка, не дожидаясь брани в свой адрес, шагнул следом. Холодный, чуть склизкий метал скоб неприятно ощущался в ладонях. Стёртые подошвы берец норовили соскользнуть и обрушить Сашку на голову Орлевича. Световое пятно люка уменьшалось на глазах. Вот наконец, и пол. С последних ступенек Дубенчук просто спрыгнул, разбрызгав в стороны лужу дождевой воды, собравшейся под лестницей. Костя в это время уже отошел в сторону и, нервно поводя стволом автомата, замер перед распахнутой дверью. Длинный коридор убегал в даль, его стены постепенно сужались и сходились в темноте.
Сашка поёжился, почувствовав, как по загривку прошлась мягкая, невидимая ладонь. Что-то здесь было, в этом коридоре. Стоя рядом с Орлевичем, он услышал как Костя резко и гулко сглотнул.
- Чувствуешь? – Чуть слышно шепнул парень.
Орлевич кивнул, коротко скосив на него испуганные глаза.
- Там…, - выдохнул он.
Сашка во все глаза пялился в темноту коридора, но ничего не видел.
- К чёрту, я туда не пойду! – Костя развернулся и, бросившись к лестнице, ухватился за ступеньку.
Молодой парень испытал горячее желание последовать его примеру. Но в этот момент малюсенький кружочек света под потолком закрыла тень, и зычный голос спросил. – Ну, что там у вас?
- Чисто! – Неожиданно сам для себя выкрикнул Сашка.
Орлевич недоуменно посмотрел на него, и нерешительно отпустил ступеньку. Давящая на затылок «ладонь» чуть отдёрнулась, и пропала совсем. Тесный коридор наполнился грохотом метала, звоном оружия и прокуренными голосами спецназовцев.
Да, они же сами боятся! – Сообразил Сашка, слушая нервные смешки и подначки. От этого озарения ему даже стало немного легче. Поднявшееся было настроение испортил Баранов.
- Дубенчук, я вам что приказал? Проверить коридор! Фули вы здесь топчетесь?
Тяжелый кулак врезался в грудь, «пробивая фанеру», и вышибая воздух из легких. Сашка задохнулся и отлетел к стене.
- Встать! – Заорал, нависая над ним, сержант. – Ноги в руки и марш вперёд!
Нашарив слетевший при падении автомат, парень поднялся и, с трудом пропихивая в грудь воздух, поплелся в темноту.
- Фонарик включи, дятел! – Донеслось следом, и тут же за спиной рядового заплясал широкий луч света.
Это Орлевич, идущий позади зажёг свой. Сашка торопливо расстегнул клапан разгрузки и вытащил металлический цилиндр. Освещённый двумя яркими конусами, коридор уже не казался таким мрачным. Хотя, темнота впереди изрядно пугала. Вот и тупик. Луч света уперся в стену.
- Осторожнее, - прошептал Орлевич. - Проверь боковой ход. чисто…, … второй, чисто….
Слева обозначилась дверь, ведущая в глубину катакомб. Сашка осторожно заглянув за угол.
- Чисто. Давай я первый, ты второй. – Предложил он. Костя кивнул. – Чисто, - сделав несколько шагов, резюмировал Дубенчук. Оглянувшись, он скорее почувствовал, чем увидел, у глухой стены коридора расплывчатое движение. Нервно осветив угол, Сашка ничего не заметил, как будто какая пелена затянула глаза. Тряхнув головой, парень решительно отвернулся. Его осторожные шаги гулко отдавались в тишине подземелья. Тихо капала вода, пахло плесенью.
Прежде чем шагнуть за ним следом, рядовой Орлевич обернулся и призывно махнул рукой замершим в конце коридора спецназовцам. Заметивший сигнал Баранов, скомандовал движение.
Пройдя по коридору несколько метров, Сашка свернул и нерешительно остановился. Костя отстал, и теперь он был уже совсем один.
- Костя, - тихо позвал парень, прислушиваясь.
- Здесь. – Отозвался, догоняя Орлевич.
- Ну, что тут у вас? – Со своим неизменным вопросом, следом вынырнул Баранов.
Сашка облегчённо вздохнул. И тут, заставив всех троих буквально подпрыгнуть на месте, позади раздался дикий крик и две короткие, заполошные очереди.
- Что за…, - начал было сержант, но его прервала ещё одна, длинная очередь. – За мной!
Баранов, выставив перед собой ствол автомата, бросился обратно. Солдаты переглянулись. И тут Сашка, совершенно неожиданно для себя попятился и, развернувшись, побежал в другую сторону.
- Сашка! – Донесся позади удивленный крик. – Ты куда?
Не слушая сослуживца, парень выскочил на гулкую лестницу и, совершенно потеряв разум, бросился вниз – туда, куда он в здравом уме ни за что бы не полез.
Своё блуждание по лабиринтам Агропрома он помнил очень смутно. Освещённые призрачным зелёным светом от луж коридоры, обрывки кабелей на стенах, плесень, какие-то звуки, от которых сердце заходилось в диком ритме. Более менее он пришёл в себя только, когда оказался в небольшом коридорчике, а из люка в потолке на него падал дневной, такой желанный свет. Где-то в отдалении зашипело, и раздался треск, какой бывает, например, при сильном разряде электричества. Парень испуганно оглянулся. Из темноты за углом отсвечивало белым нереальным светом. Послышались какие-то скрипы и стоны. Загремел опрокинутый ящик.
Сашка словно очнулся и, ухватившись ладонями за перекладины лестницы, как испуганный зверёк, рванулся вверх, к свету. Быстро перебирая руками и ногами, он уже не заметил, как из-за угла вывалилось тело человека, одетого в чуть дымящийся потертый комбинезон. Неизвестный хрипел, и прижимал руку к сердцу.
Без всякой оглядки, парень выскочил из люка посреди небольшой рощицы за бетонным забором фабрики. Оттуда слышались крики и частая стрельба.
Хватит с меня, - замотал головой солдат и, круто развернувшись, рванул напрямик через лесок, постепенно забирая в горку. Деревья вскоре кончились, и Сашка оказался на вершине холма, который довольно круто обрывался в мутные воды заросшего светящейся тиной озера. Обломки хлама, ржавые трубы, какие-то почерневшие конструкции заполняли все водное пространство. И как довершение пейзажа, посреди озера возвышался вагончик-бытовка, в каких обычно ночуют строители. Сбоку раздался дикий визг. Шарахнувшись в сторону, парень не удержался и покатился вниз, поднимая тучи песка и пыли. В довершение всего он потерял автомат и рухнул лицом в воду. Попытавшись подняться, он сразу утонул в вязком, покрывающем дно иле. Барахтаясь и отплевываясь, Сашка наконец-то, поднялся и увидел над своей головой раскоряченное, раздутое тело плоти – мутировавшей чернобыльской свиньи. Под воздействием радиации, её лапы превратились в нечто суставчатое, длинное, больше подошедшее бы крабу или пауку.
Стоя на вершине обрыва, тварь раскрыла свой маленький ротик и заверещала. Вторя ей, чуть дальше, из-за песчаного отвала высунулась ещё одна, потемнее и покрупнее, и уставилась своими буркалами на солдата. Это оказалось последней каплей – Сашка закричал и, разбрызгивая воду, рванул прямо по воде к середине озера. Вода доходила примерно до колен. Бежать было тяжело, но измученный парень не останавливался, пока не добежал до вагончика. Обогнув его, он взбежал по уложенному настилу и нырнул в спасительную полутьму. Там он скорчился от страха в углу и поклялся себе, что никогда отсюда не выйдет.

Добавлено (04.03.2008, 12:23)
---------------------------------------------
Сергей Лохматый
Блин! Говорил же я Пуле, что нефига сюда неполным «квадом» соваться! Нет, заладил – Сделаем! Сделаем! Сделали! – Серёга лежал под огромным валуном и крыл старшого матюками.
Обдирая костяшки пальцев он рванул таки со всей силы затвор заклинившего «абакана», выбрасывая злополучный патрон. Потом, для надежности, рванул ещё раз. И второй латунный цилиндрик рыбкой улетел в траву. Грохот стрельбы, свистящие и звонко цокающие по камню пули, наводили отнюдь не на весёлые мысли. Жопа была полная. Можно было даже сказать - наиполнейшая!
- Выходите, суки! – Заорали со стороны деревьев. – Всё равно достанем!
- Да пошли вы! – Выкрикнул в ответ Серёга, приподнимаясь и выпуская короткую очередь.
С той стороны лупанули из обреза, и видимо дуплетом, так как стоящее в метре корявое деревце враз лишилось всей своей синеватой листвы. Чуть левее огрызнулась «гроза» Женьки Мотора, где-то позади одиноко тявкнул автомат Пули, снабженный оптикой. Любитель пострелять из обреза высоко подкинул ноги, и грохнулся спиной о землю.
- Граната! – Заорал Женька откатываясь в сторону, а потом вскакивая и рыбкой ныряя в каменную россыпь.
Всё что Сергей успел, это шарахнуться вправо, уходя за валун от осколков, но открывая себя для стрелков. Грохнуло. В воздух взлетели комья земли, мелкий щебень, ветки деревьев. Оглушенный, Серёга тряхнул головой, вытряхивая из ушей тишину, и вскинув глаза успел заметить несущихся на него троих отморозков. Двое с «гадюками» и один с пистолетом. Они бежали не пригибаясь, надеясь на контузию Долговца.
Серёга вскинул «абакан», уже понимая, что даже длинной очередью он не достанет всех.
- Лохматый! – Заорал позади старшой. Его автомат выдал две серии по два выстрела, сбивая с ног одного, и заставляя залечь второго бандита.
В этот момент очередь из «абакана» Сергея перечеркнула поперёк третьего. Залегший бандит выставил над высокой травой руку с пистолетом-пулемётом и выстрелил неприцельной короткой очередью. Рука нырнула вниз, чтобы через секунду подняться и уже теперь оружие загрохотало длинно и раскатисто. Очевидно, отморозок переключил предохранитель.
Серёга повалился на спину и, взрывая каблуками дерн, отполз за камень. Взглянул в ту сторону, где раньше была позиция Мотора. Огромная воронка, сваленные взрывом молодые деревца, и черное плечо, неподвижно торчащее из поредевших кустов. Стрельба смолкла.
- Сдавайтесь, должники!
Одиночный выстрел и крикун замолк на полуслове.
- Лохматый? – Вопросительно крикнул Пуля. – Мотор?
- Цел, - Серёга ползком двинулся в сторону воронки.
Раздалось несколько выстрелов. Одна из пуль взрыла землю буквально под самым носом. Серёга не выдержал и одним рывком закинул свое тело в воронку. Запоздало раздалась длинная очередь, расчертившая воздух над самой землёй.
- Мотор! Жека? – Тихо позвал он, когда стрельба чуть стихла. – Мотор?
Чёрное тело заворочалось, пытаясь приподняться.
- Лежи! – Уже громче остановил напарника обрадовавшийся Серёга. – Слышишь меня?
Мотор распластался, чуть сдвинулся, и вот среди переплетения веток показалось чумазое лицо в разорванной вязанной маске. Долговец, шарил руками по траве, очевидно пытаясь найти своё оружие. «Грозы» нигде не было видно.
- Женька, я их сейчас отвлеку, - зашептал Серёга, видя, что Мотор уже вполне вменяем. – А ты срывайся и к Пуле двигай. Но, тока чтоб жопа выше коленей не подымалась!
Женька оставил бесполезные попытки отыскать ствол и кивнул
- Пуля! – Заорал Серёга, уже не скрываясь, и меняя наполовину пустой рожок в автомате на полный. – Мотор откатывает! Я глушу! Поддержи!
С этими словами он привстал и, вскинув оружие, не давая бандитам разобраться в его немудреном шифре, принялся короткими очередями поливать позиции боевиков. Между выстрелами долговец услышал, как позади зашуршала трава. Женька рванул на прорыв, как и было сказано.
Десять секунд. Опустевший магазин полетел на землю, жаль конечно выбрасывать, но сейчас главное время. Со звонким щелчком встал на место новый. Короткий рывок затвора досылает на место патрон. В это время Пуля сваливает одного, второго. Ещё пятеро бандитов, бросаясь из стороны в сторону и петляя, несутся прямо на него. Краем глаза видя, как разлетается голова крайне левого, Серёга поймал на мушку ближайшего, палец утопил спуск – Тоц! Тоц! Клац!
Затвор омерзительно лязгнул, в холостую ударив по опять перекосившемуся патрону.
- Мля-я-я! – Заорал долговец, швыряя предавшее его оружие прямо в лицо набегающему бандиту.
Уже понимая, что ни как не успеет, он рванулся вперед, выдергивая из ножен мачете. Серёга успел увидеть, как лезвие входит в пах упавшему прежде, чем сильны удар ногой в висок швырнул его в темноту.

- Пуля, а я тебе говорю, что это безумие! – Горячился Серёга, тряся головой. – В логово Борова двумя «квадами» соваться стремно, не то что нашим!
От резких движений резинка на затылке немного ослабла и теперь хвост длинных, каштановых волос рассыпался по плечам. Именно за эту гриву, которой позавидовала бы любая девушка, он и получил своё прозвище. Старший «квада» Пуля пожал плечами и в который раз повторил – Это приказ, Лохматый. От Воронина.
- Да генерал к тебе давно уже не ровно дышит! – Не сдавался Серёга. – С тех пор как ты Черепа поддержал, а потом и выпустил его группу с Ростка, вопреки прямому приказу.
- А что я должен был делать? Приказать стрелять в них? – Глаза Пули сузились, как бы взяв лоб собеседника в прицел. – Ты бы стал стрелять в ребят Черепа?
Серёга смешался. Дернул шеей, как будто она затекла.
- Нет….
- Вот-вот! – Рассмеялся Пуля. – И не потому что вы с ним друзья, а потому что его ребятки наш пост бы в момент в асфальт бы закатали. Да так, что потом бы проще было забелить, чем соскрести.
Самого Пулю с полковником Черепом связывали дружественные отношения. Правда, начались они далеко не сразу. Сначала они поссорились. И виной всему стала любимая присказка новичка о том «как пуля пробивает череп». В первый раз когда он ляпнул это при полковнике, тот только усмехнулся, во второй многозначительно промолчал, ну а в третий веско произнес – «Слышь ты, Пуля? Ещё раз так скажешь, и я тебя по капсюль в бетон вколочу!».
Спорить с авторитетным, да и что там лукавить просто матерым бойцом новоявленный Пуля не стал, а просто попытался быть от него как можно дальше. Но, однажды судьба свела их. И свела так, что на двоих три магазина и десяток Свободных. Они тогда два часа держали оборону в избе с обвалившейся крышей, стреляя только наверняка и отвечая одиночными на шквал огня. Когда бой закончился, у Черепа был только нож, а вот у Пули ещё два патрона. И на вопрос полковника – «Как умудрился сэкономить?», долговец ответил, что «очень уж хотел посмотреть, как пуля пробивает череп».
Командир спецгруппы тогда долго хохотал, а потом посоветовал Воронину назначить парня старшим «квада».
- Ладно вам собачиться, - лениво подал голос, доселе молчавший третий член «квада» Женька Мотор. – Тут решать надо чё делать будем, а не обвинять генерала в заговоре против собственных солдат.
- Да, чё делать, - обреченно махнул рукой Серёга. – Раз приказывают, пошли….

- Пошли, суки! – Рявкнул над ухом хриплый голос. – Шевелите костылями, пока не переломали!
Серёга тряхнул головой, стараясь понять где он и что с ним. Круги перед глазами не желали расходиться и туманили взор. Голова дико болела, а в висок казалось забили раскаленный гвоздь.
- Серый, - тихо позвал знакомый голос. – Ты как?
- Мотор? – Повернувшись на звук, Серёга попытался рассмотреть говорившего. – Ты?
- А ну заткнулись! – Сильный тычок в бок едва не сбил его с ног. – Па-ашли!
Их заставили со скрученными за спиной руками бежать в сторону комплекса зданий, окруженного бетонным забором. Пару раз оступившись, Серёга наконец вновь обрел зрение и теперь усиленно вертел головой, выискивая пути бегства. Тщетно. Рядом подталкивали Женьку.
Их завели в здание, спустили в подвал. Огромное помещение, напоминающее футбольное поле, сырое, крошащийся бетон колонн. В углу клетка, отгороженная от остального пространства стальной решёткой. Один из бандитов отошёл к стене и нажал на большую кнопку. Решётчатая дверь с лязгом растворилась. В углу кто-то завозился, и через секунду на свет вышел парень в потрепанном комбинезоне Долга, с припухшей скулой и заплывшим глазом.
- Слышь, Пельмень! – Загоготал здоровенный бандит. – Мы тебе компанию привели! Втроем то гнить всяко веселее.
Остальные захохотали. Долговцев впихнули в камеру, дверь с лязгом захлопнулась.
- Э! – Еле устояв на ногах, оглянулся Мотор. – А руки?
- Товарищ развяжет, - засмеялись опять бандиты. – Всё равно вам здесь не долго!
С этими словами они дружно подались к лестнице, даже не оставив охрану. Да и зачем? До кнопки добрый четыре – пять метров. При всём желании не достанешь.
Встретивший их парень шагнул вперед.
- Давайте руки, что ли? – Он принялся теребить узлы, стягивающие запястья Серёги. – Меня Стёпкой зовут.
Имя ему удивительно подходило. Была в нем некоторая крестьянская кряжистость, основательность, неторопливость. Да и лицо простоватое – круглое, румяное, с чуть оттопыренными ушами. Жесткие пальцы, определённо привыкшие с детства к тяжёлой работе, уверенно растягивали верёвки. Уже через пять минут долговцы растирали затекшие кисти.
- Давно здесь? – Задал вопрос Мотор.
- Дня два сижу, - Парень вздохнул. – Меня в рейде прихватили. «Квад» Свалку патрулил, слишком подошли к Долине. Тут вахлаки и навалились. Двоих сразу гранатой, а меня с ног сбили и вчетвером скрутили.
- Да-а-а, - протянул Серёга. – Попали мы, братцы….
- Ничего, - вдруг излишне оптимистично отозвался Женька. – Главное, что Пуля ушёл. Доберётся до базы, а там уже Долг своих не бросает.
- Пуля? – Округлил глаза Сергей. – Он жив?
- Жив, жив, - Мотор уселся на жесткий пол. – Я не добежал до него, две пули в спину. Хорошо, хоть бронька выдержала.
Серёга сделал шаг и взглянул на спину Мотора. Броню с комбинезонов бандиты содрали, так же как и ремни. Даже шнурки на ботинках порезали. Под правой лопаткой в армированной ткани была небольшая дырочка, а вокруг расплылось темное пятно, практически не заметное на черной ткани комбинезона. Вторая пуля, очевидно, не пробила бронежилет.
- У тебя кровь, - Произнес Сергей.
- Ерунда, она только жало выставила. – Отмахнулся Женька. – Царапина.
Так, за пустыми разговорами они просидели часа два. Потом явившиеся бандиты увели Степана. Парень только и успел пожать сокамерникам руки. А ещё через полчаса трое здоровяков пришли за Мотором.
- Ты, чернявый! – Ткнул пальцем один. – На выход.
- Куда? И где наш товарищ? – Не двигаясь с места, бросил Женька.
- Скоро узнаешь! – Лязг затвора не оставил долговцу выбора.
Женьку увели, а Серёга остался раздумывать о своей незавидной судьбе.

Добавлено (04.03.2008, 12:24)
---------------------------------------------
Пуля
Долговец кусал себе локти, но поделать ничего не мог. Бандитов было слишком много. Он видел, как двое подняли на ноги Женьку Мотора и, судя по всему, тот был ещё жив. Уже хорошо. Лохматого скорее всего нет. А потом ему пришлось банально убегать в глубь Тёмной долины, спасаясь от преследования. К счастью, погоня постепенно отстала. Этому немало способствовали и точные выстрелы из «абакана».
В своём «кваде», он кроме командирских обязанностей, исполнял ещё и снайперские, как самый лучший стрелок. Мотор был разведчиком и следопытом, Лохматый – штурмовиком. Недавно они потеряли четвертого – свою тяжелую артиллерию, пулеметчика Тараса. Тот глупо вляпался в «трамплин». Падение с пятидесяти метровой высоты даже его здоровый организм не выдержал.
Убедившись, что его уже не преследуют, долговец совершил порядочный крюк и вышел к месту схватки с другой стороны. Здесь уже во всю хозяйничали слепые псы и тушканы, обгладывая трупы, растаскивая по траве части тел и кости. В другое время Пуля бы просто отпугнул живность и непременно вытащил бы тело Серёги, но сейчас его лучшим другом была тишина. ПБСа, как на зло, у него не было.
Обойдя пирующих мутантов стороной, долговец вышел к огороженной бетонным забором базе бандитов. Прав был Лохматый, такое укрепление даже тремя полными «квадами» было не взять. Воронин их на смерть послал. Осторожно обходя периметр базы, Пуля наткнулся на канаву, заполненную пузырящейся зеленой жидкостью. Воняло просто гадостно. Соблюдая меры осторожности, он спустился вниз, для чего пришлось соорудить что-то вроде марлевой повязки на лицо, так как вязаная маска не задерживала вонь. Примерно посередине канавы, Пуля заметил здоровенную бетонную трубу, из которой и вытекала зелёная гадость. Сунувшись вперед, он услышал Заполошенный треск счетчика Гейгера, закрепленного на рукаве комбинезона. Через пару шагов, отдельные щелчки превратились в оглушительную очередь.
Долговец мотнул головой и подался обратно. Нет, здесь не пройти. Пуля никому бы не сознался, но больше всего на свете он боялся лучевой болезни, насмотревшись на её жертвы. Перепрыгнув через зеленый ручей, Пуля углубился в заросли, обходя опасное место и прислушиваясь к счетчику. По пути чуть не угодил в «Птичью карусель», в последний момент заметил комья окровавленных перьев и закрученные по спирали ветви кустов.
Стараясь удерживать в поле зрения верхушку забора и красный кирпич зданий, он обошел канаву и опять приблизился к базе бандитов. Дойдя до угла, Пуля осторожно выглянул и тут же отпрянул назад. Двое бандитов, обходя видимо дозором периметр, не спеша, шагали ему на встречу. Удача была редкостная. Язык был ему нажжен как воздух. Долговец распластался вдоль забора, отставив в сторону не нужный сейчас автомат, и приготовился к схватке. Бросив короткий взгляд на закрепленный на запястье ПДА, он убедился в отсутствии других маркеров. В радиусе полсотни метров был только он и двое бандитов.
Шаги приближались, точки на экране тоже, Пуля напрягся. Попытка будет только одна.
- И он говорит: «мол, я никуда не пойду, кончайте здесь», - донесся до него обрывок разговора.
- А Боров что? – Поинтересовался другой голос.
- Да что Боров! – Воскликнул первый. – Команду дал, ему и врезали по сопат…. Хак!
Выметнувшись из-за угла, Пуля локтем впечатал в бетон забора голову говорившего, одновременно высоко выкидывая ногу и целя в висок второму. Окованный металлом мысок угодил точно. Бандит как подкошенный рухнул на траву. Первый же, что-то мыча окровавленным ртом, пытался подняться. Долговец добавил коленом в лоб, с удовольствием слушая звонкий стук затылком о забор. Алес! Уносите….
Быстро осмотрев тела, и освободив их от лишней амуниции, Пуля задумался – которого взять? Попадется упертый, всё окажется зря. Озадаченный этой мыслью, он решил допросить обоих. Вот, только, делать это надо было не здесь, а в укромном месте. И долговец знал одно такое.
Убедившись, что бандиты ещё долго будут в отключке, он рывком закинул одно тело себе на загривок, у второе ухватил за ворот куртки. Так и потащил. Злость и чувство вины придавали ему сил.

Пока бандиты приходили в себя, Пуля связался с Черепом:
«Будь здоров, полковник. Нужна твоя помощь. Я в Тёмной долине.»
Минут через десять пришел ответ:
«Я на Милитари. Что случилось? Могу быть только через сутки. Держись.»
Тоскливо вздохнув, долговец отстучал обратно:
«Тогда не надо. Сам справлюсь.»
Череп со своими ребятами уже бы явно не успел. Так к чему тогда признаваться полковнику в собственном косяке, приведшим к потере и пленению членов «квада». Свою досаду и злость Пуля сорвал на связанных пленниках.
Расколоть бандитов удалось довольно легко. Определив наиболее трусливого из них, он, не мудрствуя лукаво, просто пристрелил второго. Причем, сделал это максимально хладнокровно, с безразличным видом. После чего второй заголосил так, что долговец заслушался. Бандит был готов рассказать самые интимные подробности из своего прыщавого детства, лишь бы не умереть.
- Говори, сука, - тихим голосом, покачивая горячим пламегасителем у лица лежащего на земле бандита, произнес Пуля. – А то узнаешь, как легко пуля пробивает череп.
- Не-не-не убивай меня, - трусливо скулило извивающееся «тело». – Твоего напарника ща будут вести на заброшенную фабрику! Это всё, что я знаю, мля буду!
Вот, примерно так всё и произошло. Под конец разговора со Стороны свалки к костру вышел незнакомый парень, одетый в стандартный сталкерский комбинезон, с «калашом» в руках. Дернувшийся было настороженно долговец, успокоился признав в нем нейтрала. Бродягу ЗОНЫ, не принадлежащего ни к одной из группировок. После короткого разговора, сталкер согласился помочь Пуле вызволить напарника.
- Давай за мной, я знаю место для засады. – Произнес он, разворачиваясь. – Поможешь, буду благодарен. Долги в Долге возвращают.

И вот он сидит за бетонной конструкцией, напряженно глядя на экран ПДА. Три неопознанных маркера неспеша приближались по отображенной на экране дороге. Есть ли среди них Женька? Ведь его «машинку» бандиты наверняка отобрали. Стоящий поперёк дороги автобус скрывал приближающихся. Давешний сталкер, повинуясь команде Пули, занял позицию на остановке, ведя обзор через её круглое окно.
Из-за автобуса показалась первая фигура в черной кожаной куртке, за ней вторая, третья. Пуля удовлетворенно выдохнул. Оказывается, он уже больше минуты не дышал. Вторым шел Женька Мотор, в долговском комбинезоне, с заведенными за спину руками.
Пуля осторожно приподнял «абакан», ловя в перекрестье ПСО второго. Вооруженному обычным АКМом сталкеру он оставил ближнего, как они и условились перед этим. Первый бандит как будто что-то почувствовал, он вдруг шагнул в сторону, вскидывая «гадюку». Но, короткая очередь, простучавшая со стороны остановки, швырнула его на асфальт.
Звонко тявкнул «абакан» долговца – второй тоже рухнул как подкошенный. Не растерявшийся Мотор, рванул что есть силы в их сторону, полностью оправдывая прозвище. Когда приветственных хлопки по плечам и восклицания радости были позади, Пуля повернулся к сталкеру.
- Спасибо, брат! Отбили моего напарника. Вот, возьми от чистого сердца.
С этими словами, он отстегнул крепления ПСО и протянул «оптику» парню. Потом полез в карман и добавил к подарку ещё и все деньги, которые были на тот момент.
- Ты, наверное, неплохо знаешь эти места, - сталкер не считая засунул бумажки в разгрузку. – Что здесь есть интересного?
- На севере лагерь бандитов. Обосновались они в здании таком недостроенном. Главным у них Боров – скотина, каких поискать. На востоке фабрика старая. Там есть вход в какие-то подземные помещения. Только, охраняют их бандюки здорово. – Охотно давал пояснения Пуля. – На юго-западе заброшенная свиноферма, на нёй ещё какие-то сталкеры обосновались. Только, не нравятся они мне, а я своему предчувствию доверять привык.
Сталкер помолчал, крутя головой вслед за пояснениями долговца.
- А в разведку всего вдвоём пошли? – Рассеянно поинтересовался он.
Наблюдательный, - усмехнулся про себя Пуля, сталкер ему все больше и больше нравился, а вслух добавил. – Ещё один был, Серёга…. Не знаю я, куда он пропал, ничего не слышал. Наверное, банда его пришила таки….
Тут неожиданно подал голос Женька. Бывший пленный вообще выглядел плохо – судя по всему, его долго били. Разбили лицо, сломали запястье, похоже, даже пару ребер.
- Бандиты… суки! – Сплевывая кровь с опухших губ, выдавил он. – Вели меня на старую фабрику. Не знаю, что там со мной собирались делать, но одного парня, которого увели до меня, я так больше и не видел. У них есть ещё один наш – Серёга. Его держат в подвале… там здание такое… большое, недостроенное. Помоги ему, ладно? А то они и его тоже….
То, что Лохматый жив, очень обрадовало Пулю, но сейчас было необходимо позаботиться о Женьке. Одного его было нельзя оставлять – или бандиты наткнуться, или зверьё. Ещё неизвестно, что хуже.
Парень ещё поинтересовался у разговорившегося Мотора о бандитской базе, о фабрике, о подземельях, о которых Женька услышал от разговаривающих бандитов. По его словам, Боров был очень озадачен поисками второй половинки ключа, запирающего двери в некую лабораторию. Сталкер очень заинтересовался этими подробностями.
- Это, - напоследок прохрипел вконец обессилевший Женька. – Ты ежели соваться туда вздумал – не советую. Бандюков полно.
- Ясно. Спасибо, учту. – Коротко поблагодарил его сталкер напоследок. – Попробую помочь вашему парню….


МОЯ БИБЛИОТЕКА
 
ТормозДата: Вторник, 04.03.2008, 17:07 | Сообщение # 10
Главный сценарист и Мистер "Stalker-zone.info"
Группа: Мастер
Сообщений: 740
Репутация: 430
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны


Несу людям радость!(А выношу ценности и бытовую технику...)
 
YgrekДата: Вторник, 11.03.2008, 15:54 | Сообщение # 11
Бывалый
Группа: Ветераны Форума
Сообщений: 51
Репутация: 59
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Лаборатория Х-18
Доктор наук Илья Игоревич Головин не был крупным ученым, профессором, светилом науки. В своё время, он получил докторскую степень за активное участие в деятельности комсомольской ячейки. Диссертацию за него написали другие – молодые дарования. Защита прошла фиктивно и практически без его участия. Он слабо понимал разницу между осциллографом и олигофреном, или между спектрометром и спиртометром. Но, тем не менее, он входил в секретную Группу учёных проводящих эксперименты в глубоко законспирированной лаборатории под кодовым номером Х-18. Да ещё и занимал достаточно высокий пост первый заместитель Руководителя Группы.
На деле же, Илья Игоревич был простым завхозом. Он отвечал за своевременность поставок в лабораторию оборудования, расходного материала, биологических образцов, продуктов питания. Если где что ломалось или выходило из строя, то его «яйцеголовые» коллеги бежали сперва к Руководителю Группы профессору Чубко за подписью, а потом уже к нему за заменой.
И Илья Игоревич доставал, заказывал, обеспечивал учёных линзами и кристаллами горного хрусталя для лазерного спектрометра, золотыми контактами и проводами для широкополосного осциллографа, новыми процессорами для огромных компьютерных шкафов, подопытными животными и уникальными артефактами для экспериментов. Илья Игоревич буквально купался в огромных богатствах, но не мог к ним прикоснуться. Да, он вёл учет, но так как лаборатория находилась под патронажем военного ведомства, тотальный контроль и слежка не оставляли ему никаких шансов для поправки своего финансового положения. Конечно, ему было грех жаловаться – зарплата на новом месте работы была царская, но доктор Головин был из той категории людей, для которых деньги стали предметом поклонения. И чем их больше, тем увереннее он себя чувствовал. Нет, по мелочи он таскал но, глядя на все те богатства, что лежали в его кладовых, Илья Игоревич падал в собственных глазах.

- Илья Игоревич, пожалуйста проконтролируйте доставку нового оборудования и биоматериалов на минус пятый этаж. – Профессор Чубко чуть откатился на кресле в сторону, перебирая бумаги на дальней стороне широкого стола. – Машина пришла, её сейчас разгружают.
- Будет сделано, Вадим Михайлович, - кивнул Головин. – Что-нибудь ещё?
- Да, - вскинув голову, произнес профессор. – Завтра меня не будет, еду на Агропром, в гости к Петру Даниловичу.
Директор НИИ Стриж Петр Данилович отвечал за поставку всего необходимого оборудования в ЗОНУ, а так же его сотрудники отлавливали и собирали необходимые образцы в поле.
- Так вот, - продолжил Чубко. – Меня не будет, поэтому ключ от лаборатории передам начальнику охраны. Если потребуется что, то обращайтесь к нему.
- Хорошо, - пожал плечами Илья Игоревич. – Я пойду?
- Да, милейший, идите. – Вадим Михайлович уже углубился в свои бумаги.
Доктор Головин вышел из просторного кабинета Руководителя Группы в гулкий коридор. С поверхности попасть в лабораторию можно было только воспользовавшись двумя ключами. Один из них постоянно находился у Ильи Игоревича, а второй, как правило, у профессора Чубко. Сейчас наверху, в полукилометре от фабрики, под корпусами которой и располагалась лаборатория Х-18, строилось большое здание, в котором и должны будут в дальнейшем жить учёные. Сейчас сотрудники лаборатории ютились в собственных лаборантских, спали на раскладушках или матрасах. Наверх их выпускали только под охраной и при строжайшем контроле перемещения. Конечно, комфорт дело хорошее, но Илья Игоревич пока с трудом представлял, как ученые будут попадать на рабочее место. Неужели ему придется каждое утро дежурить на верху, впуская всех?
Головин прошел к лифтам. Судя по индикаторам, кабина была где-то наверху и на нажатие кнопки она не отреагировала. Занято. Илья Игоревич досадливо поморщился. Из-за угла показался начальник охраны.
- Здравствуйте, Илья Игоревич.
- И вам не хворать.
Проходящий было мимо военный, остановился и повернулся к Головину.
- Слышали, вчера эксперимент чуть не вышел из-под контроля. Вырвались два десятка подопытных, разнесли в щепки две комнаты лаборатории.
- Да что вы говорите? – Завхоз, конечно, был в курсе темы, но состроил удивленное лицо. – И что?
- Пришлось зачищать лабораторию, - продолжил начальник охраны. – В результате пострадали трое моих парней.
- Да-а-а, - покачал головой Илья Игоревич. – Надеюсь, с ними все будет нормально….
- Я тоже. Поскорее бы закончили с этими экспериментами. – С этими словами офицер взмахнул на прощание рукой и пошел дальше.
Головин остался у закрытых створок шахты. Наконец, с утробным гулом, загудел лифт. Значок нулевого этажа мигнул и погас. Через пару секунд загорелся минус первый. Кабина замерла и двери раскрылись. Прямо перед лицом опешившего завхоза оказалась стальная клетка, с бешено скачущим внутри существом.
- Мать вашу! – Шарахаясь назад, заорал Головин.
Из-за клетки высунулось мокрое от пота лицо лаборанта.
- Это что за урод? – Набросился Илья Игоревич на сотрудника.
- Тушкан, - хлопая глазами, ответил тот. – Их в последней партии привезли. Для опытов. На минус третий везём….
- Почему клетку не закрыли? – Уже остывая и бочком протискиваясь в заставленный ящиками и клетками лифт, пропыхтел Головин. – Вдруг укусит?
- А вы палец не суйте, - басовито прогудел из другого угла профессор Калугин. – Оно и не укусит.
Илья Игоревич скис, и только буркнул себе что-то под нос. Спорить с Калугиным было себе дороже. Бородач был заведующим лабораторией, и чуть ли не одним из ведущих ученых лаборатории. Да и исследования он проводил какие-то сверхважные. При любых разногласиях Чубко всегда вставал на сторону профессора.
-Кстати, - повернулся завлаб к лаборанту. – Гриш, ты с завтрашнего дня приступаешь к обслуживанию резервуаров в центральной лаборатории. Раз в два часа. Не забудь. Код доступа я тебе потом на КПК сброшу.
Потный лаборант кивнул.
- Конечно, Петр Ильич.
Двери закрылись, и кабина поползла вниз. Только сейчас Головин обратил внимание на вонь в лифте. Тут же пожалел, что не пошел пешком, но сейчас особого выбора не было.
- Не забудьте проветрить потом, а ещё лучше продезинфицировать, - проворчал он, кося на лаборанта.
Тот кивнул. Лифт, наконец, остановился, двери раскрылись. Старавшийся не дышать всё это время Головин пулей вылетел из кабины. Пробежал по коридору до массивной стальной двери с кодовым замком. Несколько быстрых тычков пальцем и он уже внутри.
Высокий зал, с установленными вдоль дальней стенки цилиндрами, нависающая над головой операторская и ход влево, ведущий в подсобное помещение.
- Давай, давай! – Раздалось позади пыхтение лаборанта. Потом басовитый голос Калугина добавил. – Па-а-асторонись!
Илья Игоревич отскочил в сторону. Мимо прокатилась тележка с клетками и коробками. Профессор с лаборантом развернули её и принялись толкать влево. Головин вышел в зал и, стараясь не смотреть на плавающие в цилиндрах изуродованные тела, поднялся по лестнице в операторскую кабину.
Двое докторов сидели за широченным пультом и периодически щелкали переключателями. Прямо на пульте, в беспорядке лежали кипы бумаг, папок, бутерброды, стояла чашка кофе. Илья Игоревич уверенно прошел прямо к пульту и взял в руку чашку.
- Что вы себе позволяете? – Рявкнул он, срывая злость. – А если опрокинете? Зальете панель? Произойдет короткое замыкание!
Ученые вздрогнули. Хозяин чашки подскочил и смущенно потупил глаза.
- Я осторожно.
- Осторожно!? – Взвился завхоз. – Это вы потом будете объяснять, расплачиваясь за дорогостоящую аппаратуру!
Лестница за спиной Головина загудела под тяжелыми шагами и в операторскую вошел Калугин.
- Что бы больше этого не было! – Быстро буркнул он и, обогнув по дуге бородатого профессора, вышел наружу.
Зеленоватая жидкость в ближайшем цилиндре забурлила, и заключенное в нем существо открыло глаза. Короткий, раздувшийся торс без рук и ног, непомерно большая голова и кукольные, детские черты лица. Холодный взгляд скользнул по залу и уперся прямо в переносицу Ильи Игоревича. Тот замер, не в силах оторвать глаз от этих ярких кристаллов.
- Завораживает? – Пророкотал сзади вкрадчивый голос.
Илья Игоревич вздрогнул и, не оглядываясь, бросился к выходу.
- Ещё раз тронешь кого из моих людей…, - донеслось вслед, но Головин уже не слушая захлопнул тяжелую створку.

Ночью землю тряхнуло. Причем так, что по бетонным стенам пошли трещины, на потоке полопались лампы, некоторые двери перекосило и заклинило. В полутемных помещениях лаборатории царила паника. Люди метались, наталкиваясь друг на друга, кричали. Много было раненых и искалеченных. В разломах стен образовались аномалии, воздух наполнился озоном и слегка искрил.
А потом на свободу вырвались мутанты – подопытный биоматериал, как их здесь все называли до этой ночи. Полтергейсты, больше не удерживаемые силовым полем, невидимками летали по коридорам, швыряя в людей баллоны с кислородом, ящики, мусор. Внизу, на самом последнем уровне, бесился псевдогигант – цыпленок переросток. От его топанья распространялись оглушающие звуковые волны и по стенам ползли новые трещины. Панику усиливали тушканы, вырвавшиеся из вольера и набрасывающиеся на людей.
Солдаты охраны, все как один напялившиеся противогазы, пытались как-то поддерживать порядок и противостоять мутантам, но их стрельба только усиливала хаос. Лишь только единицы ученых успели натянуть на себя защитные костюмы оранжевого цвета. Среди счастливчиков оказался и Головин, хранивший свой скафандр в шкафу рядом с кроватью.
Пробегая мимо лаборатории Калугина, Илья Львович увидел вывалившегося из-за двери профессора. Одежда его была обожжена, а сильно обгоревшая борода дымилась.
- Помоги…. – прохрипел профессор растрескавшимися губами, налегая спиной на стальную плиту и отрезая от коридора бушующее в лаборатории пламя.
Дверь закрылась, сухо чавкнув уплотнителем. Замок заблокировался. Илья Игоревич замер лишь на мгновение, достаточное для того, чтобы бросившийся вперед Петр Ильич успел вцепиться в его плечо обожженными пальцами. Лицо Головина было скрыто дымчатым забралом шлема, и профессор, скорее всего, не узнал завхоза. В этот момент сзади раздалось ядовитое шипение, и из-за угла вынырнул яркий белесый шар – полтергейст. Валяющийся на полу огнетушитель взвился в воздух и набирая скорость устремился прямо в голову Ильи Игоревича. Тот не раздумывая ни секунды, вздернул сильными руками безвольное тело заведующего лабораторией и закрылся им от приближающейся опасности.
Глухой удар сбил их обоих с ног. Стекло шлема залила бурая каша. Невидимый мутант с шипением пронесся над телами. Илья Игоревич закричал, отпихивая в сторону труп профессора, и на четвереньках бросился в противоположную сторону.

Головин тряхнул головой, отгоняя проснувшиеся вдруг воспоминания.
Долгое время ЗОНА потом светилась ярчайшим, почти нестерпимым, светом. Было видно как на небе испаряются облака. Почва под ногами ходила ходуном, из ниоткуда, возникая прямо в воздухе или на поверхности земли, били длинные извилистые разряды молний.
Как он тогда выбрался из лаборатории Х-18, это отдельный разговор. Он шел по трупам, зачастую сам оставляя их за собой для отвлечения мутантов. Лифты не работали, пришлось подниматься по лестнице. На нулевом этаже держали оборону солдаты из роты охраны, не имеющие возможности выбраться наружу, так как у их начальника был только один ключ.
Илье Игоревичу обрадовались как родному. Вырвавшись в подвалы фабрики, они сразу же заблокировали за собой двери, не слушая крики остающихся ученых. Потом была сумасшедшая гонка по ЗОНЕ, полной новых, неизвестных ранее аномалий и мутантов. Они вырвались. А через сутки правительственные войска уже полностью оцепили новую ЗОНУ.
Оклемавшись и немного оправившись от пережитого потрясения, бывший завхоз вспомнил о богатствах хранящихся на складах закупоренной лаборатории. И не в силах выдержать искушения, решил вернуться. Надо сказать, что та ночь очень сильно изменила Илью Игоревича – он стал жестче. Комплекцией Бог его не обидел, а регулярные занятия спортом позволяли поддерживать форму. И вот, примкнув к небольшой группе авантюристов, доктор Головин вновь оказался в ЗОНЕ. Она поразила его своими изменениями но, тем не менее, благодаря верхушкам знаний, нахватанных из разговоров ученых, Илья Игоревич достаточно быстро завоевал авторитет у сталкеров, как называли себя те, кто бродил по просторам ЗОНЫ. Вскоре у него уже сформировалась собственная группа, с которой он принялся наводить порядки на облюбованном участке, получившем новое название – Тёмная долина. Именно здесь и располагалась законсервированная лаборатория Х-18. Богатство было буквально под ногами. Вот, только проникнуть в её Илья Игоревич не мог – второй ключ, принадлежавший начальнику охраны объекта, пропал безвозвратно.
- Я никуда не пойду, - сухо бросил стоящий перед ним долговец в потрепанной униформе. – Можете прямо здесь пулю в лоб пустить.
Повисла глухая пауза. Илья Игоревич рассеянно разглядывал сталкера, тот угрюмо пялился в пол. Стоящие вокруг бандиты переминались с ноги на ногу.
- Боров? – Вывел его из задумчивости недоуменный вопрос одного из подручных.
Илья Игоревич отвернулся к окну и сухо бросил, - Займитесь!
Послышались глухие удары и болезненные вскрики пленного. За окном виднелись огромные поставленные на попа цистерны, край хмурого неба, обветшалые стены будки. По стеклу ползли капли дождя.

Добавлено (11.03.2008, 15:36)
---------------------------------------------
Игрек, Регул и другие….
Бывший завод Росток, раскинувшийся на огромной территории. Полуразрушенные корпуса, заводские и административные здания. Бетонные стены, поросшие мхом и ржавым пухом, жестяные стенки ангаров, проржавевшие настолько, что их можно проткнуть пальцем, старые рельсы железнодорожных тупиков, лежащие на сгнивших от времени и воздействия агрессивной среды шпалах. Он мог бы стать ещё одним закрытым для людей местом, полным аномалий и мутантов, если бы бывший завод не облюбовала в своё время группировка Долг.
Надо отдать должное Должникам - они сумели расчистить большую часть территории Ростка. Обнесли его новым, исключающим проникновение монстров, периметром. Постепенно укрепили и подлатали ветшающие здания и сделали этаким форпостом практически в середине ЗОНЫ.
Под защиту могущественной группировки стали стягиваться бродяги и нейтральные сталкеры. И в скором времени, Росток стал вполне обжитой местностью, перевалочным пунктом, местом сбыта найденного хабара, артефактов, добычи. Открылся бар, в котором можно было перекусить, отдохнуть, узнать последние новости и найти покупателя на редкую диковинку. Здесь заключались временные союзы, составлялись договора, получались задания.
Со временем Бар, как стали называть часть завода контролируемую Долгом, превратился в своеобразную нейтральную территорию, где даже оружие носили только за спиной, а выстрелы звучали настолько редко, что вызывали скорее недоумение, нежели тревогу. Здесь даже можно было столкнуться со Свободными или Наёмниками, если им удавалось неузнанными миновать посты Долга. Как это не парадоксально, но и в той и в этой группировке были люди, дружные с отдельными сталкерами-должниками.
В общем, на территории Бара почти всегда было мирно. Вот и сейчас, у костра, разожженного в уже привычной любому сталкеру бочке, сидели четверо. Двое нейтралов, независимых сталкеров-бродяг – Игрек и Валерка Отшельник, высокий, даже долговязый, долговец – Регул, в неизменной чёрно-красной униформе и с абаканом между колен, и на ящике расположился Юрка Кочевник – рыжий парень в длинном плаще и с гитарою в руках. Тонкие пальцы легко скользили по струнам, рождая чуть замысловатую, но не навязчивую мелодию.
Рядом, на газетке стояли бутылки «Казаков», открытые консервы, лежал хлеб, напластанная широкими ломтями колбаса. В полупустой банке с остатками шпрот дымились бычки. Алексей Регул задумчиво смотрел на огонь, и бессознательно поглаживал потертое ложе автомата. Вспоминались жена, дочь, оставшиеся на Большой Земле. Он ушёл в ЗОНУ на заработки. Сначала «нейтралил», собирал артефакты, перебивался с пятого на десятое. Особо не преуспел, но заработал некоторый авторитет и вес среди сталкеров. Вскоре его заметил глава Долга Воронин и сделал предложение. Лёха колебался недолго, ЗОНУ он ненавидел, при виде мутантов палец сам давил на спуск оружия. Да и порядки одной из крупнейших группировок, напоминающие ему армейскую юность, вполне были по душе. Регул принял предложение, и теперь уже водил собственный «квад» - одну из основных боевых единиц Долга. Два раза в год он теперь бывал дома, привозил подарки, деньги. Но ЗОНА тянула его, не отпускала, и каждый раз слушая плач и причитания супруги, он вновь возвращался сюда.
Послышались тяжелые шаги, сопровождаемые легким поскрипыванием механического сустава. Железная створка ангара вздрогнула и отошла в сторону, повинуясь сильной руке. В тусклом просвете показалась громоздкая фигура закованная в экзоскелет, как средневековый рыцарь. Игорь, носящий созвучное имени прозвище Игрек, чуть повернул голову, без боязни, но вопросительно взглянув на вошедшего.
- Нарисовался, - сплюнув в сторону, протянул Отшельник.
Здоровяк, сдвинув за спину ФН, приподнял забрало шлема. В отблесках огня мелькнуло усталое молодое лицо. Ванька Чечако, совершенно недавно появившийся в ЗОНЕ цыганистого вида парень, уже стал довольно знаменитым, благодаря своим похождениям. Кочевник, не переставая бренчать, кивнул ему как старому знакомому, Игрек чуть привстал, протягивая руку.
- Выбрался? – Здороваясь, спросил Регул. – А мы, признаться, похоронили тебя.
- Рано, - прогудел Чечако, снимая с вихрастой, мокрой от пота головы шлем. – Ванька Чечако ещё всех вас переживет.
С ядовитым шипением он отстегнул воздушные шланги, прикрутил вентиля и устало опустился на лежащую на боку бочку.
- Выпить есть? – Задал он риторический вопрос, демонстративно отставляя в сторону оружие.
- Есть, - глядя на него, ответил Отшельник.
Сталкер не то чтобы не доверял новичку, они и воевали вместе уже и спины друг другу прикрывали, просто он относился немного настороженно к упакованному по последнему слову техники парню, без году неделя топтавшему ЗОНУ.
Ванька, совершенно не смущаясь далёкой от теплоты встречей, протянув руку, ухватил бутылку и сделал довольно таки большой глоток. Крякнул, попытавшись занюхать рукавом, но только досадливо дернул головой, ткнувшись носом в бронированное запястье. Раздался хохот. Чечако сначала покраснел, а потом и сам разразился смехом. Обстановка была разряжена. Руки потянулись к кружкам, бутылкам, закуске.
После того как все выпили и закусили, Валерка Отшельник повернул голову в сторону Кочевника.
- Юрка, а ты про Клыка песню знаешь? – Рыжий вопросительно выгнул бровь. – Ту, которая баллада, про их поход со Стрелком….
- Знаю, - улыбнулся Кочевник.
- Спой.
- Давай, Юрка, - поддержал Отшельника Регул. – Отличная песня!
- Хорошо, - кивнул рыжий, подкручивая колки, и прислушиваясь к звучанию струн.
Вот он тряхнул головой, чуть качнулся из стороны в сторону, ловя такт и ударил по струнам:

Зачем мы шли сюда? Зачем ломились?
Я, Призрак, Доктор и Стрелок….
Ну, разве мы добыли то, к чему стремились?
А что узнали – то читайте между строк.

Ритм игры был средним, слова звучали чуть приглушённо, вынудив остальных отставить в сторону недоеденную закуску и кружки. Отшельник слегка шевелил губами, неслышно подпевая Кочевнику.

Стрелок сказал: «Я знаю цену счастью!
Я знаю, КАК его добыть и удержать?»
А небо хмурилось, готовилось к ненастью,
И ветер начал ветки пригибать.
Он убеждал нас, уговаривал, смеялся,
Кричал про шанс, который выпадает только раз!
Но Док на это лишь скептично улыбался –
«Я слишком старый…, и не верный глаз.

Голос певца слегка изменялся по ходу песни, имитируя бодрый, убеждающий голос Стрелка, старческий, чуть дребезжащий Доктора. Глаза Юрки были чуть прикрыты, и у слушателей создавалась иллюзия, что он сейчас действительно вспоминает те события, о которых сложена баллада.

Давайте, мальчики, сегодня без меня,
Вы только осторожней, ради Бога!
Не увлекайтесь, не рискуйте зря!
Я ж в тайнике вас буду ждать до срока».

На звуки голоса и струн стали подтягиваться другие сталкеры. Вошёл Дон Себастьян Перейро, про которого шептались, что он полукровка – то ли мексиканец, то ли испанец и, как он сам утверждал - торгует «черным деревом», про которое в Зоне даже слухов не ходило. Пробовали за ним наблюдать, а то кто его знает, может "черное дерево" это новый артефакт какой, но после нескольких бессонных ночей и пары разбитых голов от этой затеи отказались.

И мы ушли втроём. Прошли через Долину,
На Свалке напоролись на вояк….
Отбились. Чеха видели кончину,
Не убежал бродяга от собак.

Отшельник с Игреком переглянулись. В бытность свою они знали Чеха – доброго сталкера, даже совершили с ним несколько совместных рейдов по закоулкам ЗОНЫ. Однажды Гришка Чех просто пропал, и единственное более-менее заслуживающее доверие упоминание о том, как он погиб было в этой песне.

А на заводе, в Баре отдыхая,
Вдруг Призрак заявил: «Я на Янтарь!
Аптечки, ширево, детектор аномалий,
Патроны раздобуду под винтарь».
И порешили в Припяти собраться,
У Стадиона - дальше путь открыт.
Стрелок сказал, что знает, как пробраться,
Через Радар не потревожив Монолит.

Ангар постепенно наполнялся людьми. Появились Сержант – отставной долговец, открывший на территории Ростка небольшой трактир «У Сержанта», составляющий незначительную конкуренцию уже существующему бару. Но, так как народу последнее время в ЗОНЕ стало значительно больше, Бармен не особо ворчал, только поглядывал немного вызывающе на выскочку. Следом за Сержантом в открытые ворота протиснулись Мегавольт и Илюха Лис, которого все путали с одним из братьев-сталкеров Лисом. Когда речь заходила о Лисе, каждый раз народ переспрашивал – который? Новичок Колоброд тихонько притулился в углу, заворожено слушая новую для него песню.

Призрак ушел, как в песенке поется –
И вот вдвоём, опять у нас потери….
Плевать три раза, сглазу неимётся,
Мы сталкеры! И обойдемся без истерик.

Быстрый, характерный проигрыш из памятного всем кинофильма, вызвал улыбки на суровых лицах. Даже хмурый долговец ЗэтКей, совершающий патрулирование Бара, приостановился на минуту, прислушиваясь к звукам знакомой мелодии. Что означает его необычная кличка не знал никто, но парень, только нацепив форму Долга, тут же вывел через трафарет на груди – ZK40. И как его не пытали, не сознавался – что почем.

Ползком – где на коленях, где на брюхе,
Оставив за спиною «Рыжий лес».
Проникли в Припять, долго маялись от скуки,
Попали Монолиту под замес.
Фанатики, брызжа слюной от возбуждения,
Кидались скопом, поливая нас свинцом.
Не зная страха и инстинкта сохранения,
Атака увенчалась их концом.
Стряхнув с хвоста остатки уцелевших,
И обогнув небезопасный Стадион,
Мы ждали Призрака, но так и не дождавшись,
Решили, что пойдём к ЧАЭС вдвоём….

Слыша знакомые названия, сталкеры переглядывались, вспоминая собственные приключения в тех местах. Кто-то хмурился, кто-то улыбался. Почти все они топтали ЗОНУ уже не первый год, всем было что вспомнить. Гулко бухнула было железная воротина, но тут же замерла, удерживаемая сильной рукой. Димка Тюнинг, одетый в собственноручно модифицированный экзоскелет ещё старой, «прототипной» модели и с огромным пулемётом на плече, осторожно протиснулся внутрь.
Вообще-то, Тюнинг был из группировки Свобода и большая часть нейтралов об этом знала, но каждый раз он каким-то неведомым никому чудом просачивался в Бар, минуя все долговкие посты. Поговаривали, что у него есть «мохнатая лапа» в стане врага, но конкретно обвинять опасались. Ураганный характер и добродушная физиономия всегда выделяли его среди Свободных, как добермана среди пуделей.

И вот в подвалах Саркофага: «Иди ко мне,
Ты обретёшь, что заслужил!» - В ушах звучит.
И ноги ватные, в мозгу брожение,
Взывает, манит, угрожает «Монолит».
Стрелок, оскалившись и, чуть ли не рыдая,
Толкает прочь меня – Тут дверь! Замок! Без кода не пройти….
И снова мчимся, лабиринты покидая,
Налево! Вверх! Засада! Дальше не пройти!

Практически под конец песни в ангар заглянули ещё трое сталкеров – мастера, старожилы ЗОНЫ. Флегматичный эстонец Хэш – обычно спокойный как дохлый лев, но если заденут, то взрывающийся как химера. Лучший снайпер ЗОНЫ – Пассажир, с неизменной СВД. Задумчивый Стил, в неизменных очках в тонкой золотой оправе и с глубокомысленным выражением на лице. Окинув взглядом собрание, мастера двинулись дальше. Они знали не только эту песню, но и лично тех, о ком в ней пелось.

Но, мы пробились, кровью залив коридоры,
Своей, чужой – не важно! Снова бег!
По трупам, по телам, глаза застили шоры,
А на поверхности шел красный и колючий снег.
Стрелок хрипел, из раны кровью истекая:
«Ты уходи…, нам нужен ключ…, пойми….
Потом вернёшься, дело продолжая…,
Я ж задержу их…, сколько хватит сил…, прости….»

Игрек слушал собственную песню и задумчиво пережёвывал погасшую сигарету. Вроде и недавно всё это было, а такое впечатление, что сто лет прошло. Но, лица Стрелка, Призрака, Клыка, стояли перед глазами как живые. Из всей команды выжил только Доктор, Игорь видел его недавно. Старик уходил к Агропрому. Сдал он после известия о гибели троицы. Вернее, доподлинно было известно только о Клыке – сталкеры нашли его могилу. А вот Призрак и Стрелок просто сгинули. А в ЗОНЕ, пропал – значит умер.
Когда уже звучал последний куплет, в темноту ангара шагнула ещё одна группа сталкеров – Женька Тормоз, Славка Арагорн, Димон по прозвищу Котяра. Последним шагнул коротконогий толстяк в красной бандане, гордо носящий звучное прозвище Бармалей.

И я ушёл, оставив друга за спиною,
Кляня себя, ЧАЭС и всё вокруг.
Согнуло плечи «монолитною» плитою,
Но, не сломало. Я вернусь, мой друг!
И…, он вернулся. Что бы больше не уйти –
Смерть плюнула свинцом из-за куста.
Гранита в зоне на могилу не найти,
Лишь крест, ЧАЭС и пустота…….

Голос Кочевника умолк, стихли гитарные аккорды. Глухая тишина длилась несколько долгих мгновений, а потом разорвалась короткими и яростными аплодисментами. Юрка вскинул голову и оглядел всю толпу народу, которую собрало его пение. Лицо покраснело, сразу став под цвет волос. Но, в следующий момент парень замер, глядя в глаза небритому, с лихорадочным блеском во взоре, сталкеру. Одетый в потертый комбинезон темно-зелёного цвета, с «Грозой» на плече, он стоял и смотрел на Кочевника. Видно было, что он хочет и пытается что-то вспомнить.
Юрка же сразу узнал его. Именно его бессознательное тело он отволок тогда к Сидоровичу, обнаружив парня среди трупов с разбившегося «грузовика смерти». Кочевник собирался уже приятельски улыбнуться, но тут парень тряхнул головой, как будто отгоняя мысль и, круто развернувшись, вышел из ангара.
Юрка хмыкнул и пожал плечами, не заметив, что Игрек с очень задумчивым выражением на лице смотрит вслед ушедшему сталкеру.

Добавлено (11.03.2008, 15:54)
---------------------------------------------

По кругу: Регул, Тюнинг, Игрек, Колоброд, Оффнейм (всё это реальные люди)
Автор рисунка Колоброд....


МОЯ БИБЛИОТЕКА
 
YgrekДата: Среда, 19.03.2008, 11:55 | Сообщение # 12
Бывалый
Группа: Ветераны Форума
Сообщений: 51
Репутация: 59
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Дырчик
Перебирая руками и цепляясь рантами ботинок за узелки, навязанные по всей длине веревки, карабкаюсь на вышку. Шальной выстрел Долговца из подствольника снес верхнюю часть лестницы, перекрутил перила. Тот придурок, во время очередного рейда, только выскочив из крытого перехода, сразу лупанул по вышке, намереваясь снять снайпера. Витя Глушак, сидевший тогда на верхотуре, отделался лёгким испугом и контузией. А граната, чудом пролетев сквозь ажурную конструкцию вышки, стукнулась взрывателем об оду из ступенек. В итоге имеем то, что имеем. Забраться теперь можно только до первой площадки, а дальше по веревке. Хотя, Лёха Сварщик обещал придумать что-нибудь.
Ухватившись за обломки перил, тяжело переваливаюсь на рубчатый пол площадки. Уф-ф-ф… Мать! Приклад АКСа больно бьёт по загривку.
- Твою через печёнку! – устало вырывается сквозь зубы.
- Дырчик! Ты чего там? – окликает страхующий снизу Богдан.
- Ничего…. Нормально всё. – Откликаюсь я. Не рассказывать же приятелю об обидном подзатыльнике от собственной пушки.
Я вообще-то не любитель автоматов. Предпочитаю СВД. Но, как раз вчера стукнул её неудачно и разбил прицел. Волкодав – сука, так за это в ухо заехал, что до сих пор звенит. Сунул в руки этот долбанный калаш и отправил сюда. Хорошо хоть оптика есть, да и пристрелять время было. Вон Пианист и Магнат внизу с LR-ками тусуются. Эти машинки по любому лучше АКСа. Если бы ещё старый вариант был под 7,62, а эта мелкашка годится только на то чтоб застрелится. Твою в печёнку!
Устаиваясь поудобнее, я пристроил ненавистный автомат перед собой и снял защитные крышки с ПСО. Та-а-ак…. Выход из перехода как на ладони. Там сейчас наши четверо должны шифроваться. Или пятеро их? Не помню…. А оно мне надо? Все одно, практически все новички. Из бывалых только Гришка Звездец, да Гена Аферист – здоровенный грузин, не расстающийся с обрезом 12-го калибра.
Там, в переходе, давно уже обустроены удобные позиции для снайперов. Всё пространство от заставы долга простреливается. Правда, Волкодав рычит, требует убрать плиты бетонные, но их же только краном можно сдвинуть. А где сейчас в ЗОНЕ кран действующий найдешь? Вот под прикрытием этих плит и прорываются иногда Должники. Как на прошлой неделе, когда лестницу на вышке изуродовали.
Вдалеке послышался шум вертолетных лопастей.
- Внимание! – Пронеслось на общем канал.
Я настороженно оглядел небо, выискивая глазами чёрную точку вертушки. В ЗОНЕ вертолеты есть только у военных. И сбить «шайтан-арбу» мало кому удается. Правда Хе-Хе на днях хвастался, что раздобыл РПГ и теперь воякам не поздоровится. Ну-ну….
Шум вертолета давно стих и я, усевшись поудобнее, принялся разглядывать окружающие окрестности. Дикая Территория…. Что здесь было ДО, мало кто может точно ответить. Завод какой-то, или производство. Вон и ветка отдельная тянется, и вагоны с рудой на путях стоят. Заводские корпуса, только что в них, узнать не получается, фонит там сильно. Так что даже СЕВА не держит.
Я бросил взгляд на далекую стройку, где располагался временный штаб отряда. На самой верхней площадке мелькала фигурка дозорного. Да-а-а…. Из калаша его не достанешь, была бы верная СВД – в легкую. Где-то она там в ящике пылится….
Расстроено сплюнув вниз, я отвернулся от стройки.
- Пля! Валерка! Дырчик! Ты ещё раз, сука, харкнёшь сверху, я тебя заставлю всю ЗОНУ вылизать! Понял, дятел?! – раздался снизу гневный рык Серёги Магната.
- Извини! – отозвался я, просунув голову между горизонтальными трубами перил. И ехидно добавил. – Чё? Попал что ли?
- Если б попал, я б с тобой по-другому разговаривал! – огрызнулся Серый. – Спустился, да помог бы лучше!
Я заинтересованно наблюдал, как они с Пианистом ворочают красную бочку с горючим.
- Неа…. – протянул я. – Волкодав узнает, что на вышке никого – голову оторвет! А фули вы там вообще с ней делаете?
- Лобзиком выпиливаем! – задрав красное потное лицо, прохрипел Пианист. – Не видишь что ли, бочку двигаем!
- Да это-то я вижу! А нафига?
Парни оставили в покое бочку и отошли в сторонку перекурить. Магнат прислонился спиной к скособоченному кузову КамАЗа.
- Да вот решили Долгу конфетку приготовить. – Наконец соизволил ответить Богдан, глубоко затянувшись. Облако дыма скрыло его багровую физиономию.
- Ну-ка, ну-ка! – заинтересованно поторопил я его.
- Докатим бочку до перехода и заныкаем так, чтоб в глаза не бросалась, - разгоняя дым рукой продолжил вещать о своем гениальном плане Богдан. – А если Должники опять прорвутся за переход, просто подорвем её зажигательным. И усё – барбекю заказывали?
- Хм-м-м…. – протянул я, обдумывая идею. – Стояще! Бог в помощь.
Понапутствовав ребят напоследок, я вернулся к своим прямым обязанностям. Через некоторое время внизу опять загромыхала бочка. Я бросил взгляд на стоящий по правую руку ангар. В нем буйно разрослась какая-та гадость, от которой ощутимо фонило радиацией. Её и выжигать пытались, ни фига! Такое впечатление, что на пепелище она ещё гуще растет. Обычно, наши туда сбрасывали трупы неудачников, которые не смогли договорится с нами о проходе. Сейчас там валялись пара одиночек, возвращавшихся с хабаром с Янтаря и не захотевших делится, и уже практически разложившийся труп Долговца с последнего рейда. Что интересно, трупы там не залёживались, через недельку – другую, от них оставались только ошметки одежды и кости. Куда остальное девается, ума не прилажу. Мужики поговаривали про снорков, но в живую их тут не видели. Хотя чуть дальше точно ошивался кровосос, но он падалью не питается….
Снизу послышалась черная ругань и возмущенные крики. Перегнувшись через перила, я увидел скачущего на одной ноге Магната и растерянно переминающегося Пианиста. Всё ясно, бочку на ногу опустил. Ну, так ему и надо, придурку. Я без опаски сплюнул и взглянул на небо. От нечего делать принялся играться с настройками закрепленной на плече рации.
- Петренко, - раздалось из динамика, поймавшего общую волну приёмника, - а ну отвечай, мать твою! Что у нас с приватным каналом?! Опять упал?
Я злорадно ухмыльнулся. Полковника даже в самом Долге не очень жаловали. Не смотря на высокое звание, вел он себя как типичный прапор.
- Достали. – Ругнулся, сквозь шорох помех, простуженный голос. – Я связью не занимаюсь, умники. Когда наладят – тогда наладят.
Чуть оттянув затвор, проверил наличие патрона в патроннике. Внизу опять загромыхала бочка. Я вернул настройки рации в исходное положение.
- Волкодав, у нас гостЫ. – Как всегда голос Афериста звучал с легким акцентом. – Какой-то сталкЭр лЭзет прямо на нас. Что с ним будЭм дЭлать?
- Ты что? – Через десяток секунд отозвался раздраженный голос Волкодава. – Не знаешь, что со свидетелями делать? Кончайте его! Без шума и пыли! – Сострил он напоследок.
- Понял, сдЭлаем!
Одиночка. И куда лезут? Мы же им ясно дали понять, что дорога через Дикие Территории под нашим контролем. Хочешь пройти – плати. Так нет, жадность человеческая! Всё хотят нахаляву прорваться. Сколько таких уже в ангаре сгинуло и не перечесть.
Со стороны перехода послышались выстрелы. Один, два, потом короткая очередь. Что там, плин, творится? Неужели впятером не могут одного одиночку упокоить? Теперь уже автоматы били в несколько стволов. Магнат с Пианистом, бросив бочку, внимательно прислушивались к перестрелке, заняв оборону под колесами КамАЗа.
Та-а-ак…. Постепенно из перестрелки начали выпадать участники. Вот один автомат замолчал. Вот другой. Тока не похоже это на то, что Одиночку уделали, скорее наоборот. Всё…. Тишина.
- Дырчик! Что там? – Нервно окликнул меня снизу Богдан.
- ХэЗэ! – Коротко отозвался я, внимательно изучая выход из перехода в прицел. Там больше не стреляли, и мне это не нравилось. Генка бы уже давно доложился.
- Приём…. – Прошуршала рация голосом Волкодава.
- Вышка на связи. – Отозвался я.
- К вам лезет какой-то сталкер! Он похоже перестрелял наших снайперов! Будьте внимательны! Идет от Бара!
Умник, плин! А то мы сами не знаем откуда он идет…. Да и в отличие от штаба, мы к месту боя были намного ближе. Откуда он вообще успел узнать о гибели снайперов? Провидец что ли?
- Волкодав! – Решил уточнить я на всякий случай. – Я не понял, он что, ОДИН перестрелял наших снайперов?
- Да! – В голосе командира явно зазвучало раздражение. – Отправь пару ребят прикрыть ваши задницы.
- Понял, понял. – Решил я не злить руководство. – Щас отправлю.
Чуть приподнявшись, я махнул рукой глядящим на меня снизу Магнату с Пианистом. Серый сделал в ответ неприличный жест рукой но, тем не менее, они начали осторожное движение вперед.
Только они успели выбраться из-под грузовика, как опять послышался нарастающий рев вертолетного двигателя. Парни нерешительно замерли около машины. Я же, перевернувшись на спину, принялся лихорадочно оглядывать небо. Гул нарастал.
- Ну всё, Волкодав, - раздалось вдруг торжествующе на канале группы, - ты допрыгался. Сюда летит военный вертолет. Сейчас они вас, как щенков!
Кто это был, я так и не понял. Голос был явно не знакомый. Грязно-зеленая, бронированная туша вертушки взмыла над корпусами завода, и явно нацелилась сразу на боевой заход. Коротко взлаял крупнокалиберный пулемет. Через мгновение он уже начал молотить без остановки. Хищной птицей вертолет принялся нарезать круги над железнодорожными путями.
Ну, вот и всё…. – подумал я, разрываясь между необходимостью контролировать выход из перехода и невозможностью отвести глаза от летающей смерти. Вдруг, где-то на платформе коротко свистнуло и дымный след протянулся в сторону вертолета. Сверкнуло. Грохнуло. И вертушка, практически сразу сорвавшись в пике, рухнула за огромными цистернами. Земля тяжело вздрогнула.
- Хе-хе, - прозвучал из динамика насмешливый смешок, - вот и всё. Нету вашего вертолёта! Сейчас и вы получите, крысы правительственные!
Удалось таки старому смехуёвщику! Я чуть не заорал в голос, только сейчас осознав, что в течение этих коротких секунд, даже вздохнуть боялся.
Я уже собирался крикнуть ребятам внизу что-то веселое, как раздался громкий взрыв, и облако яркого пламени взметнулось на высоту площадки. Густой, черный дым, тяжелым грозовым облаком взмыл в высоту.
- Епическая сила! – Воскликнул я, отпрянув от края.
- А-а-а-а-а! – Протяжно орал кто-то снизу. Крик звучал на одной ноте и больше походил на скулеж придавившего лапу щенка.
Я всё-таки переместился ползком к краю площадки и осторожно посмотрел вниз. Вокруг КамАЗа растеклась огромная горящая лужа, на краю которой шевелился обугленный бесформенный комок, бывший совсем недавно Богданом, по прозвищу Пианист.
С трудом понимая, что внизу произошло, я бросил короткий взгляд в сторону перехода и успел заметить мелькнувшую фигуру в зеленом комбинезоне. Наметанный взгляд успел выхватить знакомое очертание калаша и толстую трубку глушителя вместо надульника. Одиночка, проскочив открытое пространство, юркнул за стоящий на боку кузов от ЗиЛка. Ну я тебя!
Сорвавшись, я принялся одиночными дырявить прогнившие доски, надеясь выкурить неизвестного. Азарт охоты захлестнул меня с головой, и уже совершенно не контролируя ситуацию, я переключил флажок предохранителя в режим непрерывной стрельбы. Коротко рявкнув, автомат заткнулся. Рука сама рванулась к клапану разгрузки, пальцы нащупали холодный метал магазина, а глаза успели увидеть высунувшуюся из-за кузова фигурку и яркую вспышку одиночного выстрела. Звука я уже не услышал….

Добавлено (19.03.2008, 11:54)
---------------------------------------------
«Сапсан»
- «Сапсан-1», на связи «Земля»! – Требовательно прозвучало в наушниках шлемофона. – Доложите обстановку!
Мишка, как ласково называл их МИ-24Д оператор вооружения майор Александр Кижич, рубил лопастями воздух где-то над бывшим заводом «Росток». Внизу, на несколько километров, раскинулась разрушенная промзона. Остовы цехов и ангаров, заводские трубы, административные здания.
- Полет проходит в штатном режиме, высота… - Дальше подполковник Прокудин перечислил основные параметры и характеристики маршрута.
Такова уж судьба летчика – видеть землю, на которой воюешь, только с высоты птичьего полета. Правда, иногда их Мишка в буквальном смысле пахал брюхом ЗОНУ. И то, что война здесь шла не на жизнь, а на смерть, в этом майор тоже не сомневался. Он уже не раз видел горящие вертушки друзей, вывозил потом их обожженные и обезображенные трупы в пластиковых мешках на Большую землю. Там внизу шла самая настоящая война. Вот и сейчас, он внимательно отслеживал счетверёнными стволами пулемёта бегущие под днищем вертолета развалины.
- Обстановка изменилась, «Сапсан-1», - получив развернутый доклад пилота, отозвался далёкий голос. – Вам приказано изменить маршрут. На Диких территориях замечено скопление незаконных бандформирований. По уточненным разведданным это Наёмники Волкодава. Вашему экипажу приказано обнаружить противника и уничтожить его.
Да они что там! Белены объелись? – Изумленно присвистнул Александр.
- «Земля», не понял! Повторите! – После небольшой паузы донесся голос командира.
Судя по всему, и Прокудина изумил неожиданный приказ.
- «Сапсан-1», вам приказано уничтожить обнаруженного противника на Диких территориях. Повторите, как поняли!
- «Земля», понял вас хорошо, - отозвался подполковник, и вкрадчиво добавил. – Родной, а ты в курсе, что у меня на борту гражданские? Десяток ученых везу на Янтарь.
Довольно долгая пауза свидетельствовала о том, что «на земле» видимо об этом действительно забыли. Прислушиваясь к радиообмену, майор отметил, что они уже проскочили сам завод, и теперь летели над неизбежно окружающей любое производство промышленной зоной. Мелькали железнодорожные пути, сиротливо стоящие на них обрывки составов.
- «Сапсан-1», на связи «Квартет»! – Металлический голос командира эскадрильи невозможно было не узнать даже при самых диких помехах. – Лёха, чего ты выделываешься? ПЗРК у них нет, и быть не может, а из стрелкового тебе разве что брюхо пощекочут. Серьёзно, ну Волкодав совсем оборзел. Он уже на военные конвои нападает.
Теперь пришла очередь помолчать уже Прокудину. На вершине проносящейся мимо неоконченной стройки, Александр заметил несколько фигурок в характерной синей униформе. Тут же и внизу мелькнули разбегающиеся точки.
- Командир, - не замедлил он с докладом. – Наблюдаю множественные цели. Живая сила противника. Численностью до двух отделений. Алексей, - просительно добавил в конце. – А может, причешем их?
Он услышал, как подполковник кхекнул в эфире.
- «Земля», приказ принят! – Мишка завалился набок, совершая боевой разворот. – Цель вижу, разрешите выполнять?
- Разрешаю….
- Огонь, Сашка, как только попадут в поле зрения, - уже совсем по-свойски дал оператору добро командир экипажа.
- Есть огонь! – Радостно воскликнул Кижич, практически сразу утапливая гашетки.
Четырехствольный ЯкБ, конструкции Якушева-Борзова, мгновенно раскрутился и выплюнул в сторону мелькающих фигурок очередь высокоскоростных «подарков» калибра двенадцать и семь миллиметра. Асфальт под ногами нелепо скачущих человечков вскипел, бросая их на землю, ломая и корёжа тела. Скорострельность пулемёта – четыре тысячи выстрелов в минуту, таким образом за те три секунды, что оператор удерживал гашетки, ЯкБ-12,7 успел выстрелить двести раз.
Мишка резко пошел вверх, заученно совершая противоракетный маневр. Хотя, «Квартет» был прав – зенитных комплексов у Наёмников, да и ни у кого в ЗОНЕ небыло.
- Что происходит, подполковник? – Заполошенно заорал по внутренней связи руководитель «научников» профессор Круглов. – Нас обстреливают?
- Никак нет, профессор, - весело откликнулся Алексей Прокудин. – Это мы обстреливаем.
Вертолет снова склонил свой хищный нос к земле, выискивая цели. Зелёный крестик заметался по визиру, слегка растерявшись от обилия беззащитных мишеней. Майор вновь нажал на спуск. Пять секунд – почти триста пятьдесят выстрелов. Триста пятьдесят крупнокалиберных пуль вспенили бетон железнодорожного перрона, со звоном отскакивая от металлоконструкций и рельс.
- Вы что сдурели, полковник! – Надрывался из салона Круглов. – Немедленно прекратите!
- У меня приказ, профессор, - чуть с ленцой растягивая слова, произнес пилот. – И не бегайте по салону, при вираже можно упасть.
- Командир, может зависнешь, а я прицельно отработаю! – В азарте предложил Кижич.
Мишка чуть приподнялся и, повинуясь сильной и уверенной руке пилота, развернулся вокруг своей оси. Перед глазами оператора предстала небольшая площадь, с вагончиком бытовкой, перевернутым ржавым остовом УАЗика и хаотично раскиданными грузовыми контейнерами. Среди них бегали трое или четверо наёмников.
- Вот так! – Закричал майор, ловя их в прицел. – А потом стройку прочешем!
Пулемет зашелся в оглушительном лае, тело одного из людей буквально вскинуло в воздух – очередь угодила ему прямо под ноги. Не отпуская гашетки, Кижич повёл стволом, полосуя асфальт площади.
- Сашка! – Вдруг сквозь эйфорию прорвался крик Прокудина. – На перроне дятел с «граником»!
Вертушка дернулась, одновременно набирая высоту и разворачивая нос. Майор успел заметить стоящую среди контейнеров невысокую плотную фигурку с трубой РПГ-17 на плече. Острый конус выстрела был направлен, казалось, ему в лицо. Вспышка! Мелькнул короткий дымный след и МИ-24Д – верный Мишка, содрогнулся всем телом. Дальнейшее произошло в одно мгновение. Вертолет резко клюнул вниз, лопасти в холостую рубанули воздух, и тяжелое тело летающей машины рухнуло на асфальт, сминая кабины борт-стрелка и пилота. Земля тяжело вздрогнула.
- Хе-хе, - прозвучало из динамика рации командира наёмников Волкодава. - Вот и всё. Нету вашего вертолёта! Сейчас и вы получите, крысы правительственные!

Добавлено (19.03.2008, 11:55)
---------------------------------------------
Череп
- Командир! Цель со стороны Ростка! Приём.
Череп невольно повернул голову в ту сторону, но глаза наткнулись на деревянную стену сарая. Забрало шлема было открыто. Запах горящих веток щекотал ноздри.
- Принято, Чингиз. Данные цели? Приём.
Пару секунд слышался только шорох эфира.
- Одиночка. Длинный плащ, под ним разгрузка. Шагает не спеша, уверенно. Приём.
Череп подумал немного, щурясь на пляшущие в железной бочке языки пламени.
- Для нашей цели он подходит? – Наконец, он нарушил молчание.
- Не думаю…, - Прошелестел голос Чингиза. – У него какой-то гладкоствол под плащом. А нам оптика нужна….
- Ясно. Тогда не обнаруживайте себя. Пусть дальше чешет. Приём.
- Понял. Продолжаю наблюдение. Отбой.
Полковник поднялся и потянулся, разминая суставы. Экзоскелет – отличная вещь в бою, но постоянно в нем находиться запаришься. Вентиляция и гидроизоляция ни к черту. Сделав несколько быстрых движений корпусом, так что заскрипели сочленения, Череп шагнул к выходу из сарая, по пути не забыв подхватить «вал». Большинство из его отряда было вооружено «грозами» с подствольниками. Сам же он предпочитал этот легкий штурмовой автомат. Да и в задачу командира не входит непосредственное подавление противника огнем, командир должен руководить операцией.
Выглянув из ворот, полковник втянул носом сырой воздух, нашел глазами стоящего на посту Влада по кличке Горбун, и тяжело вздохнул. Чёрт! А ведь как всё было замечательно спланировано! Практически весь его спецотряд согласился на вылазку, отказались единицы. Зато, остались самые проверенные, надежные, которым он без раздумий доверит свою спину. Правда, неприятно резанул по сердцу отказ Барина участвовать в налёте на базу «Свободы». И в трусости старого друга Череп обвинить не решился бы, да и не позволил бы никому. Почему отказался, Барин так и не сказал. «На смерть идёте…» - вот и всё что услышал от него полковник
Ну и чёрт с ним! – Зло подумал долговец. – На всех свободовцев и нас восьмерых хватит. Элитный взвод «Долга», все в усиленной броне – экзоскелетах, вооружены до зубов, боёв за плечами у каждого и не перечесть. Снесём этих «любителей мутантов», как снежная лавина сносит цепочку альпинистов. Вот только задачку бы решить.
Череп присел на ржавый остов жигуленка, стоящего перед воротами сарая. Руки задумчиво вертели в руках бинокль.
- Череп? Ответь Первому! – Сквозь хрип помех донесся властный голос. – Череп?
Полковник поморщился – опя-я-ять….
- На связи…, - буркнул он в микрофон.
- Череп, одумайся! – Голос Воронина звучал проникновенно. – Сам же на смерть идешь…, и людей своих подставляешь. Мы не можем сейчас с Лукашем ссориться. Не время.
- Первый, это все что вы имеете мне сказать? – Ни с того, ни с сего, полковник перешел на давно забытый говор. – Я от вас всё это уже слышал. Вы повторяетесь, генерал.
- Череп, ты не понимаешь….
- Череп, Чингиз, у нас гости! – Быстрый шепот Плотника на параллельном канале перебил генерала. – Трое свободных, похоже на разведку или дозор.
- Череп! Не смей!
- Потом, Первый. – Не смущаясь, полковник перебил своего недавнего командира, и переключился. – Чингиз, работайте! Они не должны успеть сообщить о нас!
- Принято…, - прошелестела рация. – Валить наглухо?
- Да. Они не должны ни словечка вякнуть в эфире.
- Понял.
Череп удовлетворенно улыбнулся, но тут же нахмурился. Он не сомневался в своих людях – четверо профессионалов против троих панков…, да там даже войнушки не получится. Его сейчас другой вопрос волновал. Где взять снайпера? Он уже начал задумываться над тем, чтобы самому попробовать провести дуэль с «вышкой», как тут опять вышел на связь Чингиз.
- Командир. Сработали чисто, три двухсотых. Тока тут залепуха….
- Что такое? – Насторожился Череп.
- Да, свидетель есть…, нейтрал-одиночка. – Чувствовалось, что Чингиз немного смущен. – Мы его заметили, когда уже всё закончилось…, у него, кстати, калаш с оптикой и глушаком!
Полковник задумался на секунду. Хотя, чего тут думать?
- Так, двигайте сюда. И его пригласите.
- Понял. Идем.
Поднявшись, Череп отряхнул ржавчину и подошел к дверям сарая. Из полумрака слышались негромкие разговоры и приглушенный смех. Настроение, судя по всему, у бойцов бодрое. Это хорошо.
- Патрон, - негромко обронил в темноту.
- Здесь, командир, – оранжевые отсветы огня обозначили огромную фигуру в экзоскелете, распрямившуюся во весь рост и шагнувшую к выходу.
- Горбуна смени…, и ещё, сейчас Чингиз со своими вернется, с ними сталкер….
Костик кивнул, показывая, что понимает.
- Подстрахуй меня ненавязчиво во время разговора.
- Не вопрос. – Отозвался здоровяк, и вызвал по рации Влада. – Горбун, двигай греться, я сменю тебя.
Отойдя в сторону, так что бы одновременно видеть командира и контролировать далекую серую стену базы «свободных», Костик занял позицию. Через минуту, мимо него прошлепал тяжелыми сапогами Влад Горбун, получивший свою кличку за постоянную сутулость. Очень хотелось курить, но Патрон подавил в себе это желание. Огонек сигареты далеко видно, а до сторожевой вышки, вон, рукой подать.
Через поломанный плетень перепрыгнул гибкий, как химера Чингиз. В открытом забрале шлема поблескивали хитрющие раскосые глаза. Этот парень даже в громоздком экзоскелете умудрялся двигаться с грацией тигра. За ним, аккуратно обойдя гнилые жердины и ржавый трактор, появился Данила Плотник. Все четверо «засадников» вернулись в расположение отряда.
Проходя мимо Черепа, Чингиз ткнул пальцем себе за спину и, дождавшись кивка полковника, скрылся в сарае.
Из тумана выступила ещё одна фигура, кажущаяся маленькой и хрупкой, после громад экзоскелетов. Грязно-зеленый поношенный комбинезон с капюшоном, болтающийся на груди противогаз. Лямки рюкзака на плечах. И автомат Калашникова, настороженно поводящий из стороны в сторону толстым хоботом ПБСа. Сталкер замер на несколько мгновений, оглядывая захламленный двор маленького хутора, а потом решительно направился в сторону Черепа, на ходу опуская автомат.
- Здравствуй, Брат, - Полковник решил сам, первым начать разговор. – Я из «Долга», выполняем задание на этой территории, не желаешь к нам присоединиться?
Худые щеки, покрытые недельной щетиной. Усталые, глубоко запавшие глаза. Сталкер, чуть склонив голову набок, заглянул в проем сарая. Ухмыльнулся, встретившись с настороженным взглядом Чингиза.
- Не против…. – То ли выдохнул, то ли выцедил он из себя.
Черепа такое поведение совершенно не смутило. Зона иной раз так выматывает и выжимает человека, что любое предложение примешь, лишь бы навар с этого какой получить. А этот парень сразу видно, успел лиха хватануть. Потрепало….
- Отлично. – Преувеличенно бодро воскликнул полковник. – Тут, за холмом, главный рассадник этих подонков – «свободных», который мы с ребятами собираемся сейчас хорошенько разворошить.
Сталкер развернулся, повинуясь указующему персту Черепа. Взгляд его наткнулся на старую хату, с выбитыми окнами и просевшей крышей, на второй деревянный сарай, на ржавые остовы автомобилей и деревья, от радиации уже давно позабывшие свой первоначальный вид. Вышеупомянутый «рассадник» отсюда видно не было.
- Есть правда, небольшая проблема, - продолжал, между тем, полковник. – Вход на базу один и хорошо охраняется. Мы думали пробить в заборе дыру, но снайпер ихний на вышке нам мешает. Не хочу посылать ребят под пули…. Снимешь его, с нас причитается, а ещё снарягу на базе возьмешь, какую захочешь, если дело выгорит.
Череп замолчал, наблюдая за реакцией незнакомца. Тот же молча смотрел чуть в сторону отсутствующим взглядом и слегка хмурился.
- Продолжай, - глухо произнес сталкер, наконец, обратив внимание на полковника.
- Да я сказал уже! – Черепу вдруг показалось, что все это время он зря сотрясал воздух. – Всё, что надо сделать – снять снайпера на вышке за забором. Ну, так как?
- Нет, - покачал головой бродяга. – К этому я пока не готов….
- Тогда под ногами не мешайся! – Взбеленился Череп, отворачиваясь.
Какого черта! Сами что ли не справимся? Хотя уже пытались, не получилось. Вон Валерка , так и лежит под забором в двух шагах от заложенной взрывчатки.
Разозлившийся Череп не заметил, как сталкер развернулся на месте и потопал обратно к дороге.
Из темного проема неслышной тенью выступил Чингиз.
- Мы его отпускаем, командир?
Череп бросил короткий взгляд на смуглое лицо своего лучшего бойца.
- Думаешь донесёт?
- Вполне возможно, полковник. Вполне…. – После предательства Прута – бывшего «долговца» ушедшего к «свободным», Чингиз уже никому не верил.
Череп правой рукой подхватил висящий за спиной «вал» и, на ходу переводя предохранитель на стрельбу одиночными, подошел к плетню. Приклад преданно ткнулся в плечо, мушка и прорезь совместились на затылке спокойно уходящего сталкера. Указательный палец правой руки замер на спусковом крючке.
Вот сейчас – короткий, еле слышный выдох глушителя и голова дерзкого незнакомца расколется как арбуз. Левый глаз полковника дернулся, чуть прищуриваясь, палец напрягся, готовясь совершить последнее плавное движение. В этот момент сталкер замер и приподнял голову, как будто прислушиваясь. Он стоял в паре шагах от серого растрескавшегося полотна дороги и задумчиво вертел головой, выбирая, в какую сторону пойти.
Всё, - решил Череп, - если он только сделает шаг в сторону базы «Свободы», я его завалю.
И словно в ответ на его мысли, парень пожал затянутыми в зелёную ткань плечами и повернул налево, в сторону Ростка. Полковник медленно выдохнул, опуская автомат. Он так и не смог объяснить сам себе, почему ему не хотелось убивать странного сталкера. Развернувшись, Череп опять столкнулся глазами с Чингизом.
- Он пошел в другую сторону, - качнул головой в ответ на немой вопрос. – Не вижу смысла, мы же не бандиты….
Чингиз дернул щекой, как бы говоря – «жираф большой, ему видней», и молча скрылся в сарае. Череп же снова подошел к ржавому жигуленку и, достав бинокль, принялся изучать виднеющийся сквозь листву забор.

И, никто из «долговцев» не заметил, как сталкер, пройдя не больше двадцати шагов, вдруг остановился, и принялся копаться в настройках ПДА. Он несколько раз переключил карту местности, выдаваемую со спутника, покрутился на месте, внимательно оглядывая хмурое небо и бестолку ища солнце. Потом видимо, что-то сообразил, сплюнул с досады, развернулся и пошел совершенно в противоположную сторону. Через пять минут он миновал разрушенную автобусную остановку, грунтовку, сворачивающую влево, туда, где виднелись крыши покинутой деревни, и ещё через двадцать минут вышел воротам базы группировки «Свобода».


МОЯ БИБЛИОТЕКА
 
ТормозДата: Среда, 19.03.2008, 17:31 | Сообщение # 13
Главный сценарист и Мистер "Stalker-zone.info"
Группа: Мастер
Сообщений: 740
Репутация: 430
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны


Несу людям радость!(А выношу ценности и бытовую технику...)
 
YgrekДата: Четверг, 20.03.2008, 18:10 | Сообщение # 14
Бывалый
Группа: Ветераны Форума
Сообщений: 51
Репутация: 59
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Кочевник
Одинокая фигурка показалась на шоссе. Одетый в длинный плащ сталкер, не спеша вышагивал под моросящим дождиком. Глубокий капюшон скрывал лицо.
- Внимание! – Скомандовал Рокфор. – Гость.
Двое дежурных привычно клацнули затворами, досылая патроны в патронники. Прут сдержанно зевнул.
Ромка усмехнулся. Ну да, этому деловару из Долга служба на воротах синекурой кажется. А у нас так – если ты в клане, то службу несёшь как все. Это у них там, на касты разделение…. Прут, не так давно, переметнулся из группировки Долг в Свободу, заодно прихватив с собой некоторые важные секреты.
Сталкер, тем не менее, преодолел последние метры до валяющейся шпалы шлагбаума и остановился, отдуваясь.
- Салют, - просто сказал он, скидывая с головы капюшон.
Молодое лицо, рыжие волосы.
- Привет, Кочевник! – Узнал гостя Рокфор. – В гости? Или по делу?
Парень провел рукой по волосам, сразу ставшим мокрыми.
- Это как получится, Рокфор.... Ты всё благоухаешь?
Старший по КПП смутился. Кличку свою он заработал в самом начале, когда ещё неопытным новичком вступил в свободу. Ему тогда «повезло» - практически сразу попал в дальний рейд, неделю из болот не вылезали. И вот, когда группа вернулась, молодой Ромка снял в казарме сапоги. Конечно, подобный грех был у всех, но просто он оказался первым. Вот и прицепилась кличка. Сначала обижался, а потом привык.
- Да пошел ты! – Беззлобно огрызнулся Рокфор.
- Пропускаешь? Можно? – Ехидно подхватил Кочевник и, отстранив плечом Прута, шагнул на территорию бывших армейских складов.
Когда его фигура скрылась в пелене дождя, бывший долговец спросил у старшего.
- Кто это?
- А? – Повернул голову задумавшийся Рокфор. – Ромка Кочевник…, сталкер. Шатается по ЗОНЕ, иногда к нам забредает.
Прут кивнул, глядя вдоль моста. Дождь начал стихать.

Услышав за спиной вежливое покашливание, Скряга вздрогнул и развернулся, сдергивая с плеча винтовку.
- Тьфу, бес! Напугал!
В дверях его каморки стоял сталкер в длинном плаще.
- Чего тебе? – Хмуро спросил Скряга.
И как только он подкрался? Охрана на входе совсем обленилась. Кто там сегодня? Лёнька кажись? Ну пусть тока отвалит этот пацан – вставлю придурку.
- Ничего…, - пробормотал рыжий сталкер, с интересом оглядывая полки «магазина». – Просто осматриваюсь.
- Нефига тут осматриваться…, купить что хочешь?
- Ну, может быть. – Парень задумчиво потеребил нижнюю губу. – Если найду то, что нужно….
Скряга усмехнулся про себя, оценивающе разглядывая видавший виды плащ сталкера.
- А деньги то у тебя есть?
- Могу на бартер…, или отработаю….
- О! – А почему бы и нет, решил Скряга. – Насчёт отработаю…, есть тут одно дельце….
- Ну-ну…, - подбодрил торговца сталкер.
- Ты деревню тут недалеко знаешь?
- Да я много деревень знаю. Ты про ту, что на полпути к Ростку?
- Да…, - Скряга кивнул. – Тут у нас пятеро ребят туда ушли намедни. Артефактов насобирать, да общую разведку провести. Сегодня с утра отсемафорили, что добрались нормально, и всё - тишина. Ты не мог бы сходить туда, узнать обстановку?
Бровь сталкера иронично приподнялась.
- А что ж свободные сами то не проверят своих бойцов?
Торговец смутился.
- Да понимаешь, Лукаш объявил военное положение и не выпускает никого с базы. – Не объяснять же пришлому, что Горыныч с парнями выполняли его собственный заказ. Согласно приказу, они должны были просто провести патрулирование вокруг деревни. А Скряга уговорил их заглянуть туда и посмотреть новые артефакты. – В общем-то, дельце то плёвое, сбегать туда, поговорить с парнями, забрать у них хабар….
- Ну, так сам бы и сбегал…, - парень усмехнулся.
- Я ж говорю – военное положение! – Начал раздражаться Скряга. – Не выпускают….
Злые слова, готовые сорваться с языка, удержал шум из коридора и голоса.
- Чего тебе? – Грубоватый голос Лёньки Шпиона.
- Мне нужен лидер «Свободы», - тихий, уверенный ответ. – Крайне важная информация.
Ехидный смешок.
- И на сколько же это важная?
Сарказм, сочившийся из каждого слова, мог вполне затопить отвечающего, но упрямства тому было не занимать. Впрочем, как и спокойствия.
- Я встретил отряд «Долга» неподалёку от вашей базы. – Тот, кто пытался пройти в здание, даже не повысил голоса.
- Оп-па…, - теперь в тоне Леньки проскочила явная заинтересованность. – Похоже, «Долг» опять пробует отыграться…. Так, проходи на территорию, только убери ствол. Не вздумай тут пальбу поднимать, вперёд ногами вынесут.
- Хорошо.
В коридоре затопали тяжелые сапоги. Рыжий, несомненно, слышавший весь разговор, заинтересованно выглянул из-за косяка и проводил вошедшего долгим взглядом.
- Ну, так что? Берёшься? – Решил вернуться к насущному вопросу Скряга.
Сталкер развернулся.
- Цена?
- «Кристалл», - решился торговец и тут же поспешно добавил, - я ж тебя не в лабу какую заброшенную прошу спуститься…, а просто до деревни смотаться.
Парень задумался.
- Хорошо. – Мотнул он нечесаной шевелюрой. – Согласен, только заплатишь ты мне патронами.
Скряга мысленно возликовал. Уж очень не хотелось ему расставаться с ценным артефактом. Не зря он заработал и с гордостью носил свое прозвище.
- Патронами…, - старательно имитируя сомнения в голосе, произнес Скряга. – И какими же?
- А вот для этих стволов. – Откидывая полу плаща, выдал сталкер.
В нос торговца уткнулся дробовик футуристического дизайна. Четыре ствола – два верхних двенадцатого калибра, два нижних десятого. Глаза Скряги округлились.
- О-о-о…, - только и смог выдохнуть он.
- Не «о-о-о», а «Ого-го»! – Поучительно произнес Рыжий, опуская оружие.
- Ты где надыбал эту «убер-пушку»?
- Где надыбал, там уже нет. У тебя патроны к ней есть?
Скряга почесал затылок.
- Ну, «двенашку» я тебе хоть щас достану, а вот с «десяткой»…, надо на складе пошарить. Может и найду.
- Тогда так. Ты мне сейчас отстегиваешь три десятка двенадцатого, а по возвращении всё, что найдешь десятого, или ещё двенадцатого. Пойдет?
- Ага…, - засомневался торговец. – А если ты не вернешься, сгинешь в этой деревне?
- Ну, ты ж меня не в лабу заброшенную посылаешь…, усмехнулся рыжий сталкер.

Свернув с шоссе, Кочевник ступил на грунтовую дорогу. За деревьями, справа, показались первое подворье – неплохо сохранившийся дом и бревенчатый сарай с дырявой крышей. Юрка потянул носом. Явно чувствовался запах горящего бензина. Четырёхствольный дробовик, давно уже извлечённый из-под полы плаща, удобно пристроился на сгибе левой руки. Указательный палец правой лежал на курке.
- День добрый, - тихо произнес Юрка, входя в покосившуюся калитку.
Двое «Свободных», сидящих у железной, полыхающей огнем бочки, вскочили, торопливо вскидывая стволы. Их лица явно свидетельствовали о растерянности. Обычные «свободовские» комбезы, из оружия у одного SIG, у другого LR-ка.
- Добрый…, добрый. – Произнес третий сталкер, бесшумно возникая слева. – Это, смотря для кого как….
Этот был экипирован куда лучше напарников. Специально для условий ЗОНЫ разработанный комбинезон СЕВА, обеспечивающий отличную защиту от большинства известных аномалий и с армированными вставками на груди и спине. Глухой шлем позволял даже находиться некоторое время в «жарке» - огненной аномалии. Встроенный фильтр очищал воздух. В руках «Свободовец» держал отличную штурмовую винтовку G36, ствол которой недвусмысленно смотрел Юрке в лицо.
- Спокойно-спокойно, - произнес Кочевник, разглядывая свое отражение в забрале шлема. – Я пришел от Скряги.
- Сукин сын! – Коротко, но емко, выругался сталкер, левой рукой откидывая бронестекло вверх.
Усталое лицо, с трехдневной щетиной. Усталые глаза и небольшой шрам на переносице.
- Отправил нас сюда кровососам на заклание! Как Горыныч с Валеркой ушли, так от них и ни слуху, ни духу.
- Кровососы? – Переспросил Юрка, невольно оглядываясь и перехватывая дробовик поудобнее. – И много видели?
- Двоих, может троих, - Поскреб пальцами щетину «Свободный» и неожиданно протянул руку. – Меня Угрюмый звать.
- Юрка…, Кочевник. – Представился парень.
- А это Ромка Пацифист и Яшка Жлоб. – Кивнул на напарников, опять устроившихся у костра, Угрюмый.
Парень в чёрной маске, скрывающей лицо, вяло вскинул руку в приветствии. Второй же только хмуро зыркнул из-под капюшона, но больше никак не отреагировал.
- Нда-а-а…, - протянул Юрка, оглядываясь. – Весело тут у вас.
Низкое, хмурое небо затянули тучи. Высоко в кронах деревьев, неугомонный ветер гонял пожухлые листья. Общий пейзаж разрушенной, заброшенной деревни навевал тоску.
Угрюмый промолчал, разглядывая затянутую в перчатку ладонь.
- А давно говоришь ваши ушли?
- Да час, может два назад.
- Угу…, - Юрка переступил с ноги на ногу, взвесил в руках дробовик. – И в какую сторону?
«Свободный» поднял глаза и заинтересованно взглянул на сталкера.
- А ты что, решил проверить как они там?
Кочевник усмехнулся.
- Да нет! Спрашиваю, чтоб в туже сторону ненароком не пойти.
- Ясно…, - явно разочарованно протянул Угрюмый. – В деревню они пошли. Куда точно, не знаю. Тут ПДА не работают почему-то. Не ловятся их маркеры.
- Ладно, пойду я тогда. – Произнес Юрка и шагнул вперед, огибая бочку с костром.
- Э! – Окликнул его Угрюмый. – Ты куда в деревню-то? Обратно на дорогу – туда!
- Я знаю.
Юрка, не останавливаясь и не оглядываясь, прошел через подворье и уверенно пошагал дальше. Проскочив мимо разрушенного дома с зелёными стенами и полностью осевшей крышей, он обогнул когда-то белый, а теперь грязно-ржавый «уазик-буханку» и остановился перед очередным забором. Длинные жерди, положенные на столбы, не могли являться сколько-нибудь значительным препятствием. Придерживая дробовик правой рукой, Юрка перемахнул через хлипкую преграду и присел, оглядываясь.
Справа довольно хорошо сохранившийся амбар с длинными узкими окнами, похожими на бойницы. Слева кирпичный остов дома, с полутораметровыми огрызками стен. Тишина, только ветер шумит.
Осторожно ступая и отбросив всякую показную браваду, Кочевник медленно двинулся вперед. Подобравшись к бывшему оконному проёму кирпичного дома, он внимательно обследовал засыпанный обломками и кучами мусора пол, прежде чем залезть внутрь. Берцы, мокрые от росы, слегка скользили по битому кирпичу.
Юрка прошелся по захламленному помещению, стараясь не поднимать голову выше уровня стен. Носок правой ноги, зацепившись за мусор, вытолкнул наружу весело подпрыгнувший предмет. Сталкер присел, проводив взглядом находку. Два круглых, параллельных металлических диска, соединенных между собой «нечтом», напоминающем скрученную плотными витками пружину. Юрка хмыкнул, довольный находкой. Артефакт, а это был именно он, так и назывался «пружина». И обладал довольно полезным свойством – имея его в кармане, можно было безбоязненно спрыгнуть с пятиэтажки. Что при этом образовывал артефакт – силовое поле, воздушную подушку или ещё что, - было точно неизвестно. Условием было только прямой контакт тела «прыгуна» с артефактом. Кочевник, не задумываясь, протянул руку и, подхватив «пружину», сунул её в карман.
За стеной послышались голоса. Юрка замер, прислушиваясь.
- Так, Валерка, сейчас водокачку проверим и к нашим, - говорили глухо, как будто закрывая рот ладонью. – И так, уже почти час бродим.
- Угу…, - буркнул второй, не менее глухой голос. – И Скряга насвистел, арты-арты! Где они? Эти арты!? Того и гляди, на нечисть какую напоремся! Не нравиться мне здесь!
- Не бубни, лучше….
Что лучше, Юрка так и не услышал. Один из собеседников глухо вскрикнул, и вслед за этим характерно затявкала немецкая штурмовая винтовка. Через мгновение к ней присоединилась вторая. Кочевник скользнул к стене и осторожно выглянул. Двоё «свободных», а это были именно они, палили куда-то вдоль улицы. Всмотревшись, Юрка пожал плечами. Никого там не было.
- Мужики! – Окликнул он их, как только стрельба смолкла. И тут же пригнулся пониже.
Короткая очередь выбила кирпичную крошку из огрызка стены, осыпав сталкера красной пылью.
- Не стреляйте! Свои! – Выкрикнул Юрка.
Стрельба стихла. Было слышно как «свободные» обменялись парой глухих фраз.
- Оружие выкидывай и выходи! – Скомандовал наконец один из них.
Ну, уж хрен вам! – Подумал Юрка, и перехватив дробовик за стволы, поднял его над головой. После чего выпрямился и сам.
Сталкеры, одетые в униформу «Свободы», грамотно разошлись в стороны, прикрывая друг друга. На лицах обоих были противогазы, что и объясняло невнятные глухие голоса.
- Ствол на землю! – Скомандовал тот, что повыше. – И без резких движений!
Юрка медленно перелез через стену, не выпуская из руки оружия.
- А сам то, бросил бы? – Буркнул он, утвердившись на траве. – Не горячись, как там тебя…, Горыныч?
- Ну? – Неуверенно буркнул тот, коротко переглянувшись с напарником.
- А ты Валерка Пятница, так?
Второй коротко кивнул. Кочевник продолжил.
- С Угрюмым я уже переговорил. Меня к вам Скряга послал….
При последнем имени, оба свободных глухо выругались. Похоже, по их возвращении на базу, торговца ожидал очень занятный и, скорее всего, «интимный» разговор.
- Я бы сейчас с большим удовольствием увиделся бы с самим Скрягой. – Пробурчал из-под противогаза Горыныч. – Зачем явился?
- Да вот…, - начал было Юрка, опуская наконец руку с оружием.
Продолжить он не успел. Что-то расплывчатое и огромное выскочило из-за опрокинутой сеялки и с утробным рёвом бросилось на Пятницу. Тот шарахнулся в сторону, хаотично отмахиваясь стволом. Горыныч вскинул свою винтовку но, боясь зацепить напарника, не решался выстрелить. В воздухе мелькнула когтистая лапа, отвратительно проскрежетав по металлу и «немка» полетела в сторону.
- Падай! – Заорал Юрка, наводя стволы на мерцающие прямо в воздухе угольки глаз.
Команда не потребовалась. Второй взмах когтистой лапы переломил тело пополам и отшвырнул в сторону.
Ба-Бабах! – Хором рявкнула верхняя пара стволов. В воздухе на мгновение промелькнуло огромное серо-черное тело, мотнулись гибкие щупальца. Ба-Бах! – Огрызнулся один из стволов «десятки». Рубленная из гвоздей картечь густо ударила в ржавый борт сеялки. Кочевник замер, поводя дробовиком, и нервно подрагивая пальцем на последнем «заряженном» спусковом крючке. Стрелять он не спешил, понимая, что в случае промаха, окажется безоружным.
Горыныч, опустив винтовку, кинулся к своему подчиненному. Тот стонал, зажимая рану на животе. Броня не выдержала, и теперь бок зеленого костюма, густо заливало багровым. Пока «свободный» возился с раненым, Юрка внимательно осмотрелся. В том месте, где он пытался завалить кровососа, а можно было не сомневаться, что именно эта тварь напала на сталкеров, трава была густо забрызгана темной кровью, но тела нигде не было видно.
- Горыныч, прикрой! – Оглянувшись и заметив, что свободный закончил обрабатывать рану, произнес Кочевник. – Мне перезарядиться надо.
- Понял, - кивнул тот, вскидывая оружие и оглядываясь. – Валерка живой, но рана тяжелая. Надо его вытаскивать.
Юрка, выковырнул стрелянные гильзы, скинул их в карман плаща, и заменил патроны. Сзади, из-за кирпичной стены, из развалин, где он нашёл «пружину» послышались шаги и глухой рёв.
- К водокачке! – Выкрикнул Горыныч и, не обращая на болезненный стон, подхватил подмышку Пятницу. – Там вход один! Удержим!
Свободные заковыляли, огибая сеялку. Кочевник постоял несколько секунд, нервно тиская дробовик, а потом спиной вперед двинулся следом, периодически оглядываясь. Через минуту Горыныч прислонил обмякшее тело напарника к кирпичной стене водонапорной башни.
- Внутрь…, - бросил Юрка, вновь разворачиваясь к ним спиной.
Громада сеялки загораживала обзор. За стоящим слева трактором, на пригорке, весело потрескивала в траве «электра». Было тихо.
Надо выбираться…, - подумал сталкер. – свободные пусть баррикадируются в башне, а я наверное рвану за остальными. Впятером то мы по любому отобьемся….
Он сделал шаг назад, уже собираясь развернуться и поделиться с Горынычем своими мыслями, как за спиной раздался душераздирающий вопль. Кидаясь в сторону и разворачиваясь, Юрка увидел сюрреалистическую картину – здоровяк Горыныч, болтая ногами в воздухе, висел на высоте около метра и пытался оторвать от горла невидимые руки. У него под ногами безжизненно валялось тело Валерки Пятницы. Вот человек содрогнулся, во все стороны полетели брызги крови и дымящиеся внутренности. Тело свободовца покачнулось и отшвырнутое в сторону неведомой силой упало перед дверями башни.
Юрка выстрелил. Раз. Другой. В третий раз пальцы дрогнули, и получился дуплет.
- Ма-а-ать! – Заорал сталкер, видя как «проявившийся», наконец, кровосос, прихрамывая, кинулся в его сторону.
С трудом отдавая отчет в собственных действиях, Кочевник отмахнулся от твари разряженным дробовиком и кинулся со всех ног в темный зев водокачки. Монстр за спиной обиженно и разочарованно взвыл, и кинулся следом.
Ржавые ступеньки нещадно скрипели под подошвами берец.
Только бы не споткнуться…, - думал Юрка, на бегу переламывая дробовик. Пустые гильзы запрыгали по ступенькам. – К чёрту! Жив останусь, постом соберу.
Рука скользнула в карман плаща, загребая горсть патронов. На пролет ниже мелькало темное сильное тело. Или у кровососа кончилась энергия, или он уже не считал нужным маскироваться. Споткнувшись всё же, Юрка рассыпал почти все патроны. В судорожно сжатых пальцах остались только два цилиндрика. Один латунный, с ещё заводской набивкой, второй картонный, с рубленными гвоздями. Уже чувствуя на затылке горячее дыхание, ощущая лопатками когти монстра, сталкер наконец смог вставить патроны в стволы и защелкнул дробовик.
Вверху мелькнул свет.
Окно! – Сообразил Кочевник. – «Пружина»!
Дальше он действовал по наитию. Развернувшись на последней ступеньке, разрядил дробовик прямо в грудь монстра и, не надеясь на лучшее, метнулся к узкому окну. Левая рука, выпустив цевье оружия, выхватила из кармана артефакт. По инерции он стукнулся плечом об откос и вывалился наружу.
В последний момент когтистая лапа кровососа ударила его по предплечью, и разорвала мышцу, выбивая из ладони «пружину». Сдвоенный диск отскочил от стены и покатился по доскам настила.

Кровосос замер на мгновение, прислушиваясь к короткому, сдавленному крику за окном. Шевельнул щупальцами и, не обращая внимания на покачивающуюся в углу «пружину», он тяжело затопал вниз. Кровь в ранах уже свернулась, но для полного заживления ему была необходима пища. Сегодня ему повезло. Он поест сам и накормит свою семью. Бухая ногами по ступенькам, монстр спустился вниз.
Есть! – Глухо проурчал он, вожделенно извивая щупальца. Фигура в темном, окровавленном плаще лежала прямо перед ним. Отпихнув ногой в сторону бесполезный для него дробовик, кровосос склонился над трупом. И в следующую секунду отпрянул, недоуменно глядя на «пищу». Тело человека задрожало, подернулось дымкой, начало расплываться. Эффект был настолько похож на собственную способность монстра, что тот отступил назад, недоверчиво разглядывая тело. А то уже практически исчезло. Прошло ещё несколько секунд и о том, что у стены лежал мертвый человек, напоминала только примятая, но уже распрямляющая свои стебли, трава.
Кровосос заревел и перевел взгляд маленьких, горящих глаз на два других трупа. Нет. Те остались лежать, как лежали. Желудок твари голодно заурчал, и та, больше не колеблясь, шагнула к ближайшему.

Добавлено (20.03.2008, 18:10)
---------------------------------------------
Чингиз
Дождь закончился.
- Тревог…, - заполошный вскрик Костика прервал хлесткий одиночный выстрел.
СВД, или СВУ – сообразил Чингиз, автоматически подхватывая с пола автомат и перекатываясь под защиту стены.
Ярко-зеленый сигнал Патрона, проецируемый с ПДА прямо на бронезабрало костюма, мигнул и погас. Готов. С улицы послышался болезненный вскрик и маты.
- Командир? – Вопросительно бросил в эфир Чингиз.
- Жив, Фима, жив. – Тяжело дыша, отозвался Череп. – Зацепило тока малость….
- Держись, командир, - произнес Чингиз, подбираясь к выходу.
Остальные тоже уже разобрались в происходящем и, не кучкуясь, разобрали сектора обстрела, используя щели между бревнами и узкие оконца. На улице ударила очередь, несколько пуль тупо стукнули в стену.
- Вперёд! – Коротко скомандовал Фима, выскакивая наружу.
Вслед за ним, бесшумными массивными тенями метнулись Ярик Кастет и Данила Плотник. Из-за домов и с горки тут же ударили несколько стволов. Одна из пуль по касательной щелкнула по наплечнику экзоскелета. Позади тяжело охнул Вадька Кальсон. Дав очередь поверх ржавой легковушки, Чингиз присел и, оглянувшись, оценил обстановку.
Плотник, проскочив дальше, скорчился между невесть как попавшим на хутор мусорным контейнером и трактором. Из-за сарая его кто-то рьяно обстреливал из дробовика. Ярик же, срывая клапана разгрузки, лихорадочно пытался бинтовать лежащего рядом с трубами полковника. В дверях сарая копошились Кардан и Горбун, пытаясь вытащить из-под обстрела бесчувственное тело Вадика.
Снова короткая, отвлекающая очередь сквозь оконные проемы автомобиля. Секунда на осмысление ситуации. Жопа! По другому не скажешь..., человек восемь «свободных» атаковали их лагерь, воспользовавшись прикрытием дома и сарая. Погас маркер Кальсона.
- Ник, Влад! – Кинул он отрывисто в микрофон. – Оставьте его. «Двухсотый». Давайте вперед! Нужно отбросить их, иначе передавят в сарае!
- Принято! – Отозвался Кардан, и две массивные фигуры выскочили из дверей, на бегу огрызаясь длинными не прицельными очередями.
Хлопнул подствольник Горбуна. Выстрел, мелькнув над крышей сарая, разорвался дальше на пригорке, подбросив в воздух безвольное тело. Чингиз, приподнявшись, открыл стрельбу по окнам дома, давя противника плотным огнем и прикрывая прорывающихся ребят. Слева гулко рванула граната, судя по звуку РГД. Сразу вслед за взрывом, Плотник рванул вперед. Фигура на мгновение зависла в прыжке над хлипким заборчиком, и скрылась за стеной сарая. Ожесточенная стрельба раздавшаяся миг спустя, продолжалась пару секунд. И резко оборвалась.
- Снял двоих…, - раздался в эфире спокойный голос Данилы. – Сам ранен, тяжелый….
- Данька, держись! Держись, парень! Я тебя вытащу!
Не обращая внимание на свист пуль и грохот жестяного кузова жигуленка, Чингиз бросился под прикрытие стены сарая. Выскочившего на встречу «свободовца» срезал короткой очередью, разорвав комбинезон от паха до плеча.
- Кардан убит! – Донесся сквозь стрельбу задыхающийся голос Влада. – Их слишком много, Фима!
Отвечать было некогда. Метнувшись вдоль бревенчатой стены, Чингиз осторожно выглянул из-за угла. Как раз в тот момент, когда дюжий «свободовец» распрямился, вытирая о штанину окровавленное лезвие ножа.
- Су-ука! – Взвыл Фима, краем глаза отмечая погасший сигнал Плотника. – На-а-а-а-а….
Остаток магазина вылетел одной длинной очередью, сбивая убийцу с ног. Слезы горечи закрыли обзор. С Данькой они были почти как братья. Шлепнулась в грязь под ногами пустая обойма, её место заняла новая. Чингиз развернулся и побежал обратно. В глаза бросилось тело Ярика, лежащего на распластавшемся полковнике, и как будто закрывающего командира от пуль. Фиме даже не потребовалось смотреть на показатели ПДА…, весь экзоскелет на спине Кастета был изодран и залит кровью.
Где-то за домом хаотично работала «гроза» Горбуна. Ей отвечали несколько автоматических винтовок нападавших.
Понимая, что Черепу он сейчас никак не поможет, Чингиз бросился на выручку Владу. Тот укрылся внутри дома и отстреливался от мелькающих в окнах врагов. Фима, двумя одиночными выстрелами разнес затылок торчащего в сенях «свободовца», сбил с ног ещё одного и замер как вкопанный. В пяти шагах от него стоял давешний сталкер, и целился в оконный проём из автомата.
«Думаешь донесёт?... Вполне возможно, полковник. Вполне…», - прозвучал в голове недавний разговор. – «…Он пошел в другую сторону…, не вижу смысла, мы же не бандиты…».
- Чер-р-рвяк! – Жгучая обида, вперемешку с презрением затопила все чувства.
Сталкер, заметив движение, начал разворачивать оружие. Забыв про сжимаемую в побелевших пальцах «грозу», Чингиз метнулся вперед. Черный зрачок глушителя уже смотрел в грудь, когда тяжелый ботинок самым краем отбил его в сторону. Чпок! Звонко лязгнул затвор.
- Х-ха-а-а! – Добивающий удар кулаком в висок.
Обычно, таким образом, Фима на спор выбивал мозги у чернобыльских кабанов. Но сейчас чудовищный удар пропал вхолостую. Костяшки пальцев, затянутого в броню кулака, только скользнули бессильно по капюшону противника, и Чингиз, увлекаемый инерцией, покатился по траве. Слева раздался хохот. «Долговец» поднялся. «Гроза» бесполезно валялась на земле. Чуть в стороне расслабленно стояли двое «свободных», насмешливо наблюдая за Чингизом. Бросив короткий взгляд на датчики ПДА, Фима понял, что всё кончено. Из датчиков нервно-зелёным помаргивал только сигнал командира. Остальные все безнадежно погасли.
Чингиз зло дернул крепления бронестекла, поднимая забрало. В нос ударил свежий ветер, перемешанный с вонью пороховой гари, ароматом сырой земли и не забываемым, насыщенным запахом свежей крови. Отстегнув зажимы, «долговец» медленно снял шлем и отшвырнул его в сторону. Потом, не глядя на «свободных», среди которых он узнал своего «коллегу» - Макса, сделал шаг в сторону всё так же стоящего с автоматом на перевес сталкера.
- Ну, что, сволочь? Потанцуем? – Тихий шелест стали.
Десантный нож, зажатый обратным хватом, сделал приглашающее движение в воздухе. Сзади раздались щелчки затворов.
- Нет! – Вскинул ладонь в отрицании сталкер. – Я сам…, он заслужил….
Фима усмехнулся, оскалив желтые зубы в волчьем оскале.
Противник отставил «калаш» в сторону, аккуратно оперев его ПБСом о бревенчатую стену сарая, и спокойно вынул из-за голенища сапога нож. Самый обычный штык-нож от Калашникова. Против, тускло блестевшего хромом, клинка Чингиза он смотрелся как дрянной перочинник против казачьей шашки. Да и фигуры противников резко контрастировали. Худой, длинный, даже слегка субтильный сталкер, и огромный, закованный в экзоскелет «долговец», возвышающийся над ним, как скала.
- Ну, давай…, это тебе не из-за угла, с «глушака» стрелять. – Больше Чингиз не стал тратить время и сразу атаковал.
Быстрое движение пальцев и нож, уже развернутый в сторону противника, рыбкой ныряет под ребра. Встречный блок. Удар в шею Фима перехватил бронированным запястьем, с удовольствием услышав жалобный скрежет стали по армированной ткани рукава. Предательский удар ногой в коленку он блокировал, чуть довернув ногу и подставив бедро. Ткнул растопыренными пальцами, метя в лицо, и вдруг почувствовал жуткую боль подмышкой. Тело обожгло, и вся левая сторона онемела. Ещё пытаясь достать лезвием до шеи, Фима начал заваливаться, потеряв устойчивость. Противник выпустил из руки рукоять штык-ножа и отшагнул назад.
Чингиз тяжело рухнул на левый бок и перевалился на спину. Сдвинувшееся лезвие перерезало сердечную мышцу, «долговец» вздрогнул всем телом и замер, слепо уставившись остекленевшими глазами в хмурое небо.

«Свободные» сдержанно поаплодировали победителю и разошлись, собирая трофеи. Их командир Макс, походя добил одиночным выстрелом из пистолета бессознательного Черепа. Спецотряд «Долга» перестал существовать.


МОЯ БИБЛИОТЕКА
 
ТормозДата: Четверг, 20.03.2008, 21:32 | Сообщение # 15
Главный сценарист и Мистер "Stalker-zone.info"
Группа: Мастер
Сообщений: 740
Репутация: 430
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны


Несу людям радость!(А выношу ценности и бытовую технику...)
 
YgrekДата: Вторник, 01.04.2008, 18:06 | Сообщение # 16
Бывалый
Группа: Ветераны Форума
Сообщений: 51
Репутация: 59
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Скряга
- Чего изволим? – Блеснув очками, Скряга изобразил шутливый полупоклон.
До него уже дошли слухи о том, как этот сталкер помог разобраться со спецгруппой «Долга». Даже его бой на ножах торговцу расписали во всех подробностях.
Поношенный комбинезон, заштопанный в нескольких местах крупными, кривыми стежками. АКС на плече, с ПСО и глушителем. Стоптанные сапоги. Изможденноё худое лицо. И какой-то затравленный, устало-стариковский взгляд. Как ни крути, а этот парень не производил впечатление крутого бойца. Но, как говорится - в ЗОНЕ верят глазам в последнюю очередь. На первом месте всегда стоят шестое чувство и интуиция. И как раз сейчас, интуиция подсказывала Скряге - прямо кричала, что перед ним стоит очень опасный человек.
- Ничего…, просто осматриваюсь. - Глаза с красными прожилками медленно перебегали с полки на полку.
Да что они, сговорились, что ли? – Подумал торговец, вспоминая Рыжего. – Осматриваются, плин! Нашли музей! И, кстати, о Рыжем….
- Ты лучше делом займись, - решил он не тянуть снорка за хобот противогаза. – Тем более, у меня сейчас есть кое-что на примете…. Подзаработать тебе интересно?
- Интересно, - сталкер ни на йоту не изменил выражение глаз. Всё такое же скучающе-безразличное.
Да-а-а…, - подумал про себя Скряга. – С этим каши не сваришь. Но, надо было что-то делать. Лукаш уже подозревать начал, волком смотрит.
- Я могу дать тебе «кристалл», - решил он сразу выложить на стол свой козырь, – если ты окажешь одну услугу….
Не дождавшись никакой реакции, торговец был вынужден продолжить.
- Тут ситуация сложилась неприятная…, последнее время из деревни артефакты не несут – боятся. Говорят, кровососы там завелись. А в эти дни особо и некого послать – хоть «Долг» приглашай!
На этот раз он твердо решил дождаться хоть какого-то ответа. Сталкер, меланхолично глазевший всё это время в окно, расположенное за спиной Скряги, почувствовав, что пауза затягивается, соизволил обронить:
- Продолжай.
Скряга вздохнул.
- Пара ребят ушли в деревню и не вернулись, а остальные трое на околице так и сидят. Если ты кровососов убьешь, я тебе «кристалл» дам. Берёшься? – Торговец затаил дыхание. Как не крути, а это был его последний шанс.
- Берусь, - буднично произнес сталкер.
- Вот и хорошо! – Заторопился Скряга. – А если что ещё найдёшь, так тащи – возьму по хорошей цене.
После этого сталкер перебрал ещё несколько стволов, но так и не купил ничего. Затарился едой, парой гранат, патронами. И ушел.
Скряга уселся на табурет, кисло думая о том, что его ждет, если Лукаш докопается до правды. На ПДА уже пришло сообщение о гибели Артёма Горыныча и Валерки Пятницы. Рыжего, похоже, тоже ждать уже бесполезно. Часа три прошло. За это время можно деревню десять раз по периметру обежать, ещё и время покурить останется. Кстати, покурить…. Достав пачку сигарет, Скряга чиркнул зажигалкой и глубоко затянулся. От грустных мыслей его отвлекло тихое жужжание ПДА. Вынув прибор из кармана, торговец взглянул на экран.
«Погиб сталкер Семецкий. Милитари. Кровосос».
- Обана! – Воскликнул Скряга. – И этот нарисовался…, дух ЗОНЫ….
Невольно он задался вопросом, давно уже мучающим всех – Кто же ты такой Юрий Семецкий?

Добавлено (01.04.2008, 18:06)
---------------------------------------------
Васильев
С трудом выдирая ноги из вязкой болотной жижи, Анатолий упрямо брел вперед. Он уже понял, что безнадежно заблудился. Сколько осталось патронов в пистолете, он не знал. Можно было конечно выщелкнуть обойму и посчитать, но навалившаяся апатия полностью отбивала желание к каким-либо действиям. Доктор Васильев мог только устало переставлять ноги, прислушиваясь к незатихающему бормотанию и влажным шлепкам позади. Зомби, от которых они еле отбились с Призраком в подземельях лаборатории Х-16, оказались и на болоте, куда вывел его подземный ход.
Расстреляв в них обойму, Анатолий был вынужден спасаться бегством. Более серьёзного оружия у него не было, а намертво зажатая в кулаке «пукалка» способна была только рассмешить зомби, если бы у тех было чувство юмора.
- … Я на болотах…. Где бункер? – Бубнил он, по устоявшейся привычки делая записи в «дневник» ПДА. – Черт! Черт! Черт! Я не могу определить где я нахожусь….
Позади грохнул выстрел. Пуля свистнула над головой – проклятые «полутрупы» были ещё и вооружены. Впереди что-то металлически звякнуло, и удивленный Васильев поднял голову. Забрало шлема запотело, сужая и так небогатое поле зрения, но всё же он умудрился разглядеть огромную, ржавую тушу вертолета. Пуля угодила в борт и громкий характерный звук привлек внимание доктора.
Анатолий развернулся и, вскинув руку, выстрелил пару раз наугад.
- Сахаров не отвечает, - прохрипел он. – Что происходит?
Ноги сами несли его к вертолету. Возможно, это был шанс – запереться внутри и продолжать посылать сигнал «SOS». Если люк уцелел, и он сможет заблокировать его изнутри, то зомби внутрь не попадут. До вертушки оставалось где-то метра три, когда одновременно с двух сторон из ядовитых испарений болота выступили две тёмные фигуры. Дергаясь и прихрамывая, они с мычанием двинулись к доктору.
- Кругом зомби! – Выкрикнул он, останавливаясь и целясь в ближайшего. – У меня кончаются патроны.
Пистолет глухо бухнул два раза, заставив зомби сбиться с шага, и замолк, зафиксировав затвор в крайнезаднем положении. Пуст. Васильев закричал, замахиваясь, и намереваясь швырнуть ставшую бесполезной железяку в мертвяка, но в этот момент ему в спину ударил заряд картечи. Ранец защитил его, и даже пробитые кислородные баллоны не взорвались, но самого Анатолия швырнуло в болото, прямо под ноги наступающему зомби.
Бестолково плюхаясь, он перевернулся на спину, как раз, чтобы увидеть направленные прямо в заляпанное забрало стволы обреза. Вспышка….

Вспышка аккуратно лежала в пластиковой кювете, отливая бело-голубым светом и растопырив лучевидные отростки. Этот уникальный артефакт очень сильно ускорял метаболизм в мышцах, позволяя долгое время двигаться без остановки. Анатолий Васильев осторожно покачивал его пинцетом.
Сидящие вокруг лабораторного стола коллеги переговаривались, обсуждая результаты исследований. На стеллажах вокруг располагались известные, а так же пока ещё не изученные артефакты. В соседней комнате-рефрижераторе хранились биологические образцы, как целые, так и уже «разобранные» на части.
- … Как оказалось, - Отхлебнув кофе из чашки, рассуждал профессор Сахаров – заведующий их лабораторным комплексом. – Излучение, прежде всего, воздействует на высшие области мышления. Опыты показали, что только человек и животные с высокоорганизованным мышлением, такие как собаки, лошади, чувствительны к этому излучению….
- Из них лишь человек полностью подвержен эффекту погружения в транс, - подхватил Круглов. – На подопытных животных эффект оставался в пределах сильно страха….
Трое ученых обсуждали последние результаты исследований объекта, известного всей ЗОНЕ, как «Выжигатель». Что он собой представлял, доподлинно известно не было, только результаты воздействий – глубокий транс, напоминающий зомбирование.
- Толик, - по-отечески обратился Сахаров к Анатолию. – Как там обстоят дела с «защитой»?
- Эксперименты на «добровольцах» показали, - при этих словах Васильев не смог удержать гримасы отвращения, - что воздействие происходит исключительно на человеческий мозг. Оно как бы настроено на определенные биоритмы. Нам с профессором удалось сконструировать устройство, позволяющее, пока на не определенное время, экранировать мозг от его лучей.
Круглов кивнул, подтверждая слова младшего коллеги.
- По нашим расчетам источник излучения находится в центре озера Янтарь, возможно под ним. Вероятнее всего, природа источника искусственная, и вполне возможно отключить его.
Легендарное озеро в одноименном секторе давно уже высохло – только болото осталось. Вроде и небольшое, но очень плохое, будто смертью пропитанное. По мелководью, каким-то шестым чувством обходя гиблые места, бродят зомби и стаи снорков. Соваться туда было очень опасно.
Загудел зуммер входного тамбура. Васильев, как саамы младший протянул руку к сектору.
- Да?
Круглов поднялся и отошел к экранам камер наблюдения, держащих под надзором всю территорию лагеря – центральный купол и окруженный металлическим забором периметр.
- Это Призрак, - ответил искаженный динамиком голос. – Я могу войти?
Анатолий кинул вопросительный взгляд на Сахарова. Тот в свою очередь посмотрел на Круглова.
- Хм-м-м…. – Задумчиво протянул профессор. – На ловца и зверь…. Впускай, Анатолий.
- Входи, - коротко бросил доктор, разблокируя замок.
Из коридора донеслось клацанье электронного замка и шаги. В раскрытую дверь шагнул высокий сталкер, в зелёном комбинезоне и с «абаканом» за спиной.
- Здравствуйте, - чуть устало произнес он, опускаясь на предложенный Анатолием стул и вытягивая под столом длинные ноги. – Умаялся….
- Приветствую, Здравствуй, Привет. - По-очереди отозвались ученые. Потом слово взял Сахаров. – Как добрались?
- Нормально, - кивнул Призрак.
Стянул со спины рюкзак и отстегнул верхний клапан.
- Вот, добыл вам немного образцов, - из мешка появились контейнеры с артефактами, целлофановые мешки, заляпанные кровью и слизью. – Если что интересное есть, то можно обсудить.
Некоторое время все разбирались с добычей сталкера. Сортировали, раскладывали. Что-то для изучения, что-то на выброс. Призрак уже давненько снабжал учёных с Янтаря редкими вещицами и частями тел монстров. Вот только, он наотрез отказывался ловить их живыми. На этом больше другой парень специализировался – Отшельник, кажется. Призрак же, предпочитал не рисковать.
Потом зашла речь о компенсации. Сталкера больше интересовали медикаменты и некоторые учёные разработки, типа новейшего детектора аномалий. Кроме того, он выторговал себе немного патронов и пару гранат. А под конец, Сахаров закинул наживку.
- Послушайте, Призрак. – Чуть прищурившись, ненароком поинтересовался профессор. – Мы тут недавно разработали прибор, подавляющий излучение «Выжигателя». То есть, теперь можно будет без риска стать зомби, общарить всю эту пока толком неизученную территорию.
- Сколько, - напрямик поинтересовался сталкер.
- Для вас, милейший, бесплатно, - Сахаров чуть прищурился, сразу живо напомнив одного из вождей прошлого. – За пустяковую услугу.
Призрак выжидающе молчал, буравя старого ученого хмурым взглядом. Тому ничего не оставалось, как продолжить.
- Мы хотим провести испытания прибора. Вы ведь не откажитесь проводить нашего сотрудника, доктора Васильева, - при этих словах Анатолий поперхнулся кофе и чуть не выронил пинцет, - к центру аномалии, именуемой «Выжигателем»? По окончании рейда вы и получите в собственность прибор.
Сталкер перевел глаза на Васильева. Тот же, утирая подбородок, смотрел на Круглова.
- Надо, Толик, надо. – Покачал головой тот. – Как ты знаешь, я скоро улетаю за новыми сотрудниками и оборудованием. Не профессору же в глубь ЗОНЫ идти. Больше некому.
Васильеву оставалось только безнадежно кивнуть. Вслед за ним, дал своё согласие и Призрак.

До обветшалого здания, расположенного на территории старого заводского комплекса, добрались сравнительно без проблем. Призрак словно чувствовал зомби, и уверенно сворачивал в сторону, обходя полутрупы. Только раз им пришлось пустить в ход оружие, когда они наткнулись на троих снорков. Шустрые мутанты выскочили из кустов, ревя и разбрызгивая слюну из-под вросших в кожу противогазов. Как показали исследования этих монстров, снорки являлись бывшими людьми – персоналом лабораторий, сотрудниками охраны, угодившими под выброс и воздействие «Выжигателя».
Уложив всех троих, ученый со сталкером поспешили убраться с опасного места.
Стоя перед дверями обычного подъезда, в котором находился спуск в подвал и в бывшую лабораторию х-16, Анатолий привычно надиктовывал дневник.
- … Это координаты входа в лабораторию Х-16. Вход находится в подвале центрального здания… - Тихо бубнил он. - … вполне возможно обнаружение документации, изучение которой раскроет предназначение проекта – крупномасштабная психотронная разработка по массовому воздействию на….
Неожиданно Васильев почувствовал, как по спине его метнулись стада мурашек, а голову словно сдавило невидимым обручем. Призрак уже шагнул в подъезд, а доктор замешкался и обернулся. Метрах в двадцати стоял человек. Вернее, Анатолий только в первую секунду решил, что это человек, а потом понял что ошибся.
Одетый в драные джинсы, с босыми, когтистыми ногами, голый по пояс, с обрывками пропитанных гноем бинтов на плечах, на него «смотрел» контролер. Эти твари не «видели» в человеческом понимании слова, они считывали ментальный портрет и более того, могли управлять подошедшим слишком близко человеком. В ушах гудело, в виски как будто загнали раскаленные электроны, тело бил озноб, но тем не менее, Васильев сохранял ясность мышления. Очевидно, прибор, надетый на голову под гермошлемом оранжевого комбинезона, частично экранировал и ментальные способности контролера. Озаренный мыслью о схожести природы «Выжигателя» и мутанта, Анатолий застыл, растерянно глядя на монстра.
Возможно, он так бы и дождался, пока тот неторопливо подковыляет вплотную, но положение спас Призрак.
- Док, где вы застряли? – Сталкер появился в дверях подъезда. – Я себя как-то хреново чувствую, виски давит и цветные круги перед глазами….
Призрак замолчал, вскидывая автомат и выпуская по мутанту короткую очередь. Васильев тоже как будто очнулся, сбрасывая с плеча ремень «Энфилда». Пули сталкера прошли выше головы контролера, тот не стал дожидаться более точного прицеливания и, напоследок чуть оглушив их сильнейшим ментальным ударом, ретировался за угол.
- Валим, док! Валим! – Дернул очнувшегося Анатолия за плечо Призрак. – Где контролер, там и зомби.
Они спешно вбежали в здание и спустились в подвал, в темноте которого и располагалась лаборатория Х-16.

- Как думаете, профессор, они дойдут? – Задумчиво спросил Круглов, ковыряясь в щупальцах кровососа, полученных накануне от Призрака.
- Надеюсь, - отозвался Сахаров. – Всё равно, прибор нуждался в испытаниях. А при подобной деятельности всегда возможны жертвы.
Круглов удивленно вскинул глаза.
- Вы так говорите, как будто вам совсем не жаль Анатолия.
- Ну что вы говорите, коллега, - замахал руками старый профессор. – Жаль, конечно! Я всеми своими мыслями за то, что бы они дошли до конца и живыми вернулись обратно. Иначе, как мы узнаем, работает прибор или нет.
Круглов промолчал. Он, конечно, знал, что руководитель экспедиции далеко не ангел, но что он настолько циничен….
- «Янтарь»! Я «Сапсан-1», - ожила стоящая в соседней комнате радиостанция. – Приём?
Сахаров прошел туда, щелкнул тумблером.
- «Янтарь» на связи.
- Мы на подходе, - голос пилота слегка искажался помехами. – Подлетное время десять минут. Как обстановка в точке посадки?
Круглов, за это время уже успевший изучить мониторы, передающие картинку с камер слежения, успокаивающе кивнул.
- Всё спокойно, «Сапсан». Ждем вас. – Произнес Сахаров в микрофон.
- Принято. Конец связи.
Ученые засобирались, готовясь к встрече вертолета. Круглов улетал на «Большую землю», как в ЗОНЕ называли весь остальной мир, даже не подозревающий о её существовании. Обратно он должен был вернуться с целой группой сотрудников. Исследования было решено существенно расширить, постепенно охватывая всё больший район. Троих ученых было уже просто не достаточно.

Тёмные, залитые водой, с обвалившимися стенами и свисающими с потолка рваными жгутами проводов, туннели лабораторного комплекса нагоняли на Васильева жуть. Он не страдал клаустрофобией, но здесь же постоянно ощущал всё возрастающее по мере продвижения давление. Возможно, это было просто осознание огромной толщи земли, отделяющей его от поверхности, а возможно и воздействие неведомого «Выжигателя». Так или иначе, но пока защитные приборы достаточно уверенно защищали разведчиков от вероятных ментальных атак. Они представляли собой обручи, с коробкой блокиратора на затылке. Две присоски с позолоченными контактами охватывали виски.
Периодически, на пути попадались мычащие зомби, которые казалось знали о присутствии на их территории незваных гостей. Они неожиданно вываливались из-за углов, выскакивали из абсолютно черных и невидимых проходов и помещений. Практически все они были вооружены и начинали стрелять, как только замечали противников. Пока, только реакция Призрака спасала им жизнь. Сталкер чувствовал мертвяков, в этом Анатолий уже не сомневался, и открывал огонь, опережая их буквально на секунды. Сам доктор тоже расстрелял пару магазинов из «Энфилда», прикрывая и поддерживая своего проводника.
Впереди опять послышалось тихое «шкряб-шкряб», сопровождаемое утробным подвыванием. Идущий первым сталкер вскинул руку, привлекая внимание. Бросив короткий взгляд на ученого, он вдруг сделал непонятный жест правой рукой, как будто ухватив себя пальцами за нос и потянув вниз. А потом ткнул «козой» в сторону звуков. Анатолий ничего не понял, но уже наученный Призраком, сместился к противоположной стене, открывая себе зону обстрела.
Непонятные звуки приближались, подвывание перешло в поскуливание, потом кто-то рявкнул, и послышался звучный шлепок, очень похожий на пощечину. Анатолий втянул носом воздух, но сырые помещения лаборатории настолько провоняли плесенью, ржавчиной и разлагающейся плотью, что обоняние давно уже отключилось. Даже фильтры комбинезона не спасали его от вони. А каково было Призраку в простом респираторе, ученый старался даже не думать. Ноктовизор шлема давал достаточно неясную картинку, но Васильев углядел, как из-за угла высунулась сначала рука в драном рукаве тельняшки, а следом и голова в противогазе, с болтающимся оборванным шлангом. Снорки! Так вот, что пытался изобразить проводник.
Мутант повернул голову, тяжело дыша под резиновой маской. Нижняя челюсть совершала непрерывные жевательные движения. Длинные нити, поблескивающей в свете ноктовизора, слюны свешивались до самого пола. Тварь зарычала и целиком выползла в коридор. Руки согнулись, грудь припала к земле, ноги, растопыренные как у лягушки, напружинились – снорк готовился прыгнуть.
Тоц! – Коротко тявкнул «абакан» Призрака. – Тоц! Тоц! – Тут же прозвучали ещё два выстрела на добивание. Первая же пуля вошла точно в лоб мутанта, отшвыривая тело назад. Ноги подломились, и снорк замер в нелепой позе. Вторые две пули воткнулись в затылок и в район уха.
Раздался дикий рев и, из-за угла выскочила ещё одна тварь. Огромным прыжком перемахнув через тело сородича, снорк перевернулся в воздухе и, оттолкнувшись ногами от стены, бросился на Призрака. Винтовка Васильева зашлась длинным, хаотичным треском. От неожиданности, доктор вжал спусковой крючок, а так как он опять не туда переключил предохранитель, то «Энфилд» выплюнул весь магазин за считанные секунды. Несколько пуль чудом, по другому и не объяснить, угодили в бедро и крестец мутанта. Снорка развернуло в полете и шваркнуло о стену буквально в метре от сталкера. Призрак хладнокровно опустил ствол автомата и двумя одиночными добил корчащееся тело. Анатолий облегченно выдохнул.
- Перезарядись, - коротко бросил проводник. – Потом дышать будешь.
Васильев послушно сменил обойму винтовки. Он уже усвоил это не хитрое правило – отстрелялся, первым делом смени магазин, потом уже можешь заняться окружающей обстановкой.

Пробираясь по коридорам, они наконец наткнулись на кабинет руководителя лаборатории. Хаос, царящий в помещении, указывал на то, что его покидали в спешке, а после уже ещё и похозяйничали, не особо заботясь о сохранности мебели и обстановки. Массивный стол был опрокинут, дверцы шкафов распахнуты, всё содержимое беспорядочными кучами раскидано по полу.
В правом углу потолка образовалось темное пятно потёка, а прямо под ним пузырилась зелёная лужа «киселя». Металлический ящик, очевидно исполнявший обязанности сейфа, лежал на боку, распахнув исковерканную, как будто вырванную неведомой силой дверцу. Васильев присел, бегло проглядывая разбросанные вокруг листы бумаги. Формулы, отчеты, комментарии к опытам.
- Есть! – Обрадовано воскликнул он. – Это то, что нам нужно! Давай, соберем всё, потом уже в спокойной обстановке рассортируем и разберёмся.
Призрак уныло огляделся, совершенно не разделяя настроение ученого. Бумаги плотным ковром покрывали пол, многие были порваны и испачканы. Виднелись следы подошв и грязные отпечатки ладоней.
- Давай я лучше дальнейшую дорогу разведаю, - в свою очередь предложил сталкер. – Ведь мы же собираемся дальше искать «Выжигатель»?
- Да, да, конечно, - рассеянно отозвался Васильев, уже во всю ползая вокруг стола и сгребая в кучу документы.
- В «кисель» не вляпайся, - посоветовал Призрак, осторожно выглядывая в коридор. – Я скоро….
Однако Анатолий его уже не слышал.
Когда сталкер вернулся, практически все бумаги были собраны, и теперь ученый аккуратно упаковывал их в рюкзак. «Подборка» получилась довольно объемная и не хотела влезать. Совместными усилиями им это удалось. Васильев выпрямился, вытирая пот со лба. Рука в перчатке бессильно скользнула по забралу шлема. Захотелось сплюнуть, но в последний момент ученый одумался.
- Я тут успел покопаться немного в бумагах. Нашел, что опыты проводились по выращиванию биокомпьютера, способного на ментальное управление оператором. – Возбужденным голосом принялся рассказывать Анатолий. – Он живой, понимаешь? Если я ничего не перепутал, то «Выжигатель» живой! Это же прорыв в науке!
- Угу, - рассеянно отозвался Призрак, думая о своем. – А отключить его можно?
- Да, в одном из отчетов упоминается центральный пульт управление в операторской кабине. И рубильник, блокирующий подачу напряжения на синопсисы биокомпа. – Анатолий вдруг спохватился. – А ты что нашел?
- Да, там дальше коридор, выходящий в огромный зал, - поделился результатами проводник. – Наверху несколько решетчатых пролетов, соединенных лестницами и свет.
- Свет? – Во время блужданий им встречались работающие от неведомых источников лампочки.
- Да. И звуки странные – как будто булькает, или кипит что-то.
- Ладно, давай проверим, - ученый шагнул следом за Призраком, на ходу активируя диктофон. – Все необходимые документы у нас. Мы знаем, как отключить излучатель. Продолжаем спускаться с Призраком в лабораторию….

Подняться наверх им так и не удалось. Из скрытых темнотой углов выползла целая толпа зомби. Все они, как будто управляемые неведомым дирижером, четко отслеживали все попытки прорыва Васильева и Призрака наверх. Им уже была видна операторская кабина, когда зомби окончательно отжали их в сторону. Сталкеру попали в руку и по касательной в голову. Анатолий отделался пока только контузией. Забрало выдержало выпущенную издалека картечь, но мозги встряхнуло основательно.
- Уходим! – Закричал, наконец, Призрак, сворачивая в боковой проход и бросаясь вверх по короткому лестничному пролету. – Их слишком много!
Меняя предпоследний магазин «Энфилда», ученый устремился за ним. Вслед неслось мычание, невнятное бормотание и выстрелы. Пули высекали искры, следуя буквально по пятам за бегущим доктором. Выскочили наверх. Темный коридор, убегавший вдаль, заканчивался просторным помещением, выложенным кафелем и рядами огороженных рабицей вольерами вдоль стен. Убегающие ввалились в него и, развернувшись, уставились стволами назад. Но зомби почему-то не спешили их преследовать. Мертвяки сгрудились беспорядочной толпой и не желали входить в коридор.
Васильев с Призраком удивленно переглянулись но, тем не менее, облегченно выдохнули. Постоянно оглядываясь на темноту прохода, он осторожно принялись обследовать помещение. Ящики, коробки, выложенные прямо в полу ванны. Судя по всему, раньше здесь был какой-то питомник, возможно для подопытных животных. В самом дальнем углу, в одной из ванн чернело уродливое отверстие, ведшее в темноту. Луч фонарика освещал обломки плит, кирпича и груды земли. Увлекшись изучением, Анатолий на некоторое время потерял из виду сталкера, а когда вновь увидел, то поразился переменам, произошедшим с проводником. Тот стоял, уставившись взглядом в одну точку, и бормотал что-то себе под нос. Ученый нерешительно приблизился.
- Мя-я-ясо, мя-ясо, - донеслось до испуганного Васильева. – Све-е-ежее мя-ясо.
- П-призрак, - от неожиданности Анатолий даже начал заикаться. – Что с тобой?
Взгляд его упал на кровоточащую царапину на виске проводника и оборванные провода защитного прибора.
- Иди-и-и. Здесь хоро-о-ошо-о. Мы будем вместе-е-е. – Продолжал тянуть на одной ноте сталкер. – Он повелите-е-ель, очища-а-ающи-ий и осво-о-обо-о-ождающий меня-я-я. Да-а-а, повели-и-итель.
Призрак вдруг вздрогнул и, повернув голову, уставился на доктора пустым, стеклянным взглядом. Его руки медленно начали поднимать оружие. Даже левая, перебитая пулей, начала движение, сокращая обрывки мышц. Одновременно с этим, из темноты одного из вольеров, вышагнула чуть скособоченная фигура с непропорционально большой головой, сидящей прямо на плечах, без намека на шею и, протянув к учёному когтистые лапы, протянуло – Мя-ясо-о….
Васильев отшатнулся, выпуская по уже взявшему его на мушку Призраку, короткую очередь. Пули угодили в грудную бронепластину, отбрасывая сталкера на спину. Сам Анатолий, не удержавшись на ногах упал, и покатившись по полу, свалился прямо в дыру. Больно ударился плечом, выронил винтовку, и бросился прочь.
Земляные стены, земляной потолок. Туннели явно прорыли намного позже основного лабораторного комплекса. В некоторых местах его перегородили решетками, стояли деревянные ящики. Пару раз доктор натыкался на бродящих по лабиринту снорков, но каждый раз ему везло – успевал убежать. В какой-то момент, он устало привалился к осыпающейся стене, переводя дыхание и перезаряжая пистолет – единственное оставшееся у него оружие.
Взгляд упал на мигающий индикатор диктофона. Очевидно, прибор включился от тряски и теперь записывал его судорожное дыхание.
- … Всё летит к чертям собачьим, - Справившись с хрипами в груди, выдавил из себя Васильев, даже в такой обстановке остающийся ученым не забывающем о дневнике. – Призрак стал абсолютно не вменяем. Нес какой-то бред. Похоже, его накрыло излучением. Я всё бросил и ухожу по туннелям….


МОЯ БИБЛИОТЕКА

Сообщение отредактировал Ygrek - Вторник, 01.04.2008, 18:07
 
ТормозДата: Среда, 02.04.2008, 01:07 | Сообщение # 17
Главный сценарист и Мистер "Stalker-zone.info"
Группа: Мастер
Сообщений: 740
Репутация: 430
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны


Несу людям радость!(А выношу ценности и бытовую технику...)
 
YgrekДата: Пятница, 25.04.2008, 14:50 | Сообщение # 18
Бывалый
Группа: Ветераны Форума
Сообщений: 51
Репутация: 59
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Чижик-Пыжик
Слепое существо, с гипертрофированной головой и ковыляющей походкой, двигалось по коридору. «Чижик-Пыжик…, Чижик-Пыжик…», - звучала в мозгу привычная надоедливая мелодия. Хоть глаза контролера и были затянуты полупрозрачной белесой пленкой, это ему совершенно не мешало. Он видел ауры окружающих предметов и существ.
Наиболее сильно выделялась ментальное сияние Опустошителя. Огромное, живое, мыслящее пятно ярко пульсировало в пустоте. Рядом шатались маленькие, тускло-серые комочки опустошенных. Бездумные, тупые существа, лишенные своей воли и собственного я. Осознают ли они себя? Чувствуют ли они что-нибудь? Этого контролер не знал…, да и не стремился узнать. Опустошитель был его «старшим братом» - олицетворением силы и могущества. Когда-то давно, этот огромный мозг смог дотянуться до него через пространство ЗОНЫ и пригласить к себе. Контролер не стал отказываться, осознавая, что под «крылом» такого могущественного союзника он всегда будет сыт и доволен.
Тонкая эфирная нить, связующая контролера с поверхностью земли дрогнула, и по ней пронесся сигнал сытости. Волны удовольствия, накатывая одна за другой, продолжали омывать мысли существа. Сородич, обитающий в сотне метров над головой, только что поел и теперь распространял, прямо таки излучал во все стороны свое хорошее настроение. Губы контролера скривило жуткое подобие улыбки. Когда-то давно…, очень давно, он мог улыбаться. Широко и открыто. Но сейчас он даже не помнил этого.
Удовлетворенность «соседа» навела его на соответствующую идею. Проковыляв ещё пару шагов, контролер склонился над трупом сталкера, лежащим в конце коридора.
Мясо-о-о…, много мяса-а-а…. Надолго хватит. – Контролер шумно втянул вывернутыми ноздрями воздух. – Свежее мясо. Фу-у-у…, всё ещё свежее!
Существо с сожалением распрямилось. Раньше, скитаясь по ЗОНЕ и голодая, он мог есть всё подряд. Не брезговал даже теплой, ещё трепещущей, истекающей дымящейся кровью, плотью. Не-ет. Теперь он не торопился. Лучше подождать и потом смаковать вкусное угощение. Тем более что, как раз на такой случай у него есть запас.
- Мя-ясо-о…, - пророкотала изуродованная гортань.
Контролер заглянул в одно из помещений, отгороженное от коридора стальной сеткой и, подцепив когтистой лапой, подхватил с пола обрубок гниющей руки.
Жадное чавканье прервалось самым неожиданным образом. По трепещущей, невесомой нити пришел сигнал тревоги. Существо наверху боялось. Очень. Контролер не мог увидеть то, что видело оно, но он ощущал его страх. Намного ближе, всего лишь за несколькими поворотами тяжело заворочался Опустошитель. Он тоже получил сигнал сверху.
Контролер механически прожевал кусок гниющего мяса и, сглотнув, прислушался. Есть уже не хотелось. В дальнем конце коридора, на мгновение мелькнул сгорбленный силуэт. Послышались шаркающие шаги. Один из опустошенных, завершая привычный маршрут, развернулся и утопал обратно. Зная гастрономические пристрастия соседа, Опустошитель не позволял своим стражам слишком близко приближаться к его логову.
Монстр вздохнул, опять прислушиваясь к звукам надоевшей мелодии - «Чижик-Пыжик, где ж ты был… Чижик-Пыжик где…».

Как уверяют классики отечественной литературы, бесшумных засад не бывает. Интересно, кто-нибудь из них хоть раз попадал в настоящую засаду, чтобы высказываться так категорично. Вряд ли, иначе они остереглись бы рубить с плеча. Чиж засаду не услышал и не увидел, хотя несколько минут разглядывал серую громаду заброшенной стройки, пред тем как выбраться из кустов и попытаться проскочить открытое пространство заасфальтированной площадки. Ах, как жаль, что нельзя было обойти этот отлично простреливаемый с трёх сторон пяточёк.
Слева к площадке примыкал бетонный забор, через который просто так не перемахнёшь, да ещё с гружёным рюкзаком за спиной и автоматом в руках. А справа, стоило только сунуться в полуразвалившуюся кирпичную коробку недостроенного дома, и счётчик радиации начинал заходиться треском, будто сверчок обкуренный. Делать нечего, придётся рискнуть, решил Чиж, заканчивая осмотр не застеклённых оконных провалов двухэтажки, стоящей по ту сторону проклятой площадки и убирая старенький, перемотанный изолентой, ПСО в нагрудный карман куртки. Он поправил лямки рюкзака, крепко прижал к плечу деревянный приклад АКМа и медленно выдохнул через нос.
Вперёд, тряпка! - Мысленно напутствовал себя Чиж, глубоко вдохнул, как будто готовился нырнуть, и бросился вперёд, низко пригнувшись к поверхности потрескавшегося асфальта.
Те, кто устроил на него засаду, своё дело знали. И место выбрали удачно, и сработали грамотно. Чиж был точно посредине открытой площадки, когда что-то ударило его в левое плечо, отбрасывая назад. Острая боль полыхнула перед глазами вспышкой чистого белого света, и земля ушла из-под ног. Уже упав на асфальт, он услышал отрывистый, хлёсткий одиночный выстрел.
Снайпер, мать его за ногу! - Понял Чиж, корчась и рыча сквозь зубы. Зажмурив глаза, он ждал второго выстрела. Отползать было бессмысленно, стрелок сейчас видел его посреди открытой площадки, как раздавленного комара на собственной ладони. Но вместо выстрела раненный услышал смазанный расстоянием хриплый окрик, потом ещё один. Открыв глаза, Чиж чуть приподнялся и увидел пару фигур, промелькнувших в кустарнике между площадкой и двухэтажкой. Мародёры подбирались к нему, охватывая полукольцом.
Живьём хотите взять, - криво усмехнулся он. - Ну-ну, мальчики, дядя Чиж сейчас вам объяснит, ху из ху. Мы с вами ещё повоюем….
Изогнувшись всем телом, он выдернул из бокового кармана рюкзака приплюснутую шайбу дымовой шашки, бросил перед собой, коленкой придавил к земле и правой рукой выдернул ременную петлю тёрочного запала. Низкий шелестящий свист начал набирать громкость, и из боковых отверстий по всей окружности шашки повалил густой серо-белый дым. Чиж ногой оттолкнул шашку от себя и, неуклюже барахтаясь, принялся отползать в сторону. Как оказалось, очень вовремя.
Снайпер, поняв, что добыча ускользает от него, всё-таки решился на второй выстрел. Пуля злобно ударила в асфальт, там, где лишь несколько секунд назад лежал раненный. Приближающиеся мародёры снова перекинулись отрывистыми репликами, поторапливая друг друга.
Чиж попытался подняться на четвереньки, не вышло. Рюкзак оттягивал плечи, а АКМ болтавшийся на груди мешал перевернуться. Так ему не уйти, нужно что-то бросить. Но что? Автомат или рюкзак? Что бросить?
Шипя от боли, Чиж сдёрнул с шеи ремень АКМа и откинул ствол в сторону, потом неуклюже перевалился на грудь, придерживая простреленное плечо, здоровой рукой, подтянул ноги под себя и всё-таки сумел подняться. Снайпер выстрелил ещё раз, пуля прошла где-то совсем рядом, отрывисто свистнув над ухом. Едкий дым резал глаза, заставляя их слезиться. Зажав рану ладонью правой руки, Чиж вслепую бросился в ту сторону, где, как он помнил, должны были быть кусты, из которых он вылез всего несколько секунд назад.
Пошатываясь и вихляя, он вломился в заросли и, не останавливаясь, побежал дальше, с треском продираясь сквозь колючие ветки. Над головой прогрохотала короткая очередь.
- Стой, козлина! – Преследователи уже миновали дымовой заслон и теперь прекрасно видели его в низкорослом кустарнике.
Ага, щас! Хотите живьём взять – придётся побегать! - Свалившись на бок, Чиж скатился в песчаный овраг. Скрепя зубами заставил себя снова встать на ноги и опять побежал.
Несколько метров по извилистому песочному коридору и вот он уже выскочил на площадку, где стояли проржавевшие остовы автомобилей. Перевёрнутый на бок «УАЗ-буханка», пара гниющих автобусов, лежащий на брюхе безколёсный КамАЗ, и ещё какой-то насквозь проржавевший остов, в котором и машину то уже узнать нельзя было. Чиж юркнул за один из автобусов, привалился рюкзаком к борту, несколько секунд пытался восстановить дыхание, а потом сорвал с пояса единственную уцелевшую у него после рейда гранату. Зубами выдернул кольцо, крепко зажав предохранительную скобу.
Мы ещё повоюем…, - он выглянул из-за автобуса. Преследователи бежали, почти не таясь. Всего их было четверо, двое вооружённые короткими АКС-У шли по дну оврага, ещё один с М-16 бежал по кустарнику, а последний со своим Хеклер-Кохом сильно поотстал. На всех были добротные армейские комбезы и разгрузники, кто бы они не были, но экипированы ребята были неплохо.
Чиж отпустил предохранитель, скоба со звоном отлетела в сторону, выждал секунду и только после этого швырнул мародёрам свой подарочек, а потом шарахнулся обратно под прикрытие полусгнившего автобуса.
- Граната!!! – Отчаянный крик потонул в грохоте взрыва. Не дав преследователям опомниться, Чиж выдернул из нагрудной кобуры ПМ, щёлкнул предохранителем и бросился к бесколёсному Камазу. Трижды выстрелив на бегу, больше для страху, чем на поражение, раненный рухнул под прикрытие грузовика.
И, тем не менее, он успел заметить, что граната легла не слишком удачно, всего один исковерканный труп на песке рядом с дымящейся воронкой. А уже в следующую секунду старенький КамАЗ отозвался надсадным гулом, получив очередь в проржавевший бок.
Однако огрызающийся беглец заставил мародёров вспомнить об осторожности, они залегли и приникли к прицелам, выискивая жертву меж железных остовов брошенной техники.
- Дуля, обходи его слева! Ну!!! – Скомандовал кто-то из преследователей.
Слева, значит, обходи, - подумал Чиж, тяжело скребя землю каблуками армейских ботинок, он прополз под днище второго автобуса. - Зря вы это, ребятишки, точно вам говорю.
Слева его теперь не обойти, это он хорошо знал.
Выбравшись из-под автобуса, он, превозмогая боль, всё-таки стянул с плеч лямки рюкзака, перехватил его подмышку. На четвереньках Чиж подобрался поближе к насквозь проржавевшему остову, приоткрыл жалостливо скрипнувшую крышку капота. Днище у автомобиля безнадёжно сгнило, и мотор давно уже провалился вниз, оставив вместо себя вполне достаточно пустого пространства для тайника. Избавившись от рюкзака, Чиж снова заполз под автобус, устроившись возле заднего колеса. Поменял обойму в ПээМе, сунув «недобитую» за ремень.
Мародёр появился справа, осторожно ступая по гравию, прижав к плечу АКС-У, он шарил внимательным взглядом по ржавым остовам вокруг себя. Чиж прикрыл левый глаз, ловя ублюдка на мушку, чуть сместил ствол и – надо же было так облажаться! – зацепил ногой какую-то из железок на днище автобуса. Грохот ржавого металла заставил мародёра шарахнуться назад за перевёрнутый УАЗик, Чиж дважды выстрелил ему в след, но не попал. И тут злобный осипший голос окликнул его со спины.
- А ну вылезай, козлина! Бросай волыну и вылезай, мать твою! – опустившись на колено, ещё один мародёр направил ствол Хеклер-Коха точно в спину раненому.
Тот самый Дуля, который обходил слева, - сообразил Чиж, неуклюже выбираясь из-под ржавого автомобиля, - Как же ты сумел там пробраться, гнида? Впрочем, кажется, ещё не всё потерянно….
- Я сдаюсь! – Хрипло объявил он и поднялся на колени, внимательно следя за движениями мародёра.
- Да ну на фиг! – Хохотнул тот, вставая на ноги, - Моя бы воля, я бы тя прям здесь уложил, козлина!
Пару шагов, всего пару шагов, дружище, - мысленно обратился к нему Чиж.
- Ну и заставил ты нас побегать, мразь, - продолжал ухмыляться этот, в общем-то, ещё молодой парень, но уже успевший обзавестись глубокими ветвистыми морщинами по всему лицу. В Зоне человек быстро стареет, слишком быстро… Он начал приближаться, шаг, другой, третий и вот наглое самодовольное выражение на его лице сменилось гримасой ужаса. Неведомая сила оторвала его ноги от земли, заставив тело противоестественно изогнуться. Мародёр отчаянно закричал, чувствуя, как его поднимает всё выше, одновременно раскручивая в воздухе. Крутясь всё быстрее и быстрее, парень конвульсивно надавил на спуск, дав длинную отчаянную очередь вокруг себя, а потом чудовищная центрифуга разорвала его тело в клочья, раскидав кровавые ошмётки на несколько метров в стороны…
С «птичьей каруселью» шутки плохи, - теперь для Чижа пришёл черед усмехнуться, - Если уж попал в эту дуру, то тебе даже гроб не понадобиться.
Он потянулся за Хеклер-Кохом, так кстати оброненным погибшим мародёром, когда услышал за спиной торопливые шаги, а потом на затылок ему обрушился удар прикладом. Земля скакнула вперед, вдруг оказавшись перед самым носом, в глазах потемнело, а сознание угасло, полыхнув напоследок лишь одной короткой вспышкой. - Попался…

- Очнулся, гнида, - едва разлепив веки, он увидел перед собой озлобленную, давно небритую физиономию. Светло голубые выцветшие глаза смотрели с явным призрением, - Крыса радиационная!
Лицо поплыло вверх, Чиж попытался проследить за ним взглядом и тут же получил кулаком в зубы. Невольно дёрнув головой назад, гулко ударился затылком о проржавевший борт автобуса.
- Да я за Дулю тебя на куски порву, сволочь, - откуда-то сверху произнёс обладатель бледно голубых глаз и добавил пленнику ногой по рёбрам.
- Отвали от него, Митяй – послышался со стороны другой голос, - Иначе я тебе сам стоматологию поправлю!
Чиж чуть повернул голову в сторону нового действующего лица. Это оказался худощавый смуглый мужчина с коротко остриженными чёрными волосами, глаза которого закрывали круглые окуляры солнцезащитных очков. В отличие от остальных мародёров на нём не было разгрузки, а поверх армейского комбеза он носил короткую кожаную куртку нараспашку. Новенькую, совершенно не потрепанную СВУшку, он по пижонски держал стволом вверх, согнув правую руку в локте.
- Мля, Гоха, да этот урод, он же Чёрного гранатой угробил, а Дулю так вообще в «карусель» заманил! - Не унимался голубоглазый Митяй.
- Глохни, я сказал! - Коротко рыкнул в его сторону очкастый, а потом продолжил уже более мягким тоном. - Сами виноваты, не хрен было лезть на рожон. А Дуля твой, так вовсе дебил – аномалию перед собственным носом не разглядел.
Он присел перед Чижом на корточки, аккуратно опустив СВУ прикладом на землю.
- Ну, здравствуй, Чиж, - ухмыльнулся он, - Ты ведь Чиж, правильно?
Пленник молча кивнул, сплюнув кровь с разбитых губ.
- А я Гоша. Курить будешь? – чернявый протянул собеседнику полупустую пачку сигарет. Чиж не отказался, Гоша чиркнул зажигалкой, прикуривая ему, потом закурил сам.
- Чижик-пыжик, где ж ты был…, - коротко хохотнул мародёр, выдохнув в лицо пленнику струю табачного дыма, снял очки, заглянул ему в лицо карими озорно прищуренными глазами и продолжил, - Мы тебя тут давно ждали. Интересные вещи про тебя рассказывают, Чижик. Говорят, будто ты на яйцеголовых пашешь, будто ходишь в ЗОНУ так далеко, куда ещё никто не забирался. А ещё говорят, что ты оттуда кучу разных диковинных артефактов притащил для умников лабораторных. Таких диковинных, что до тебя их никто и не находил. Что ты мне на всё это скажешь, дружище? Так всё было?
- Может так, а может и нет, - небрежно откликнулся Чиж, затягиваясь сигаретой. - Тебе то в этом какой интерес, Гоша?
- А я тебе скажу, - широко улыбнулся тот. - Мой интерес сугубо меркантильный. За новые артефакты дадут хорошую цену. А у меня, как раз, есть покупатель на примете. Так что очень я интересуюсь, где и как ты добываешь свои диковинки? Но это, так сказать, глобальный вопрос, а если по мелочи. То расскажи-ка нам, дружище, куда ты заныкал свой рюкзак? И что там было, такого особенного, если ты свой ствол бросил, а рюкзак всё-таки упёр?
Чиж не торопился отвечать, смакуя сигарету, наверняка, последнюю в своей жизни.
- Только, давай ты не будешь последнего партизана из себя корчить. В конце концов, чтобы там ни было, разве это стоит того, чтобы за него умирать, долго и мучительно? – Гоша снова улыбнулся.
Он вообще очень много улыбался, видать, весёлый мужик оказался. Пленник докурил сигарету, аккуратно затушил её об землю, чтоб не осталось ни единого тлеющего уголька, а потом снова взглянул на мародёра.
- Да пошёл ты! – Без пафоса, и даже как-то немного устало, ответил он.
- Ну да, ну да, - с прежней ухмылкой кивнул ему Гоша, как будто и не ожидал другого ответа, и коротко бросил топтавшемуся рядом Митяю, - Держи его.
Голубоглазый мародёр всем телом навалился на пленника, уперев локоть ему поперёк горла, черноглазый же перехватил левую руку Чижа и придавил её коленкой к земле.
Видит бог, я этого не хотел, - ухмыльнулся он, извлекая из-под куртки длинный армейский нож с рифлёной рукояткой а-ля Джон Рембо. Уперев лезвие в чужую плоть, второй рукой он с силой ударил по обратной не заточенной стороне клинка.
Чиж бы огласил округу отчаянным хриплым криком, если бы не пережатая гортань.
- У тебя осталось всего девятнадцать пальцев, Чижик, так что не в твоих интересах затягивать нашу с тобой беседу, - как ни в чём небывало улыбнулся ему Гоша, наглядно демонстрируя отрубленный мизинец.
- Ублюдок, - выдохнул пленник.
- Это точно, - согласился с ним мародёр. - Ещё какой.
- Эй, Шустрик?! – Обратился он к третьему из нападавших.
- Ну?
- Что там у него в наладоннике?
- Да ни хрена, - откликнулся тот, возясь с ПДА пленного, - Даже карт никаких нету! Голяк, короче.
- Старый волк-одиночка, - Гоша снова повернулся к своей жертве. - Никому и нечему не доверяет, кроме собственной памяти. Ну что, дружище, покажешь нам, где твой рюкзак?
Чиж молчал, громко со свистом гоняя воздух сквозь зубы.
- Нет? Всё-таки жаль, что у нас не вышло конструктивного диалога. Митяй!
- Стой! – выкрикнул пленник.
- Что такое? – притворно испугался чернявый.
- Я покажу, - ответил Чиж. - Лучше уж так, чем позволить этим вам, уродам, изрезать себя на куски….

- И что это за хабар?! Что ты нам за лажу впариваешь?! – Гоша рылся в недрах извлечённого из проржавевшей развалюхи рюкзака, - Мясо, Колючка, Медуза… Что за фигня?! Где уникумы? О!!! А это что?
Он вытащил на свет бумажный свёрток, развернул и обнаружил довольно странную штуковину, от которой счётчик радиации, лежавший рядом тут же зашёлся истошным треском. Со стороны это больше всего напоминало банку тушёнки, которую кто-то грубо вскрыл огромным ножом, а потом вставил крышку на место. Снаружи банка обросла какой-то бурой дрянью, тёплой на ощупь, и сочащуюся темно-красной липкой жижей, а изнутри она чуть светилась, будто там тлел десяток окурков.
- Тяжёлая, мля…, - он осторожно поставил находку на землю, прямо перед собой, - Что эта за хрень, Чижик-Пыжик? Давай рассказывай, пока я тебе опять пальцы рубить не начал!
- Рассказать не могу, сам не знаю, - угрюмо ответил пленник, - Могу показать, как работает, если хочешь, конечно?
- Ха-ха! – ухмыльнувшись, Гоша недоверчиво взглянул на него поверх очков, - Показать, значит! Ну-ка, пацаны, возьмите его на мушку.
Оба мародера, стоявшие шагах в пяти позади от Чижа, прицелились ему в голову. Чернявый главарь поднялся, отряхнул коленки, демонстративно отошёл на несколько метров в сторону и только потом распорядился.
- Давай-показывай, дружище!
Чиж тяжело опустился на колени перед артефактом, поморщился, вытер пот, повисший каплями на бровях. Правой, здоровой рукой он подцепил край крышки и откинул её в сторону, красный свет внутри консервной банки заметно усилился. Раненный подался всем телом вперёд, низко наклонившись над странным предметом. И тут Гоша увидел, как из банки вырвалось несколько ярко красных огоньков. Кружась, будто светлячки, и потрескивая на лету, они устремились к лицу Чижа. Главарь мародёров не мог бы поручиться, сколько всего было этих огоньков, но он точно видел, как три из них скользнули пленнику в рот, один в глаз, пара в уши, куда подевались остальные, он не знал, но уже через секунду их не было вовсе. Чиж сдавленно зарычал сквозь зубы, тело его выгнулось дугой, лицо его исказилась гримасой невероятной муки.
Стрелять, нужно стрелять! - Пронеслось в голове у Гоши, но он так и не отдал приказ, не в силах оторваться от этого шокирующего зрелища. Глаза Чижа стремительно набухли кровью, белки исчезли вовсе, а радужка и зрачки как-то затерялись на фоне густой сетки ярко красных прожилков. Продолжая рычать, пленник завалился на спину, скорчился от судороги, прошедшей через всё его тело и, наконец, затих. Лицо его так и осталось искривлено гримасой, и теперь больше напоминало морду диковинного зверя, лишь отдалёно напоминая человеческое, а красные, налитые кровью глаза, только усиливали это впечатление.
- И что теперь? – Пугливо нарушил затянувшуюся тишину голубоглазый Митяй.
- Застрелите его, - зло буркнул Гоша, - Дурак ты всё-таки, Чижик-Пыжик!
- Так он вроде и так нежилец, - высказался Шустрик.
- Вроде не вроде, я сказал застрелите его!!!
Двое мародёров медленно приблизились к изувеченному телу. Митяй упёр АКС-У в плечо, положил палец на спусковой крючок, рядом с ним Шустрик сделал то же самое. Однако стрелять ни один из них не спешил.
- Ну!!! – поторопил их главарь.
- Гоха, я не могу, - хрипло откликнулся голубоглазый мародёр.
- Что?!
- Палец не двигается, - Митяй испуганно выпучил глаза. В это время Шустрик, на лице которого застыло выражение настоящей паники начал медленно и неуклюже поворачиваться к напарнику, держа М-16 на изготовке.
- Что за хрень вы устроили! – Гоша хотел вскинуть СВУ и сам пристрелить уже мёртвого пленника, но вдруг понял, что может даже моргнуть из-за сковавшего всё тело паралича. Перед глазами всё плыло, окружающие предметы то внезапно увеличивались в размерах, то становились совсем крошечными, будто улетая от него в какую-то трубу, хотя он по-прежнему стоял неподвижно. В ушах нарастал противный нудный звон, буквально вкручиваясь в мозг. И, тем не менее, Гоша видел, как оба его подручных округлив от ужаса глаза, направили друг на друга стволы и синхронно нажали на спуск. Две очереди слились в одну, мародёры разлетелись в разные стороны уже безжизненными телами. А потом исковерканное тело Чижа вдруг село без всякой помощи рук, лицо, обезображенное гримасой, повернулось к главарю, а красные, налитые кровью глаза заглянули куда-то в самую душу.
- Нет! Не надо. Не надо, пожалуйста, - со слезами умолял его Гоша, но помимо собственной воли вставил срез ствола СВУ себе в рот, а правой рукой потянулся к спусковому крючку. Рука не дотягивалась, Гоша засунул ствол ещё глубже, чувствуя, как сам себе обдирает гортань…
Одиночный выстрел гулко разнёсся над заброшенной много лет назад стройкой…

Грохот выстрелов за стеной вернул существо к действительности. Перестрелка то нарастала, то затихала. И с каждым выстрелом, с каждой очередью гасло сознание очередного опустошенного. Контролер переступил с ноги на ногу.
Налитые кровью глаза давно уже не могли взглянуть на окружающий мир, но он в этом и не нуждался. Обострившиеся до предела чувства «видели» каждую из аур. Тусклые и невзрачные опустошенных, и яркую, затмевающую всё вокруг Опустошителя. Он не «видел» только одного – того, кто шел сейчас по коридорам бывшей лаборатории и убивал. Вот мигнула и погасла очередная бесцветная аура. Дико, на уровне мысленного восприятия закричал огромный живой Мозг. Яркая вспышка на мгновение ослепила Контролера, и Опустошитель исчез. Всё. Его не стало.
Обостренный слух уловил в конце коридора осторожные шаги. Мелькнула пригнувшаяся фигурка в темно-зеленой одежде. Существо привычно попыталось дотянуться до пришельца, и растерянно отпрянуло. Оно не «видело» его! Такого раньше не было. Контролер замер, бесполезно посылая вперед удар за ударом.
И только дурацкая строчка крутилась в голове:
«Чижик-Пыжик, где ж ты был…, Чижик-Пыжик, где ж ты был…, Чижик-Пыжик…, Как же заканчивается эта проклятая песня?»


МОЯ БИБЛИОТЕКА
 
AiRoNДата: Среда, 28.05.2008, 17:45 | Сообщение # 19
Бывалый
Группа: Свобода
Сообщений: 244
Репутация: 215
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Эх, перечитал сейчас пару понравившихся глав! Всё-таки насколько здорово-то)))

 
YgrekДата: Среда, 28.05.2008, 23:10 | Сообщение # 20
Бывалый
Группа: Ветераны Форума
Сообщений: 51
Репутация: 59
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Выбор
Тихий шелест дождя навевал дремоту. Юра, чтобы не заснуть, тихонько бренчал на гитаре. Спокойное, теплое пламя костра, горевшего в железной бочке, согревало и убаюкивало. Кто и когда придумал разводить огонь в старых бочках, сейчас, наверное, только Богу известно. Из прежней жизни Юрка помнил, что такие «костры» часто встречались в голливудских фильмах. Где-нибудь в трущобах Нью-Йорка или Бруклина, американские «клошары» грели руки об их железные бока. Рука на секунду замерла над струнами – хм-м-м…, а Бруклин не часть Нью-Йорка? А-а, снорк с ним, пусть сами янки разбираются со своей географией.
Сидящий справа от Юрки Дима Жмых, соловьём заливался, рассказывая очередной анекдот. Расположившиеся вокруг сталкеры, с интересом его слушали.
- Ну, я откликнулся. Тебе легче стало? – донеслось до Кочевника окончание анекдота.
Громкий смех стал заслуженной наградой рассказчику. Их одобрительные реплики и предложения продолжать, вывели Юрку из задумчивости. Неожиданно для самого себя, он вдруг отложил в сторону инструмент и произнес:
- А хотите, действительно интересную историю? – Секунду помолчал. – Правда это или нет, снорк его знает….
- Кх-м-м…, - откашлялся Весёлый. - Ну-ну, выкладывай….
- Не нукай! Не запряг! – Думая о чём-то своем, механически огрызнулся гитарист. – Ладно, слушайте…. Он пришёл со стороны Припяти. Едва ступив на мост, человек присел и окинул окрестности внимательным взглядом….

Маленькая фигурка человека бесшумно скользнула вперед. Оружие на уровне груди, ствол смотрит чуть вниз. Палец на курке напряжен. Лицо скрыто темным забралом шлема, но Разум и так знал, что за гость к нему пожаловал.
Стрело-о-ок, - протяжно выдохнул Разум. По искривленным радиацией ветвям деревьев пронесся тугой ветерок. Человек на мосту неожиданно вскинул голову. Если бы можно было проникнуть взглядом сквозь бронированное стекло, то выражение его глаз поставило бы в тупик самого искушенного наблюдателя. Удивление, пополам с мучительной болью, и нервное рысканье взором по сторонам. Создавалось впечатление, что человек пытается вспомнить что-то связанное с окружающим его миром, и не может.
Ты всё-таки пришёл, Стрелок…. – В глухом голосе Разума послышался явный смешок. Он даже сам удивился этому. Он! Великий разум ЗОНЫ, и уподобляется этим мелким существам. Червям, которые даже не способны толком выполнить его поручение. Все эти приспешники, чьи жалкие серые клетки он заставил работать на себя, молящиеся на груду мусора в соседнем мертвом городе, не смогли остановить одного единственного человека. Разум чувствовал, что десятки этих маленьких серых комочков потухли в течение последнего часа. Это шло как волна, постепенно набирая размах. Сначала в одном месте, там, где его марионетки имели последний форпост. Там, где ему ещё хватало силы мысли контролировать их мозги. Они и раньше гибли в этом месте, но ещё ни разу все. А началось всё с мелочи….
Разум задумался, вспоминая. Хотя, этот процесс не имел ничего общего с человеческими воспоминаниями. Его память была устроена совершенно по-другому. События давно минувших дней как будто вновь проносились перед его мысленным взором:
- Что происходит, Опустошитель?
- Разум! – В обычно бесцветном, гипнотическом голосе Опустошителя явно проскальзывала паника. – Я практически ослеп! Помоги!
- Успокойся…, объясни что происходит?
В ответ донесся жалкий протяжный всхлип.
- Опустошитель?
- Он убил ещё одного, - уже совсем невероятно, но в голосе Опустошителя слышался плач.
- Кто?
- Я не знаю…. Он убивает тех, кого я подчинил себе. И на него не действует мая сила…. Я не ощущаю его, и практически не вижу. Он убивает «опустошенных» прежде, чем я успеваю его рассмотреть. Мне страшно, Разум!
- Опустошитель, подожд….
- Он уже рядом! Я не вижу его, но вокруг разливается эманация его желания…. Он хочет убить меня, Разум…. Не трожь!!!
И всё. Тишина. Разум понял в то же мгновение, что Опустошителя больше нет. Просто, в его мыслях стало пусто.
- Опустошитель…, - позвал он растерянно. Хотя точно знал, что ему никто не ответит….

От моста в сторону КПП Чернобыльской электростанции вытянулась, чадящая дымом, колонна горящих машин. Вперемешку стояли БэТээРы, остовы от грузовиков, сгоревший УАЗик с эмблемой украинских вооруженных сил. Вся дорога между искалеченной техникой была устлана телами погибших. Тут были и старые, уже полуразложившиеся трупы, и сравнительно «свежие», ещё сочащиеся теплой кровью.
На преодоление мостика через канал у человека в армейском бронекостюме ушло не более трёх секунд. Быстрый рывок, и вот маленькая фигурка скорчилась за дымящимся остовом Ульяновского джипа. Короткий взгляд через прицел поверх искореженной рамы и стремительная пробежка под защиту контейнеров вывалившихся из кузова опрокинутого грузовика.
Разуму, в отличие от Опустошителя, не нужны были «глаза». В пределах определённого радиуса вокруг разрушенного саркофага он видел всё! Нет, не улицы мертвой Припяти, не изуродованные деревья «Ржавого леса», и не покосившиеся исполинские антенны «Радара». Он видел живые существа, видел их мысли, чувства, желания…, мог прикоснуться к их мозгу, к этому скоплению серых нейронов, которые отвечали за действия и само существование. Во власти Разума было сжать эти никчёмные комочки нервов и заставить их владельцев буквально выть от боли, визжать от страха, и выполнять любые свои приказы.
И вот сейчас, он протянулся невидимой нитью в сторону одного из своих «адептов». Скрючившийся человечек в сером комбинезоне, до этого безучастно глядящий в пространство, вздрогнул и, не глядя, дослал патрон в патронник. Длинноствольная СВД хищно повела вытянутым клювом пламегасителя. Разум никогда не блокировал въевшиеся в подкорку мозга рефлексы и навыки. Именно поэтому его «подконтрольные» могли есть, пить, справлять естественные нужды. А те, кто ещё и являлся профессионалом в какой-либо деятельности, отлично помнили свою прежнюю работу. Тот, чей глаз сейчас, тяжело ворочаясь в глазнице, внимательно изучал сквозь прицельную сетку, прилегающую к мосту через канал местность, был когда-то первоклассным снайпером. Начинал службу он ещё в старой – советской армии, потом после развала Союза, служил в вооружённых силах Незалэжной Украiни. Попал сюда…, во время одного из рейдов отстал от взвода и застрял в ЗОНЕ навсегда. А когда услышал байку о «Монолите», исполняющем желания, то уже не смог остановиться.
Да, Разум знал, как называют его между собой подконтрольные. Сначала, он долго думал – почему? А затем пришел к гениальной по простоте мысли – просто у существ, лишь по недоразумению имеющих разум, слишком туго с воображением, и та кристаллическая субстанция, в которой он когда-то давно зародился, видится им чем-то огромным, сверкающим, неохватным. И их жалкие умишки не смогли придумать ничего лучшего, как назвать его так же претензионно – МОНОЛИТ…. Сам же он не хотел себе другого имени, как РАЗУМ. Этим словом он замыкал всё то, чем являлся. Он – единственный разум на этой планете.
Задумавшись, Разум даже на мгновение забыл о незваном смертном, явившимся в его владения. К реальности его вернул далекий стрекот, постепенно нарастающий и усиливающийся.
- Квартет, я - ноль-тридцатый! Подходим к точке! – Пронеслось в эфире, который Разум слышал так же ясно, как и шелест листьев, стук сердец окружающих его существ, и потрескивание статики на окружающих бывшую АЭС аномалиях.
Он уже слышал подобные звуки раньше, но никогда винтокрылые машины не приближались ещё так близко к центру ЗОНЫ. Пока был жив Опустошитель и действовал искусственный мозг на Радаре, ни один пилот не мог управлять вертолетом в секторе их жизнедеятельности. Всё изменилось…, проклятый Стрелок!
Ну что ж, летите сюда «голуби мира»! – Почему-то решил сострить Разум, хотя сам смутно понимал эту чисто человеческую эмоцию. Прекрасно осознавая всю бесполезность, а иногда даже и вредность эмоций, Разум иногда ловил себя на прислушивании и заинтересованности, когда он невольно пытался копировать некоторые людские эмоции.
- Ноль-тридцатый, там сбита пара радиотехнической разведки. Проверь!
- Квартет, я - ноль-тридцатый. Понял!
Всё верно, не так давно пара этих железных машин уже появлялась здесь. Разведка – вот чем они занимались…, как хорошо, что его марионетки хоть в тот раз не сглупили. Сбили оба вертолета ещё над Припятью. Причём один грохнулся прямо на заросший деревьями и густо усыпанный аномалиями диск стадиона. Разум опять поймал себя на том, что если бы у него был такой атавизм как лицо, то его непременно бы перекосила злорадная ухмылка.
А шум винтов, хлещущих лопастями зараженный воздух ЗОНЫ, между тем нарастал.
- Полста-второй! Я – полста-первый! Подхожу к точке.
Человек у моста, казалось вжался, врос в стенку контейнера. Его глаза, скрытые дымчатым забралом, обшаривали небо до тех пор, пока не заметили среди низких туч первую точку. За ней вторую, третью, четвертую.
- Пятьдесят четвертый, … … - Грохот уже заполнил собой всё окружающее пространство, заглушив абсолютно все звуки. Тяжелые, грязно зелёные туши стремительно пронеслись над каналом и, часто отстреливая тепловые ловушки, разошлись в разные стороны, завершая боевой разворот.
- Справа в зоне чисто…, начинаем работать!
Сквозь этот грохот, а так же из-за электронных помех в радиоэфире, Разум не слышал и половины переговоров пилотов. Шуму ещё добавляли частые дроби автоматических пушек и бортовых пулемётов. Бортстрелки, не скупясь на патроны, буквально засыпали горячей сталью в свинцово-латунной оболочке двор электростанции. Фигурки «монолитовцев» метались среди развалин, бесполезно закрывая головы руками. Крупнокалиберные пули и снаряды прошивали даже бетонные перекрытия, из которых были построены все основные опорные пункты одурманенных фанатиков.
Нельзя сказать, что Разум разозлился, но некоторое чувство досады всё же имело место. Это было его стадо! Пусть безмозглое, тупое, но его! И только он мог решать, кому сегодня умереть, а кому жить….
Эфемерные, невидимые глазу псевдощупальца протянулись к ближайшей машине. Стальные лопасти, без удержу молотящие воздух, бессильно скользнули по извивающимся отросткам, и щупальца, даже не заметив стекла кабины, оплели голову пилота. Оплели, и тут же растерянно отпрянули. Вертолет же, стремительным рывком избежав пущенной с крыши ракеты, резво набрал высоту. Мозг пилота был надежно защищен шлемом от любого ментального воздействия.
-… Дятел с гранатомётом, угости его!
- Понял…, - как-то даже лениво протянул пилот другой вертушки. – Дятла вижу…. А-а, сука-а!
В последнюю секунду самоуверенный летчик всё же сумел увернуться от дымного следа выстрела. Вертолет совершил безумный вираж и скрылся за стеной саркофага, что бы через секунду взмыть в небо за спиной у гранатометчика. Яркожгучий росчерк неуправляемой ракеты и незадачливый стрелок испарился вместе с изрядным куском бетонного покрытия.
- Полста-второй! Чисто. Работай. – Прозвучала команда.
- Зашибись! Начинаю работу!
Тут Разум обратил внимание, что пока одни летающие крепости отвлекали стрелков, другие выполнив противоракетный манёвр, резко свалились вниз.
- Полста-первый! Я на месте, группа пошла. – Доложил командир вертолёта, совершившего дерзкую посадку прямо во двор АЭС. Фигурки десантников резво сыпанули в разные стороны, на бегу огрызаясь очередями по окружающим место посадки «монолитовцам»
- Пятьдесят четвертый, я над точкой.
Ещё одна машина снизилась далеко, за каналом. А вот вторая примерилась к посадке прямо в сотне метров от КПП. Растерявшийся от такой дерзости Разум, властно потянулся к небольшой электрической аномалии. Его ментальная энергия потоком хлынула вперёд, щедро напитывая «электру». Ослепительные молнии, разбежавшись по траве и воздуху, метнулись в разные стороны, ища добычу. Вот одна из них случайно лизнула стойку шасси винтокрылой машины, и тут же словно получив сигнал, вся мощь накопленного разряда, сорвавшись с поводка, обрушилась на вертолет. Густой клуб огня вспух на месте почти севшего МИ. Оторвавшиеся лопасти, в безумном последнем полёте просвистели над землёй.
- …Пятьдесят пятый взорвался при посадке! – Как реквием прозвучали в эфире слова пилота, успешно высадившего свой десант по другую сторону канала.
Забытый всеми Стрелок, спокойными глазами проводив мелькнувшую над головой хвостовую балку взорвавшегося вертолёта, перевёл взгляд туда, откуда слышались отрывистые, лающие команды штурмовой группы. На секунду он снова оглянулся в сторону громады саркофага, а затем решительно двинулся на встречу военным. В грохоте стрельбы и шуме взрывов, Стрелок не услышал далекого хлесткого щелчка СВД. Не заметил и пули, свистнувшей в полуметре позади. В следующую секунду его закрыл от снайпера покореженный остов УАЗа.
Заняв позицию у бетонных перил моста, сталкер дождался когда основная масса десантников выйдет на открытое пространство и открыл огонь. ПБС, навернутый на ствол, дал ему дополнительную фору. Первые бойцы даже не поняли, что по ним стреляют. Сначала споткнулся и упал один, потом второй. А потом началась бойня. Через тридцать секунд всё было кончено. Полдюжины трупов на мосту и, опять двинувшийся в сторону ЧАЭС, Стрелок.
Разум, наблюдавший всю эту сцену от начала и до конца, задумчиво смотрел вслед крадущемуся человеку….

И вот он приближался. Стрелок прошел по темным, запутанным коридорам саркофага, как крыса, пробегающая лабораторный лабиринт в сотый раз. Да, он иногда сворачивал в тупики, но каждый раз, не задумываясь надолго, возвращался и каким-то нюхом находил верное направление. Всё, последние защитники цитадели мертвы. Он уничтожил их всех, как когда-то уничтожил «глаза» Опустошителя. История повторялась. Правда, у Разума был ещё один секрет в рукаве. И сейчас только от воли этого неугомонного человечка зависело, понадобятся ли ему скрытые резервы или всё решится само собой.
- Иди ко мне…. Ты обретёшь то, что заслужил!
Стрелок как сомнамбула прошел очередной поворот и свернул в сторону разрушенного ректора.
Разум наблюдал, как маленький человечек карабкается по вбитым в бетон скобам. Входит в портал. Недоумённо оглядывается, оказавшись в двух десятках метрах над землёй. Топчется на месте, не решаясь двигаться дальше. Но всё-таки ступает на ажурную перекошенную конструкцию. Отблески разожженных фанатиками костров бросают блики на забрало шлема и металлические детали оружия.
Вынырнув из узкого пролома в стене, человек взобрался на груду обломков, прошёл, лавируя между дырами, по бетонным перекрытиям и спрыгнул вниз. Теперь, если бы физиология Разума позволяла, то они могли буквально посмотреть друг другу в глаза. Ярчайший небесно-голубой свет заливал гигантскую пещеру. Огромный кристалл из не имеющего аналогов во вселенной материала, возвышался над руинами. Он казалось, притягивал к себе человека.
- Иди ко мне…
Шаг, ещё шаг. Осколки бетона и щебня, тихо шурша, осыпаются под ногами. Пятнадцать метров, десять. Человек замирает перед Разумом, и тому кажется, что сейчас жалкий червяк упадет на колени и поползет, протягивая руки в желании прикоснуться к холодной, ослепительно голубой грани.
- Я вижу твое желание…, иди ко мне!
Как всё просто…, и неужели нужны были такие жертвы? – Разум удовлетворенно вздохнул. – Нужно просто «выполнить» его желание. Вернее создать иллюзию выполнения, мираж. Если хочешь богатства, то оно буквально засыплет тебя. Если хочешь бессмертия, то обретешь его – навечно. А если тебе просто осточертела ЗОНА, то я могу сделать так, что ты больше никогда её не увидишь….
Словно в подтверждение его эмоционального состояния, по сиянию кристалла пробежала легкая рябь. И в тот же момент человек вздрогнул и замер.
Слегка забеспокоившись, Разум поймал в фокус глаза Стрелка.
Нет! – Он понял, что теряет контроль. – Стой! Иди ко мне!
Поздно. Тряхнув головой, Стрелок разворачивается и уходит. По пути он легкомысленно наподдает ногой по округлому камешку и тот, весело стуча, прыгает по бетонным плитам.
Всё так же, словно зная куда идти, человек уверенно шагает по коридорам. Вот и скрытая в нише лестница, ведущая в отдельную комнату с кодовой дверью в торце. Разум бессильно наблюдает за его движениями.
Вскрыв заслонку кодового замка, Стрелок замкнул клеммы небольшой пластиковой коробочки – дешифратора. Смышленая машинка заработала, пошел обратный отсчет. И тут произошло то, чего он никак не ожидал – позади склонившегося над замком сталкера открылся пространственный портал и в темный коридор шагнули кряжистые фигуры. Одетые в экзоскелеты элитные бойцы Создателей вступили в бой.
Разум знал, что часть фанатиков-«монолитовцев», дислоцирующихся во внутреннем дворе электростанции находится непосредственно под контролем О-Сознания. Когда-то очень давно они создали его – Разум. Вернее, они создали кристалл-монолит, напитали его энергией, а уж Разум зародился в нем сам.
Грохот выстрелов и разрывы гранат заполнили маленькое, тесное помещение. Для «взора» Разума, это представлялось как хаотичное метание в замкнутом пространстве десятка огненных мотыльков. Эти искры резко дергались от стены к стене, приседали за ящиками, прыгали вперед, падали и…, гасли. Они гасли одна за другой. И только черное, непроницаемое пятно Стрелка по-прежнему оставалось на месте. Вот оно двинулось вперед, походя притушил ещё тлеющий огонёк сознания последнего из нападавших, дошло до центра наполненной дымом комнаты и замерло, прислушиваясь.
Дешифратор в дальнем конце умиротворенно пискнул, и дверь поддалась, напоследок чавкнув уплотнителем. И там, за этой дверью вновь зажглись десятки одурманенных разумов, десятки инстинктов, десятки искр, желающих уничтожить дерзкого пришельца.

Перешагивая через трупы последних защитников святая святых – бункера управления, ненавистный Стрелок вошел в комнату. Весь путь за его спиной устилали трупы монолитовцев. Разуму не было жаль этих тупых созданий, он больше переживал за то, что могло произойти дальше.
Человек замер в раздумье, оглядывая представившуюся картину. Ствол оружия в его руках описал дугу, хищно высматривая возможных врагов, и не найдя никого разочарованно опустился вниз. Стрелок сделал пару шагов вперед. Зелёное поле «голографа» нежно мерцало в окружении синих фонариков энергоблоков.
Проклятые идиоты из О-сознания, мнящие себя богами! – Зло подумал Разум. – Ну и чего вы медлите? Сейчас добьетесь, что он совершит непоправимое! – Тщетно он взывал к своим создателям. Они молчали. Разум даже не был уверен, что они осознают происходящее….
Стрелок же, словно услышав его мысли, закинул автомат за спину и, не спеша, вынул из чехла нож. Подойдя к ближайшему гудящему энергоблоку, он пару раз качнул тяжелым лезвием, словно примериваясь. Короткий резкий тычок, брызги синих осколков, яркая вспышка. И ничего! Только заверещал по подземельям механический бесплотный голос:
- Внимание! Энергоблоки повреждены! Уровень питания снизился!... Внимание!
И человек, и бесплотный Разум одинаково недоуменно огляделись вокруг. Оба ожидали определённых действий в ответ на этот акт вандализма. Однако ничего не происходило. Стрелок пожал плечами и перешёл к следующему «грибу» энергоблока. Снова короткий взмах отточенным лезвием и вот уже второй энергоблок разлетается на куски, озаряя темное помещение жалобным визгом. И в этот момент Разум вздрогнул. С каждым ударом. Разум чувствовал, что его сила шатается. Огромный кристалл, в который было заключено его естество тяжело вздрогнул и покачнулся.
Яркая вспышка, стена огня! Человек судорожно шарахается в сторону, роняя нож и вскидывая оружие. По тесной комнате мечется, озаряя её всполохами пламени, сгусток энергии. Бестелесный, и практически лишенный разума, сторож последнего рубежа обороны. Монолит захохотал!
Очнулись! Бо-оги! – В свой крик он постарался максимально вложить ту эмоцию, которую люди называют сарказмом.
Человек же, оправившись от первого шока, вскинул оружие и одной длинной очередью высадил по «сторожу» весь магазин. На пол полетела пустая обойма, с сухим щелчком встала на место новая, но это оказалось излишним. Разум с удивлением увидел, как сгусток, вспыхнув в последний раз, исчез, полыхнув напоследок струёй огня.
Что! И это всё?! - Громыхнул он в надежде, что былые создатели услышат его. - Это всё на что вы способны?!
В некотором смятении, он наблюдал, как ненавистный Стрелок, подняв с пола нож. Снова двинулся вперёд.
Да он же сейчас всё разрушит!
Но «боги» молчали, бесстрастно наблюдая, как вандал разрушает энергоблоки. И новые удары! Теперь Разум уже был оглушён. Каждый короткий звон в тесной комнатке набатом отдавался в его пространстве.
- Внимание! Уровень питания установки снизился до критической отметки! – Из скрытых динамиков продолжал отсчитывать секунды бытия бесстрастный голос.
Не-е-ет! – Вторил ему беззвучный крик Разума.
К появлению следующего «сторожевого пса» О-сознания разрушающий энергоблоки Стрелок был уже готов. Короткие, экономные очереди заглушили отсчёт, и в зале вновь наступила тишина.
- Внимание! Уровень питания установки снизился до критической отметки! – Стрелок не стал больше медлить и двумя точными ударами разнес вдребезги оставшиеся синие огоньки.
Голос, звучащий под потолком поперхнулся незаконченной фразой и успел выдать:
- Внимание! Недостаточно энергии для поддержания работы установки….
Одновременно с последним ударом, мир Разума вспыхнул. Яркий свет залил всё вокруг. Он уже не видел, как человек без спешки, спокойно расправился с очередным, последним «сторожем» и в центре комнаты сгустился переливающийся зелёный силуэт. Мир Разума схлопнулся в одну, бесконечно малую чёрную точку и перестал существовать….

- Здравствуй Стрелок, я вижу у тебя есть ко мне много вопросов. Задавай, а потом мы решим, что с тобой делать.
Колышущийся зелёный силуэт, возникший посреди останков энергоустановки, чуть качнулся. Приглашая к разговору.
- Кто вы? – Слегка недоуменно произнес Стрелок.
- Мы – «О-сознание», группа исследователей, которые поставили перед собой цель изменить мир. Известно, что Землю окружает особое информационное поле - ноосфера…. – Не замедлил с ответом фантом. - Она тесно связана со всеми разумными существами на планете и хранит все их мысленные образы. Мы решили подключиться к ноосфере и внести в неё изменения, убрав всё тёмное, что породило человечество и сделать мир идеальным. Ни один человеческий разум не обладает достаточной мощью, чтобы взаимодействовать с ноосферой. Поэтому мы объединили наши сознания.
- Что такое Зона, почему она возникла? – Последовал новый вопрос.
Зеленая проекция бывшего учёного как будто ждала его. Перед глазами Стрелка понеслись хаотичные кадры.
- Зона - это результат вышедшего из под контроля эксперимента с ноосферой - информационным полем земли. Мы собирались подключиться к ноосфере, чтобы исследовать возможность влиять на неё. Однако во время эксперимента произошёл пробой, и энергия ноосферы хлынула на землю, меняя всё вокруг. Так образовалась аномалия, которую вы называете Зоной.
- Почему всё произошло именно здесь? – Глядя на мельтешащие перед мысленным взором фрагменты, спросил человек.
- Чернобыльская АЭС - наиболее подходящее место для наших экспериментов. Во-первых - после аварии 1986 года здесь осталось очень мало людей, мы могли работать без опаски... Во-вторых - станция обеспечивала нас энергией, необходимой для работы установок... В-третьих - рядом со станцией находились мощные антенны, которые использовались в экспериментах по воздействию на сознание людей.
- Катастрофа 1986 года - это тоже ваша работа? – Неожиданно перебил фантома Стрелок.
- Нет, мы здесь ни при чём, наш эксперимент начался уже после аварии на ЧАЭС.
Следующий вопрос прозвучал после небольшой паузы
- Что со мной произошло?
- Ты - выпавший из механизма винтик. Во время одного из походов к центру ты слишком близко подобрался к нам. Наша защита от проникновения считалась совершенной, но тебе удалось найти путь, о существовании которого мы не подозревали. Допустить, чтобы нашу тайну узнал кто-либо ещё, мы не могли. Человечество пока не готово узнать правду о причинах появления Зоны. Поэтому мы немедленно стали кодировать наших агентов на твоё уничтожение. По невыясненной причине оборудование дало сбой, и мы не заметили, что ты сам оказался в числе сталкеров, которые попали под наш контроль. В результате ты получил задание убить самого себя.
- Что означает татуировка S.T.A.L.K.E.R.? – Задрав рукав комбинезона, человек задумчиво провёл пальцем по темным буквам.
- Сталкер - это название программы по кодированию человека на выполнение определённых заданий. На подходах к центру Зоны мы расположили несколько пси-установок. Самая большая из них известна вам как "Выжигатель мозгов". Все, кто пытаются пройти к центру Зоны попадают под наш контроль. Затем они проходят кодирование, становятся нашими агентами и получают татуировки S.T.A.L.K.E.R.. Рассылая их по Зоне, мы влияем на ход событий и обеспечиваем свою безопасность.
- Что такое "грузовики смерти"?
- Это транспорт, которым мы доставляем наших агентов в различные части зоны. Агенты внедряются в среду сталкеров и выполняют задачи, на которые они запрограммированы, даже не подозревая об этом. К сожалению, более половины агентов при транспортировке погибает, так как Зона очень нестабильна.
- Что дальше? – Задал, наконец, Стрелок давно мучающий его вопрос.
- Что будет дальше - зависит от тебя. Зона медленно, но неуклонно разрастается, наших сил едва хватает на то, чтобы сдерживать поток энергии ноосферы. Ты можешь присоединиться к нам. Наши силы возрастут, и возможно мы сумеем взять его под контроль. – Фантом учёного сделал паузу. – Ты можешь уничтожить нас, тогда энергия ноосферы беспрепятственно потечёт в Зону и к чему это приведёт - неизвестно.
Стоящий перед ним человек задумался…. А действительно «ЧТО ДАЛЬШЕ?»

Ну, вот и всё…. Всё позади. Сумасшедшие прыжки по крышам разрушенной ЧАЭС, круговороты порталов, обезумевшие фанатики, радиация, ЗОНА. Я огляделся. Чистое синее небо, совершенно не похожее на ту серую, тоскливую пелену, что я привык видеть последние несколько лет. Я уже и не помню, когда точно видел такую глубокую, необъятную синеву. Где-то в стороне журчала вода, пели невидимые птицы. Стройные, живые, не изуродованные радиацией деревья, трава…. Трава? Она была такая зелёная и такая мягкая. Я остановился в раздумье. А почему бы и нет?
Опускаясь на изумрудный шелк, покрывающий землю, я мельком отметил отсутствие в руках, ставшего уже привычным, оружия. Где я бросил свой автомат? Не помню. Может сразу после того, как изумрудно зелёные капсулы разлетелись вдребезги, и острые жала пуль вонзились в тела людей, создавших весь этот кошмар. А может после, когда шел по гулким коридорам на поверхность, шоркая плечами по бетонным стенкам. Помню точно, что в какой-то момент, металл автомата как будто раскалился и обжег разжавшиеся ладони. Вспоминаю ту бесконечную, бездумную стрельбу в зеленом, фосфоресцирующем зале, брызги раствора, перемешавшиеся с красной кровью, а перед глазами вдруг встает совершенно другая картинка:
Тот же нежный, насыщенный свет, льющийся из раскрытой капсулы. Мягкие, тёплые руки, касающиеся висков. Тонкие жгуты проводов уходящие в неизвестность. А потом всё заливает зелёное сияние и слышится до боли знакомый голос.
- Давно я Стрелка не видел…. Неужели он погиб? – И я знаю этот голос. Я не раз разговаривал с человеком, живущим в глубине зоны. И я даже знаю, к кому он сейчас обращается. К огромной серо-коричневой твари, бывшей когда-то собакой. - …Ну что, пойдем? Пойдем, пора обедать. Я знаю, что это для тебя важнее, чем судьба старого друга….
Док! Старый друг! – Хочу крикнуть я и, словно очнувшись, оглядываюсь по сторонам. Наваждение отступило. Мышцы спины, расслабившись без моего участия, устало опускаются на траву. Голова в капюшоне кренится на бок, и я, подчиняясь желанию тела, тоже заваливаюсь на плечо. Я не знаю, правильно я поступил или нет, но я сделал выбор. Надеюсь, он был верным….
Крупная, желто-зелёная стрекоза, качнувшись на кончике травинки пару раз перед самым лицом, завибрировала радужными крылышками и сорвалась в полет. Всё закончилось….

Стрелок неожиданно резко вскинулся, приподнявшись на локте. Взгляд его серых глаз внимательно проводил стремительно набирающее высоту насекомое. А потом он прищурился от яркого, ударившего прямо по глазам, солнечного луча. Всё закончилось?


МОЯ БИБЛИОТЕКА
 
Форум » Форумы общей тематики » Наше творчество » Убить Стрелка (Цикл рассказов)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:


Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат GSC Game World.
Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения его администрации.
Powered by
razMAX // Design by Best Studio
© 2010 stalker-zone.info
Используются технологии uCoz