PDA
Приветствуем, Бродяга!
------------
Приветствую тебя, Сталкер!
Ну что стоишь? Проходи, не стесняйся.
Мы рады любым гостям!
------------
Вход

Регистрация


Опрос
Нужны ли нам конкурсы?
1. Да!
2. Все и так отлично
3. Нет
4. Вообще ничего не нужно
Всего ответов: 662

Статистика

Холодец, AdvNatalya

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Stasy  
Форум » Форумы общей тематики » Наше творчество » Молекулярная воронка (повесть-кроссовер множества вселенных, в процессе написания)
Молекулярная воронка
ВластелинДата: Воскресенье, 20.10.2019, 12:14 | Сообщение # 1
Опытный
Группа: Свобода
Сообщений: 535
Замечания: 0%
Статус: Вне Зоны
Молекулярная воронка


Что хуже
СМЕРТИ
можешь
Ты
Пожелать тому,
На кого гневаешься?
Так успокойся:
Он умрет,
Даже если
Ты
палец о палец
Не ударишь.

Сенека Луций Анней


— Мне стоит лишь прошептать пару невесомых слогов, и ты пропадешь на всех уровнях реальности. От тебя не останется ничего, даже воспоминаний в сознании родных и близких. Надо ли тебе подобную судьбу, честный и уважаемый гражданин Келитрана?

Келуар замер посреди объятого тьмой помещения. Мрак был неестественного происхождения, его сюда нагнал пленитель служителя закона. Велось преследование одного аристократа, подозреваемого в подкупе высоких чинов. Всё продвигалось штатно, группу оперативников сопровождали ударные силы спецподразделений. Подозреваемый скрылся в бесконечных лабиринтах третьего яруса и был таков.

Группа полицейских Третьего отдела напала на след благодаря бездомному информатору. Тот вышел на них мгновенно, сообщив о подозрительных движениях ближайшему патрулю. Келуар пребывал в должности лейтенанта и, будучи новичком в Отделе, пытался произвести должное впечатление.

Впечатление определенно было произведено, поскольку до конца преследования дожил один лишь он. Остальные исчезли, их судьба была неизвестна. Оперативный штаб докладывал о свертывании операции, а бригадный старшина Гольмонт Систрецки панически докладывал о массовой гибели людей в Массиве “U”. Лейтенант не понимал происходящего. Быть может, он бы и послушал приказа, не будь след аристократа так заманчиво близок.

Келуар выцепил его в баре, переполненном полуголыми телами. Со сцены играли тяжелую музыку разукрашенные парни в обтягивающих штанах, девочки у сцены активно избавлялись от бюстгалтеров. Песня, вроде, называлась “Ivan B. Eveel”, и состояла из истошного вопля вокалиста, да пьяной партии ритм-гитары. Остальные музыканты занимались дракой с секьюрити, один схватил кинжал и бросился в толпу фанатов, размахивая налету лезвием.

Когда лезвие вскрыло шею возле сонной артерии Келуара, он замер, пронаблюдал за стягивающейся тьмой и отметил пропажу абсолютно всех посетителей бара. Двигаться он не могу, кровь из раны остановилась, нервные окончания не успевали посылать сигналы о боли. Но он мог мыслить, а это значит, мозговые процессы не остановились.

А затем начал говорить он. Бесконечно долго, бесконечно тягуче. Словно последние наставления перед смертью.

— Я две тысячи лет нес знания арктическим туземцам, этим пустынным призракам, паршивцам. И тут мне дорогу решают преградить создания низшего уровня, решают помешать моему Исходу. Что ты хочешь сказать напоследок, сущность? Тварь, грязь из Пупка Солнца...

Страж закона ничего сказать не мог, тело оцепенело полностью. Каждый миллиметр сковали невидимые цепи, отстранив все реакции мясной оболочки.

— Если сюда явится Архонт, не насладиться тебе блаженной пустотой... Придется прислуживать тридцать циклов Вселенной, насекомое. Даже я нахожусь в услужении всего половину цикла, а? Каково? Жалкий засранец...

Из тьмы явился силуэт. Пепельноволосый молодой человек, мертвенно бледный. Глаза налиты кровью того цвета, что хлещет из артерий. Какая сейчас замерла веером перед самыми глазами лейтенанта. Наряд его был непривычен для этих широт, но оставался целым и свободным от грязи.

— Знай имя мое, суета вселенских струн, плесень на теле чистого пространства... Я — Алукард, Верховный герцог Преисподней, и мне не пристало...

Пространство вокруг взорвалось огненными струями, затем часть его свернулось в трубочку, открывая воронку еще большее чернильной тьмы. Оттуда явилась прекрасная дева, явно желающая, чтобы окружающие оценили ее превосходные формы и черты. Наряд был пугающе откровенным, и будь активны слюнные железы лейтенанта, они бы сейчас отработали весь ресурс. Мужской инструмент тоже оставался безынициативен, но рассудок закрутился в безумный ураган.

— Алукард! - взревела красотка нечеловеческим голосом. Словно сотни голосов слились воедино, словно целая армия атлантов взревела перед последним боем.

Аристокарт съежился, тьма отступила, проявились контуры бара. Их гостья прошла к Келуару, дотронулась пальцем до его лба и прикоснулся к онемевшим губам.

Спустя мгновение Келуар очнулся на дежурном месте диспетчера оперативного округа, а капитан Фростьенски последними словами покрывал его достоинство по причине сна на рабочем месте.

* * *


Граф Рабле умиротворенно наблюдал за разливающимися водами транспортного движения. Бесконечное множество автомобилей заполняли мигающей полосой сияния всё шоссе на Девятом ярусе. Столь яростного движения Рабле не наблюдал давно, поэтому сейчас решил пронаблюдать за сверкающим безумием из самого высокого помещения башни.

Высокий лорд Кремальтель, наконец, поздравил его с окончанием подготовки. Рабле надеялся, что ему удалось совершить Исход, ибо беспокойство о нарушении равновесия сил вселили в их обоих ощутимый страх. Кремальтель в последнее время повторял что-то об Архонте, а также голодном гневе Ашмедая.

Второе имя пугало Рабле неимоверно. Когда наставник сотрясал им воздух, вокруг будто подергивалась ткань реальности, освобождая давящую на нее тьму. Кремальтелю, похоже, такие фокусы были по нраву. Поэтому Тьма приходила в жизнь Рабле всё чаще, нарастала в душе больной опухолью, пожирала человеческие качества.

- Я вел вперед миллионы, Демьян...

Лишь Наставнику Рабле позволял упускать титул и произносить Имя Матери. Демьяном Рабле называла лишь милая матушка, остальные — Сиятельный Граф-Виконт Кальгезусской Марки, Необоримый Консульт Внешнего Кольца Гальер бон Рабле.

- Сколько из этих миллионов принесли пользу Солнцу, Всегласный Господин?

- Это были жертвенные души, Демьян. Души тех, кто отдал себя Тьме со дня явления рассудка на свет. Никакого влияния, Демьян, просто легкий толчок. И каждый из этих миллионов принес свою пользу. Главное, чтобы был сыт Ашмедай...

На этом имени воздух в столовой замка сгустился, Рабле почувствовал, что начинает заикаться. Пространство пошло рябью, наружу стали проглядывать первые щупальца Тьмы.

- Демьян, время для поцелуя. Тьма не может ждать вечно.

- Пусть будет так, мой Бесподобный Господин...

Высокий лорд нежно коснулся губами его шеи. Рабле сладостно выдохнул, от шеи по всему телу побежала теплая дрожь. Коснувшись гениталий, дрожь начала разрастаться в них невообразимой силой.


Рабле до сих пор лилейно вздыхал, вспоминая молодого лорда в постели. Он ощущал к нему порочное влечение. Знал, что это очевидно проявления тьмы, но контролировать позывы не мог. Вот и сейчас графу хотелось лишь одного нежного прикосновения его пальцев...

Рабле обрел вампирскую сущность, а соитие с демоном наделило его доступом ко всем отделам реальности. Граф отдал абсолютно всю жизненную энергию, поклявшись вдобавок ко своей на постоянной основе добывать чужую.

И вот, лишь слегка прикоснувшись к «миру идей», граф Рабле ощутил мощнейшее присутствие в своей же Марке. Сначала он остановил пустившиеся в галоп мысли, но затем немедленно среагировал.

На его территории орудует сила, с которой по праву может считаться лишь высокий лорд Кремальтель.

* * *

Келуар запомнил не слово, а образ. Вампиры. Именно этот образ возник в голове в промежутке между блаженной пустотой и криками капитана.

Лейтенант даже понял, как это слово можно правильно написать, чтобы передать весь звуковой спектр образа.

Ŵøæŋbijĵř

Студент-библиарий внимательно разглядывал аккуратный почерк молодого стража порядка, изредко заглядывая в водруженный на стол гроссбух.

Архив, воистину, был богат знаниями и пылью. Здесь размещалась история дел Третьего отделения, а сейчас они расположились на первом уровне, доступ к которому имеет каждый сотрудник Службы гражданского контроля.

- Немного не так пишется, правда, нужна просто протяжная «а», а вы еще и растягивающую литеру вперед поставили. Но вот, пожалуйста.

Они направились между рядами фолиантов, библиарий отловил на территории своего подчиненного на пару курсов помладше. Ловкий паренек взобрался на стремянку и достал объемистую подшивку прессы.

- Это, кажется, за двадцать седьмой сезон Оленя подшивка, но могу ошибаться. В середине найдете то, что нужно. Всего хорошего.

Повезло.

Келуар свято полагал, что нужная информация расположилась в самом оберегаемом секторе архива. Для доступа туда требуется решение с тремя печатями Синода Законоположения. Рядовому оперативнику это не светит, так что окончившиеся удачей поиски изрядно порадовали.

Добавлено (29.10.2019, 07:13)
---------------------------------------------
Невероятно огромный разворот издательства «Народная Печать» кричащим заголовком возвещал о крахе дома бон Рабле. Пасынок графа Гальер был замечен в разгульных заведениях Второго яруса, а о его пристрастии к радужной пыли давно были раскрыты светской прессой.

Лейтенант пробежался глазами по тексту, найдя в нем много любопытных фактов. Гальер бон Рабле, оказывается, уже не один десяток сезонов пытался излечиться от пагубного пристрастия у порошку. В очередном приступе безумия он возвещал во все мегафоны замка о том, что он стал неким «вампиром» и отныне все нити власти в этой Марке его.

В целом, статья рассказывала об отчиме Рабле, графе Иллентионе Францизске Арнаульд бон Рабле. Мол, его обширные владения на Десятому ярусе вот-вот отойдут Полису, а сам он вместе со всей семьей отправится в пожизненную ссылку на шахтовую кишку.

Графа, действительно, выслали добывать руду до конца дней, а вот пасынка, Гальера, Синод назначил правопреемником государственного преступника и представителем Буквицы Закона в своей и соседних Марках.

Об этом Келуар знал, бон Рабле был частым гостем новостных сводок, а Седьмой отдел плотно занимался его личностью. Преследование того аристократа, оказавшимся демоном-вампиром, тоже было связано с делом разгульного дворянина.

Маршрут стал совершенно ясен, и лейтенант бодро преодолел расстояние до выхода из архива. Гройстер-старшина Пильмун тут же его остановил, изобразив пальцами шуршание купюр.

– Пятьдесят принцесс достаточно, старшина. Я побыл в общем отделе.
– Ну, нет, паршивец! Я дал отмашку с самого начала твоего визита на случай, если тебе понадобится доступ повыше! Иначе бы не факт что зашел! Так что плати по полному тарифу, старичок.

Пришлось разлучить оделанный клеманской кожей бумажник с последними деньгами.

– Эй, лейтенант! Еще двадцать принцев, если что.

Монетный двор изготавливал невообразимо тяжелые деньги из гремучей смеси металлов разной редкости. Подделать подобную валюту было невозможно, так что многие держали сбережения в этой форме. Облигации Келуару нравились больше, да и звучали приятнее — принцессы. Принцы гремели, занимали много места при относительно низкой ценности и просто были неудобны для ежедневного обмена. Да и облигации обесценились, приходилось таскать с собой тонну бумаги. Именно для этого появились «крон-принцы». Тоже монеты, но из чистейшего кальциума, абсолютной ценности во всем цивилизованном мире.

– Старшина, я дам тебя половину крон-принца, а ты подержишь архив открытым для меня еще пару дней, хорошо?

Хранитель истории задумался.

– Ты всегда можешь пойти в публичную библиотеку, Келуар. Там абсолютно та же информация, если ты про внешний сектор.
– Нет, старшина. Думаю, мне понадобится информация под неприкосновенными печатями.

* * *

– Отважишься на разговор или решишь меня испугать и пристрелишь девчонку?

Граф-Виконт бон Рабле стоял в пол оборота у самого края роскошной кровати. В угол покоев забилась испуганная девушка, завернувшая прелести в просторное одеяло. Её ощутимо потряхивало, но голоса шокированная мамзель не подавала.

Келуар держал убойный калибр наведенным на Рабле. Знакомое ощущение потери контроля над телом возвернулась, и он ощутил, что пропал удушливый запах благовоний. Воздух стало стерильным, температура абсолютно комфортной, а тело — парализованным.

– Пришел ты не в срок, душечка, - сообщил Рабле, - Но такую силу мой Сиятельный Господин пропустить не может...

Горло сдавило, воздух с трудом поступал в легкие. Девушка в углу замерла с выражением бесконечной паники на лице, помещения обуял совершеннейший мрак.

– Ашмедай насытится до краев, душечка, - промурлыкал граф. Темнота сгустилась, подернулась, выпустила из себя шипы еще более дремучей тьмы.
– С твоей силой мне не нужен этот паршивый вампирчик, душечка! - восторженно объявил Рабле, - Я тут же обрету себе статус высшей ступени... Только лишь Ашмедай насытит своё чрево... Лишь бы угодить ему...

Рабле видоизменился, волосы облезли, кожа лица натянулась, побледнела. Синяки под глазами отливали тьмой, расходящейся шипами по помещению. Он приближался к парализованному лейтенанту, обнажая стройные ряды сплошных клыков. Воздух вокруг засвистел, свист перерос в вой, Тьма накрыла абсолютно всё.

Взрыв пламени разметал наседающую Тьму по сторонам. Казалось, она зарыдала в агонии, пылая, словно разлитая нефть. Радужный порошок на прикроватном столике взметнулся облаком, потух, взорвался синим пламенем.

Келуар отдался свету, ибо не было ничего более желанного.

* * *

– Просим прощения за Рабле! - игриво произнес демон-вампир Алукард, - Отныне остатки его былой сущности заточены в казематы, из которых даже Солнцеликий Валиар выбраться не в силах.

На этот раз Келуар пребывал в более гостеприимной обстановке. Это был отель «Королевский Холм», как минимум императорские апартаменты. За столом, где места бы хватило целому выводку Князей Тьмы, находились только трое: Келуар, Алукард и Архонт. Демонесса безучастно жевала листы салата, оставляя налаживание контакта слуге.

– Как Вы поняли, Достойнейший, наш падший союзник вознамерился украсть Вашу силу. Мы — я и моя Светлейшая Госпожа — эту авантюру пресекли, Вас уберегли и возвернули к полноценной жизни. Отныне перед Вами, Достойнейший, имеется немалый должок. Измеряется он во времени Служения, и время определяется одним из представителей Коллегии Тёмных Сил. Наша Госпожа Архонт является почетным членом Коллегии, и сейчас я, её Медовые уста, изложу намерения Светлой Госпожи новоявленному избраннику Тьмы.
– Я не совсем понимаю, что происходит, - выдавил из себя лейтенант, - Мне кажется, будто я обезумел...
– Вовсе нет, вовсе нет, Достойнейший! - беспокойно залепетал Алукард, - Никакого безумия, всё с точностью до наоборот: отныне Вы познали новую грань реальности, вложили несколько паззлов в общую картину!
– И что мне предстоит сделать?

Келуар до сих пор пытался найти объяснения. Но их не было, никто их не давал и дать не может. А если и может, то не собирается. Второй провал в памяти за столь короткий срок смущал. И в целом ситуация выглядела так, будто Келуару действительно необходимо прекратить участившееся принятие хмелианны.

– И вовсе ничего, Достойнейший! Ваш долг будет уплачен единым платежом, без каких либо процентов... Всего лишь необходимо понять как открыться Светлоокой Госпоже Архонт! Госпожа гарантирует, что Вы, Достойнейший, обретете свободу и полнейшее благополучие, ибо полномочия Светлейшей Госпожи позволяют внести правки в этот отрезок мироздания!

Келуар молчал. Во взгляде образовался легкий намек на вызов, но он тут же был подавлен чем-то совершенно необоримым. Архонт не донесла очередной листик до рта, аккуратно сняла его с вилки ножом, разложила согласно этикету. Обмакнула губы платком, привстала.

– Достойнейший Келуар Гростейнер, - запела Архонт. Лейтенант вновь узрел сводящую с ума красоту, которая в прошлый раз уже готовой появилась из пространственной воронки. Сейчас она преобразилась в один неуловимый миг, и весь мира Келуара сошелся лишь на этом богоподобном лике, на этих благородных очертаниях тела, на этой мимике, на жестикуляции.

Абсолют совершества.

Предел.

– Бедный юноша... - скорбно произнесла Архонт. Необузданная сексуальность в ней прекрасно соседствовала с материнским жаром. Добрейшая матушка Келуара показалась ему стервозной мразью в сравнении со всепрощающей Архонт.
– Старый неуклюжий кровопийца Алукард, как всегда, начудил. Оставил такого мальчика, такого светлого, нетронутого Тьмой юношу... Я пыталась спасти тебя, сын Уриэля, но сорвавшийся с поводка прислужник Тьмы попытался тебя забрать. Хотел выпить тебя, мой любимый мальчик...

По щекам Архонт бурно побежали слезы. Вдруг она начала опутываться паутиной. Нити прожигали лучащуюся кожу Архонт. В воздухе пахнуло запахом интимных выделений. Гениталии Келуара набухли, он почувствовал, как возбуждение берет верх над рассудком.

Демоны спаривались совсем по-человечески. Келуар понял, что не в силах испустить накатившую похоть. Его держали на месте, а преобразившийся в непомерно жирного чёрта Алукард рычал и хохотал раскатами грома. Архонт, в своем прекрасно-страдальческом обличье, бурно испускала излишки выделений. Келуар понимал, что она безостановочно кончает, а блаженство её столь велико, что его познание приведет к Апокалипсису.

Он обогнул по дуге крышу отеля. Именно там происходило демоническое сношение. Келуар заметил их отчетливые силуэты, отблески от исходившего от гениталий пламени. И лежит он, обездвиженный, голый, рука беспомощно пытается стимулировать пенис. Из глаз радужными лентами тянется неизвестная субстанция. Чем больше ее поступало в гениталии демонов, тем более извращенным становился их половой акт. На последних каплях Алукард отгрыз Архонт голову, а потом принялся пожирать тело, начиная с влагалища.

Ударил молот.

В Алукарда угодил разряд молнии, он взрогнул, подскочил. Изувеченное тело Госпожи испарилось в синем пламени. Разрастающийся чёрт озирался по сторонам. Он больше не был жирным, теперь его кости были под защитой огромных мышц. Это был бык, самый настоящий бык. От людского обличья не осталось совсем ничего. Рога вспыхнули, Алукард взревел и на четырех лапах помчался в сторону Келуара.

Вновь разряд молнии, Келуара отбросило на ограждение возле края крыши. Алукард уменьшился в размерах не меньше чем в два раза, но по-прежнему превосходил размером пятерых добротных быков.

Вновь молния, и вновь, и опять, а затем волна пламени снесла демона с крыши, гром сотряс окрестности, выбив стекла в радиусе ста пинтелей. На идущие внизу машины осыпались стеклянная крошка и строительный мусор, а на булочную «Хон Хемельен» приземлился телёнок, бессильно мычавший от переломанного позвоночника. Это был Алукард, и сейчас он вновь стал обычным телёнком, каким его подобрали мириады сезонов Быка назад...


Смерть Сталина Спасёт Россию

Сообщение отредактировал Властелин - Воскресенье, 20.10.2019, 15:45
 
Форум » Форумы общей тематики » Наше творчество » Молекулярная воронка (повесть-кроссовер множества вселенных, в процессе написания)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат GSC Game World.
Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения его администрации.
Powered by
razMAX // Design by Best Studio
© 2010 stalker-zone.info